Ананьев Борис Герасимович человек как предмет познания 3-е издание Серия «Мастера психологии»



страница27/141
Дата30.07.2018
Размер5.73 Mb.
ТипКнига
1   ...   23   24   25   26   27   28   29   30   ...   141
Глава 2. Становление системы человекознания

Многообразие общественных явлений и структур как объектов научного позна­ния подчеркивается и в нашей социологической литературе. В этом отношении пред­ставляет интерес схема структуры исторических систем общественных отношений, предложенная А. В. Дроздовым. Он различает общественные отношения материаль­ные (взаимодействие общества и природы, экономические отношения между людьми по поводу средств производства, распределения и обмена), идеологические (полити­ческие, правовые, этические, эстетические, религиозные), духовные (духовная сфера общественной жизни, идейные и эмоциональные связи и взаимодействия между людь­ми, процессы воспитания, образования, пропаганды и т. д., теоретическая деятель­ность людей).

Исторические системы общественных отношений различаются, согласно Дроздо­ву, по типам (коммунистические и частнособственнические) и социальным структу­рам. «Социальная структура, — пишет он, — есть общая организация социальной жиз­ни. Со стороны видов связи между элементами она выступает как система обществен­ных отношений. Со стороны элементов (носителей общественных отношений) она выступает системой исторических общностей людей. По видам общественных отно­шений различаются частные структуры социальной жизни: экономическая, полити­ческая, правовая и религиозная структуры. По общностям людей различаются: клас­совая, национальная, профессиональная и семейно-бытовая частные структуры об-щества»65.

В этой сжатой характеристике, разумеется, трудно отметить все градации и фор­мы проявлений общественной жизни людей, но она достаточно полно охватывает мно­гие из них с точки зрения общей теории общественного развития и методологии обще­ственных наук. Особенно важным для научного исследования процесса становления человечества является вопрос об общностях людей и их формах. А. В. Дроздов именно по этим общностям различает частные структуры общества.

Поиски и исследования более общих структур, весьма противоречивых по своей исторически-классовой природе (национальных, религиозных, интернациональных), связаны с междисциплинарными исследованиями социологии и истории66, истории и социальной психологии.

Особенно интересна для нас попытка Б. Ф. Поршнева исследовать историю ста­новления наиболее общей формы общности людей — человечества. «...В самой силь­ной степени идея человечества, — пишет Б. Ф. Поршнев, — присутствует в бытии на­уки — всякого доказательства, всякого акта логики... Нет науки без признания единой природы разума у всех народов и индивидов, сколь угодно разнящихся по всем дру­гим культурно-историческим признакам... Можно сказать, что не только существова­ние человечества как целого служит отдаленной предпосылкой возможности суще­ствования науки, но и что существование науки требует от человеческого ума понятия человечества»67. Однако человечество как «сверх мы» трудно обозримо и представи-мо, поскольку вся история человечества известна нам «как сумма историй — стран,



5 Дроздов А. В. Человек и общественные отношения. — Л.: Изд. ЛГУ, 1966. — С. 123.

6 Федосеев П. Н., Фрапцов П. Г. Социология и история // Социология в СССР: Сб. — Т. 1. — М.: Мысль.
1966.

7 Поршнев Б. Ф. Социальная психология и история. — М.: Наука, 1966. — С. 202.

Человек как предмет познания

народов, цивилизаций. Слово «история» только произносится в единственном числе, но мыслится во множественном. «Всемирные истории», опубликованные и за рубе­жом, и в нашей стране, каждый раз представляют собой не историю, а множество исто­рий, которые, как нити, то переплетаются между собой, то тянутся параллельно одна другой»68.

В разные эпохи изменялись проявления всемирной связи человечества, но пря­мые мировые связи возникли лишь с капитализмом, с появлением мирового рынка, мировых средств транспорта, информации, связи. Вместе с тем рождаются и всемир­ные антагонизмы.

Завершая свой исторический обзор возникновения всемирно-исторических свя­зей между людьми как становления человечества, Б. Ф. Поршнев замечает, что «че­ловечество как целое первоначально выступает в виде мелкоячеистой сетки, нити которой, т. е. границы и контакты, несут преимущественно отрицательный заряд (что не исключает, конечно, и некоторых форм диффузии и смешения). Позже все более видную роль начинают играть открытые взаимодействия в масштабах боль­шего или меньшего региона, но в конечном счете образующие оставшуюся неулови­мой для современников ценную всеобщую взаимосвязь... В новое и новейшее время связи в мировом масштабе несут положительный заряд, прорывают всяческую обо­собленность, изолированность, застойность, делают историю не только наглядно всемирной, но и поднимают всемирные противоречия до уровня всемирных антаго-низмов»69.

Возникновение и развитие мировой социалистической системы и строительство коммунизма в нашей стране имеют решающее значение для развития высшей формы общности людей. Б. Ф. Поршнев отмечает в этой связи, что «стремительность истори­ческой динамики предъявит коренные требования к психике: во-первых, к сплоченно­сти масс человечества в решении задач, во-вторых, к подвижности в переходах от од­них условий к другим»70.

Проблема высшей общности людей и прямых всемирных связей в современных условиях представляется весьма важной для всех наук о человечестве. С разработкой этой проблемы связано дальнейшее развитие не только социологии и социального про­гнозирования (теории научного коммунизма), политических и экономических наук, социальной психологии и т. д., но и таких наук, которые традиционно не включаются в какую-либо связь с науками об обществе и человеке.

Б. Ф. Поршнев упомянул о развитии мирового транспорта, связи и информации как характерных чертах и средствах прямых всемирных связей, непосредственно­го контакта между людьми в структуре человечества как целого. Развитие этих тех­нических средств прямо определяется социальным прогрессом всемирных связей и имеет своим содержанием осуществление этих связей на новом уровне развития. Однако науки о технических средствах социального развития обычно не включа­ются в систему наук о человечестве, как, впрочем, и некоторые другие прикладные науки.

68 Поршнев Б. Ф. Социальная психология и история. — М.: Наука, 1966. — С. 204.

69 Там же. - С. 204-205.

70 Там же. - С. 209.




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   23   24   25   26   27   28   29   30   ...   141


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница