Ананьев Борис Герасимович человек как предмет познания 3-е издание Серия «Мастера психологии»



страница139/141
Дата30.07.2018
Размер5.73 Mb.
ТипКнига
1   ...   133   134   135   136   137   138   139   140   141
Глава 7. Личность, субъект деятельности, Ш1дивидуальность

В. П. Тугаринов включает индивидуальность в число основных признаков лично­сти наряду с разумностью, ответственностью, свободой, личным достоинством. При этом индивидуальное, хотя и интерпретируется как неповторимое, присущее только данной личности, рассматривается как вариант общезначимого. Самое существенное в индивидуальности, по мнению В. П. Тугаринова, — ее направленность. «Индивиду­альность становится общественной ценностью, — пишет автор, — лишь тогда, когда ее проявления направлены на служение обществу и общественному прогрессу»126.

И. С. Кон также отмечает, что, «будучи социальной, личность в то же время инди­видуальна, неповторима, так как данная структура и сочетание ролей и такое именно их осознание характерны лишь для этого человека и ни для кого другого... одни и те же объективные условия в сочетании с разной индивидуальностью дают разный тип лич-ности»127. В связи с этим он определяет различие социологического и психологическо­го аспектов в изучении личности, подразумевая приуроченность последнего к анали­зу индивидуальных ее параметров.

Примечательно, что В. А. Ядов со ссылкой на И. С. Кона отделяет индивидуальное от социально-типичного в личности и рассматривает лишь последнее в качестве пред­мета социологического исследования. В. А. Ядов пишет: «Предмет марксистской со­циологии — общественные отношения, лежащие в основе межличностного или груп­пового взаимодействия. Поэтому мы полагаем, что индивиды интересуют социолога не как личности в точном смысле слова (индивидуальная неповторимость), но как представители некоторых социальных типов»128.

Вопрос о личности и индивидуальности человека приобрел особое значение в связи с марксистской критикой неотомистского их понимания, персонализма и экзистенциа­лизма. В этом плане интересна монография Р. Миллера (ГДР), в которой рассмотрены аспекты этих философско-социологических проблем. Он правильно выделяет положе­ние о том, что «все богатство человеческой природы основано по существу на множе­ственности и разнообразии способов выражения общего в индивидуальном»129, и специ­ально анализирует сложные целостные характеристики самой индивидуальности.

Но как психологии, так и социологии не удается определить индивидуальное лишь в качестве неповторимости единичного феномена — человеческого существования. В естествознании накопилось много фактов, доказывающих существование такого фе­номена не только на молярном, но и на молекулярном уровне.



Неповторимость феноменов обнаружена, как известно, в рисунке узоров кожного покрова (на чем основаны пробы отпечатков пальцев и опознание по ним человека), в тембре голоса, связанного с конституциональными особенностями человека, в тре­море разных двигательных систем, включая двигательный аппарат глаза. Новым для науки является открытие неповторимости частот биоэлектрических ритмов головно­го мозга и возможность опознания человека по электроэнцефалограмме130. Однако са-126 Тугаринов В. П. Личность и общество. — С. 72. η' Кон И. С. Личность в философии и социологии // Филос. энцикл. — Т. 3. — С. 196.

128 Ядов В. А. Методологические проблемы конкретного социологического исследования: Автореф. докт.
дис. - Л . : 1967. - С . 21.

129 Миллер Р. Личность и общество. — М.: Прогресс, 1965. — С. 162.

130 См. об этом главу «Признаки личности» в книге крупнейшего современного электрофизиолога Грея
Уолтера «Живой мозг» (М.: Мир, 1966).

Человек как предмет познания

мое любопытное заключается в почти полной автономности каждого из этих феноме­нов. Бесконечен ряд таких «неповторимостей». Вместе с тем обнаружить значимые корреляции между ними у одного и того же человека крайне трудно, как об этом сви­детельствуют коллективные исследования наших сотрудников, частично уже опубли-кованные131.

Создается впечатление, что у взрослого человека как бы умножается число степе­ней свободы каждого из компонентов сложной системы поведения и жизнедеятельно­сти. Известно, что между множественными проявлениями индивидуальной изменчи­вости анатомической структуры не всегда отмечается какая-либо корреляция (поло­жительная или отрицательная). Но, по мнению Р. Уильямса, существует определенная связь между анатомической изменчивостью и изменчивостью химического состава (крови, слюны, желудочного сока, молока, костной ткани, кожи, волос и т. д.) фермен­тных систем, инкреторной деятельностью и типами экскреции.

Определенные взаимосвязи анатомической и биохимической изменчивости обусловливают особенности основного обмена, темпов роста, регуляции температу­ры тела, чувствительности к боли и хеморецепцию разных видов, а также индивиду­альное своеобразие основных потребностей (в пище, кислороде, половых и т. д.).

Наиболее важная мысль Р. Уильямса, обращенная против идеи «стандартного че­ловека» и абстрактного понимания нормы в медицине, — мысль о том, что «медицина должна признать индивидуальность на биохимическом и физиологическом уровне»132, не ограничиваясь признанием человеческой индивидуальности в социальном и пси­хологическом отношениях.

Нельзя, конечно, согласиться с подобной рядоположенностью категории «индиви­дуальность» в отношении эритроцитов, ферментов, мозговых структур, синдромов за­болеваний, характера и социального развития человека. Но думается, что смысл утвер­ждения Р. Уильямса о наличии индивидуальности на биохимическом и физиологиче­ском уровне заключен в другом. Учитывая огромное число фактов из разных областей биохимической изменчивости, он по существу усомнился в том, что индивидуальное своеобразие есть только свойство организма как целого. Разве не говорят факты исклю­чительной вариативности всех реакций и процессов, взятых порознь и в разных услови­ях, и о том, что индивидуальное своеобразие есть также свойство любой части этого целого? Новое в этой мысли заключается, как нам кажется, в допущении, что индивиду­альное своеобразие части (функции, ткани, процесса и т. д.) в какой-то степени незави­симо от целого, а в какой-то степени даже детерминирует организм как целое.

Так это или не так, должны показать длительные и систематические исследо­вания. Но несомненно, что одной из причин кризиса теории конституции незави­симо от предлагаемых принципов классификации было абстрактное толкование целостности организма, при котором целое рассматривалось как совокупность со­отнесенных морфофизиологических характеристик, совершенно автономная по

131 Акинщикова Г. И. Исследование связей морфологического типа и физиологических особенностей чело­
века // Человек и общество. — Вып. 1. — Л.: Изд. ЛГУ, 1966; Опыт комплексного исследования некото­
рых индивидуально-типических особенностей человека/ И. М. Палей, П. Л. Зазулина, Е. А. Иванова
и др. / / Там же.

132 Уильяме Р. Биохимическая индивидуальность. — М . : ИЛ, 1960. — С. 244.




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   133   134   135   136   137   138   139   140   141


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница