Ананьев Борис Герасимович человек как предмет познания 3-е издание Серия «Мастера психологии»



страница22/141
Дата30.07.2018
Размер5.73 Mb.
ТипКнига
1   ...   18   19   20   21   22   23   24   25   ...   141
Глава 2. Становление системы человекознания

как указывалось ранее, эту группу образует анатомия человека и отдельных его сис­тем и органов. Среди относящихся сюда наук выделяются неврология (анатомия, мор­фология и гистология мозга), физиология человека общая и частная, включая физио­логию высшей нервной деятельности человека, эндокринология, биохимия, биофизика и молекулярная биология, нейрокибернетика, психофизиология, нейропсихология, общая психология человека.

В изучении общей соматической организации современного человека и законов его нормальной жизнедеятельности все более фундаментальное положение занима­ет медицина, представляющая собой обширную систему теоретических и приклад­ных дисциплин. Для понимания структуры Homo sapiens, факторов нормальной жизнедеятельности и границ с патологией, наконец, самой патологии, связанной с определенными нарушениями этих границ, особое значение имеют общая патоло­гия, экология человека и гигиена (общая, социальная, гигиена труда, психогигиена и т. д.). Соответственно из специальных разделов анатомии и морфологии, физио­логии и биохимии, общей психологии человека состоит цепь медицинских дисцип­лин: патологической анатомии, патофизиологии, патопсихологии, дифференцирую­щихся далее по видам поражений, по нозологическим группам и клиническим ха­рактеристикам (например, терапия и хирургия, педиатрия и гериатрия, отолярин-гология и т. д.).

Система современной медицины составляет фундаментальную часть системы наук о Homo sapiens. В своей совокупности медико-биологические науки отражают грандиозный диапазон ресурсов и резервов человеческого организма в условиях, со­ответствующих его природе и интересам общества. Именно этот диапазон нормаль­ной жизнедеятельности и гигиенических условий, необходимых для ее сохранения, все больше выдвигается в центр современной медицины как науки о здоровье, гигиене и профилактике заболеваний, а не только о болезнях и их лечении. Эта новая функция медицины оказывает значительное влияние на общую теорию человека как Homo sapiens. Разносторонняя и комплексная разработка проблем здравоохранения приво­дит современную медицину к построению общей картины структуры заболеваний со­временного человека и факторов (социальных, биогенных и абиогенных), определяю­щих ее изменение32.

Все это позволяет рассматривать медицину в современном ее виде не только как прикладную (в широком смысле слова техническую, по выражению Б. М. Кедрова), но и как теоретическую науку о Homo sapiens, значение которой возрастает по мере накопления массовых данных медицинской антропометрии, медицинской географии, профессионально-трудовой гигиены, исследований в целях диспансеризации населе­ния и т. д.

32 Примечательно, что допускается возможность изменения не только структуры заболеваний человека в историческое время, но и тканевого иммунитета. В связи с проблемой пересадки органов акад. Б. В. Пет­ровский указал на то, что «в ходе эволюции человеческий организм приобрел наследственный иммуни­тет не только к инфекциям, но и к другим инородным вторжениям». Между тем, по его словам, «вначале этот иммунитет был слаб и такие инфекции, как инфлуэнца, косили жизнь в Европе так же беспощадно, как и чума. Тот же грипп протекает совершенно иначе сейчас: за тысячелетие человеческий организм научился сопротивляться этой болезни» (Петровский Б. В. Проблема пересадки. // Известия — 1968. — 13 янв.

Человек как предмет познания

Дело в том, что не только комплекс этих наук о Homo sapiens, но и сама антрополо­гия, составляющая ядро комплекса, еще не завершила своего развития. Разделяя общее мнение советских антропологов о более строгом отграничении предмета антро­пологии от предмета других наук о человеке, в том числе истории культуры, социоло­гии и психологии, исследованием Homo sapiens, мы не можем согласиться с тем, что современная антропология — совокупность лишь трех основных разделов, два из ко­торых относятся к доисторическому прошлому человечества (учения об антропогене­зе и расогенезе).

В современной советской антропологии и генетической психологии человека по­нятия «органическое развитие человека» и «эволюция» (в смысле видообразования) считаются идентичными.

После выделения человека из животного мира (антропогенез—социогенез) и пре­кращения действия естественного отбора эволюция человека прекратилась, сменив­шись качественно иными законами социального и психического развития человече­ства. Эту мысль очень определенно сформулировал М. Ф. Нестурх, который в 1962 г. писал следующее: «...видовая эволюция человека, надо полагать, закончилась. За по­следние десятки тысяч лет, начиная с эпохи кроманьонцев, тип строения всего тела человеческого почти не изменился. Человек вступил в такую стадию эволюции, когда интенсивное развитие в отличие от всех решительно животных, в отличие от предков людей — питекантропов и неандертальцев — идет в сфере социальной, в сознании, в ходе овладения силами природы»33.

Вполне логично, следуя такой точке зрения, утверждать, как это делает П. Шо-шар, что «если бы у нас был сегодня маленький кроманьонский ребенок, которого мы взяли бы с рождения, он был бы в состоянии поступить в политехнический институт или быть видным социологом»34. П. Шошар приходит к этому выводу отнюдь не с по­зиций марксистской теории антропогенеза, на которой основывается М. Ф. Нестурх. Напротив, П. Шошар полагает, что возникший благодаря мутациям «супермозг» че­ловека создал общество и продолжает быть основным органом прогресса. Он прямо утверждает, что «человек не сформировал свой мозг с помощью социального, но соци­альное стало культурным, потому что человек сразу же выделился из животных в силу превосходства своего мозга»35. Следуя распространенным в наше время нейропсихо-логическим концепциям, П. Шошар выделяет лобные доли человеческого супермозга в качестве специализированных регуляторов общественных отношений и предлагает создать новую дисциплину — «нейросоциологию»36.

Отрицание П. Шошаром органического развития человека в историческое время объясняется, как видим, мутационными представлениями о происхождении челове­ческого супермозга и «нейросоциологическими» идеями, выводящими самый истори­ческий процесс из сформировавшегося еще в животном состоянии супермозга. Конеч­но, эти позиции диаметрально противоположны методологическим позициям совет-33 Нестурх М. Ф. Загадка эволюции человеческого мозга//Наука и человечество: Сб. — М.: Знание, 1963.-С. 201.



34 Шошар П. Биологические факторы прогресса. Человеческий мозг — орган прогресса // Какое будущее
ожидает человечество: Сб. — С. 284.

35 Там же. - С. 274.

36 Там же.




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   18   19   20   21   22   23   24   25   ...   141


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница