Ананьев Борис Герасимович человек как предмет познания 3-е издание Серия «Мастера психологии»



страница38/141
Дата30.07.2018
Размер5.73 Mb.
ТипКнига
1   ...   34   35   36   37   38   39   40   41   ...   141
Глава 2. Становление системы человекознания

менное понимание способностей как потенциальных характеристик человека — го­товности к деятельности — все теснее связывает исследование способностей не толь­ко с личностью в широком смысле слова, но и специально со структурой субъекта оп­ределенной деятельности. Именно здесь вновь соединяется проблема субъекта с про­блемой личности. В исследовании способностей теория субъекта связывается с теорией индивида, поскольку способности имеют природную основу в задатках.

В обширную область научного изучения человека как субъекта деятельности вхо­дит теория творчества и творческого мышления (эвристика). Современная наука рас­сматривает творчество не только как высшую, наиболее активную и продуктивную форму деятельности человека, преобразующей действительность, но и как сложную конвергенцию основных ее видов — труда, познания и общения.

Такова в самом общем виде картина проблем и дисциплин, изучающих человека как субъекта (см. схему на рис. 7).

8. Взаимодействие медицинских,

педагогических

и технических наук в системе человекознания

Становление системы человекознания в современных условиях связано прежде всего с объективной логикой развития науки в целом, ее важнейших теоретических дисциплин. Однако практическая потребность в управлении ресурсами и резервами целостного человека привела к сближению различных так называемых прикладных дисциплин, что также^имело важное значение для становления системы человекозна-ния. Мы старались в наших классификационных схемах отметить участие приклад­ных дисциплин в комплексе междисциплинарных связей. Это участие — совершенно новый момент для технических наук, но для медицинских и педагогических наук, на­правленных на решение именно проблем человека, новым является не предмет изуче­ния, а междисциплинарная связь в этом изучении.

Все больше углубляется понимание относительности границ между гигиеной и воспитанием, оздоровительно-восстановительной практикой и формированием чело­века, психотерапией и социально-педагогическими воздействиями. Со сближением оздоровительно-гигиенической и педагогической практики связано современное по­нимание целостности развития, зависимости его не только от гомогенных (например, физического развития от физического воспитания), но и от гетерогенных связей (на­пример, физического развития от умственного воспитания).

Необходимо остановиться на том особом вкладе в систему человекознания, ко­торый вносят эти науки благодаря своему специфическому подходу к изучению че­ловека, которого нет и не может быть у чисто теоретических наук. Этот подход — диагностика состояний, свойств и возможностей «единичного» человека, практи­ческая работа с каждым отдельным человеком в целях его воспитания и обучения, профилактики и лечения.



Человек как предмет познания

Опытный врач любой специальности достигает высокой эффективности лечения в значительной мере благодаря точности диагноза явлений и причин заболевания в связи с общим распознаванием состояния и некоторых свойств больного как лично­сти. Именно эта связь специальной (клинической) диагностики с эмпирически сло­жившейся психодиагностикой обеспечивает общий эффект лечебного воздействия врача на больного.

Известно, что такой эффект многокомпонентен. В его состав наряду с медикамен-тозно-фармакологическим, физиотерапевтическим, хирургическим и другими сред­ствами воздействия обязательно входит и психотерапевтическое. Конечно, имеются врачи, владеющие современной диагностической техникой, и достигающие локально­го успеха в лечении при полном игнорировании личности больного, психотерапии и психодиагностики. По мере технического прогресса в медицине количество таких врачей, к сожалению, увеличивается. Этому способствуют также все возрастающая специализация медицинского образования и слабость разработки в общей теории ме­дицины синтетических проблем человекознания. Надо надеяться, что опасность рас­пространения подобных недостатков будет преодолена и «человеческие факторы» все­гда останутся решающими в медицине.

Следует помнить, что сочетание клинической диагностики с психодиагностикой, специального знания болезни и органов с общим знанием человека, с умением разоб­раться в состоянии и свойствах каждого отдельного человека — необходимое условие медицинской практики. Вместе с тем именно это сочетание обеспечивает постоянное воспроизводство в медицинской практике эмпирического человекознания.

Мы имеем все основания рассматривать диагностический опыт как один из источ­ников знания о людях и конкретном единичном человеке. Применение общих принци­пов и знаний о человеке в конкретной ситуации к отдельному реальному человеку тоже есть знание — знание об индивидуальности человека. Применение общих и типологи­ческих знаний об организме, личности и психике человека к единичному «случаю» из медицинской практики, конечно, может и не стать таким знанием; оно становится им тогда, когда единичное перестает быть «случаем», «экземпляром» или «штукой» ка­кого-то однородного ряда, а предстает как таковое, т. е. как индивидуальное в собствен­ном смысле слова. Сложность такого превращения «случая» или «штуки» в индивиду­альное как особую систему в медицинской практике связана со спецификой диагнос­тической и терапевтической процедуры. В клинике имеются более благоприятные условия для такого превращения по сравнению с поликлинически-амбулаторными. Однако многое зависит не только от условий и частоты встреч врача с больным, но и от профессионального мастерства и характера врача.

Сходные черты в подходе к человеку мы обнаруживаем в педагогической деятель­ности. «Человек как предмет воспитания», по классическому определению К. Д. Ушин-ского, определяет цели, программу, методику и технику этой деятельности. Педагоги­ческий опыт несомненно является одним из источников психологического знания, если, конечно, обучение и воспитание основаны на изучении человека, формирующе­гося в процессе воспитания и обучения. В этом процессе обычно имеют место три спо­соба организации учебно-воспитательной работы с учащимися: а) фронтальный (на уроке, лекции и других занятиях со всем коллективом учащихся определенного кон­тингента); б) групповой (в условиях разделения этого коллектива на несколько групп






Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   34   35   36   37   38   39   40   41   ...   141


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница