Ананьев Борис Герасимович человек как предмет познания 3-е издание Серия «Мастера психологии»



страница128/141
Дата30.07.2018
Размер5.73 Mb.
ТипКнига
1   ...   124   125   126   127   128   129   130   131   ...   141
Глава 7. Личность, субъект деятельности, индивидуальность

ляционных плеяд, включающих связи характерологических черт (интравертирован-ности или экстравертированности), интеллекта (вербального и невербального), раз­личных психомоторных, вегетативных, биохимических функций. Экспериментальные данные получали не только в обычных условиях, но и в ситуациях интеллектуального напряжения (экзаменов). Путем сопоставления функциональных проб в состояниях, предшествующих экзамену (ожидание) и непосредственно следующих за ним (пере­живание успеха или неуспеха, умственного утомления и т. д.), были установлены пси­хофизиологические сдвиги, характеризующие цену интеллектуального напряжения у разных людей в связи со структурными особенностями их личности.

С помощью корреляционного и факторного анализа был обнаружен ряд комплек­сов, состоящих из разнородных показателей. Эти комплексы входят, как мы имеем ос­нования полагать, в структуру личности. Наиболее значимый — первый фактор (длина вектора — 12,3 %) — интеллектуальный, включающий ряд положительных корреляций с общим показателем умственного развития (0,81), вербального интеллекта (0,57), не­вербального (0,72), внимания (0,62), общей успешности учения (0,40).

Следует заметить, кстати, что в теории личности часто недооценивалось значение интеллекта в структуре личности. В психолого-педагогической литературе нередко встречаются мнения об опасности односторонней интеллектуализации личности. С другой стороны, в теории интеллекта слабо учитываются социальные и психологи­ческие характеристики личности, опосредующие ее интеллектуальные функции. Это взаимообособление личности и интеллекта представляется нам противоречащим ре­альному развитию человека, при котором социальные функции, общественное пове­дение и мотивации всегда связаны с процессом отражения человеком окружающего мира, особенно с познанием общества, других людей и самого себя. Поэтому интеллек­туальный фактор и оказывается столь важным для структуры личности, согласно по­лученным в нашей лаборатории данным.

Обобщая и комментируя результаты математической обработки этих данных, М. Д. Дворяшина обратила особое внимание на тот примечательный факт, что в ин­теллектуальный фактор входит отрицательная корреляция с основным обменом (- 0,46). Следовательно, более высокий интеллектуальный уровень характеризуется не только более высокими уровнями внимания и успешности (продуктивности) ум­ственной работы, но и меньшими, чем в других случаях, энергетическими затратами организма на процесс умственной деятельности.

В свою очередь, этот показатель основного обмена находится в центре корреляци­онной плеяды, объединяющей ряд вегетативных и биохимических реакций, специфич­ных для данного человека. Таким образом, через этот метаболический центр интел­лектуальные функции связываются со многими другими состояниями организма, об­разующими общий фон интеллектуального напряжения. Этот фон характеризуется также возрастанием роли правого полушария в регулировании психовегетативных и сенсомоторных функций.

Из разнородных корреляционных плеяд с разнородным составом психологиче­ских и физиолого-биохимических показателей строятся и другие факторы с меньшим весом. Так, например, в фактор интраверсии-экстраверсии (весом в 8,8 %) вошли как психологические показатели экстраверсии или интраверсии, так и метаболические характеристики, с которыми психологические показатели связаны более, чем с неко­торыми другими психологическими параметрами (например, с так называемым ней-

Человек как предмет познания

ротизмом, по Г. Айзенку). Фактор нейротизма, выделившийся в качестве самостоя­тельного, включает не только характеристику степени эмоциональной уравновешен­ности или неуравновешенности, но и ряд вегетативных эффектов (психогальваниче­ской реактивности, потоотделения и т. д.), а также такие показатели интеллекта, как уровень внимания, с которым имеется положительная корреляция.

В любом из факторов, определяющих структуру личности, обнаруживаются корре­ляционные плеяды, сложноветвящиеся цепи связей между отношениями и свойствами личности, интеллектуальными и другими психическими функциями, соматическими и нейродинамическими особенностями человека74. Иначе говоря, целостный человек как социальное и психофизическое единство выступает в любом из параметров, характери­зующих структуру личности. Однако определяющим и ведущим началом в этой струк­туре являются социальные качества, сформированные на базе статуса и комплекса со­циальных функций человека, характеристики основной его деятельности в обществе (труда, учения и др.). Сопоставление дифференциально-психологических и социально-психологических данных об одних и тех же людях показало наличие зависимостей меж­ду статусом в малой группе и коллективе, характером и интеллектом.

В совместном коллективном комплексном исследовании нашей университетской лаборатории дифференциальной психологии и антропологии и сектора психологии Института вечерних и сменных школ Академии педагогических наук СССР75 были обнаружены многие серии корреляционных плеяд, объединенных тремя основными факторами умственного развития в различных условиях обучения. К этим факторам относятся образный (сенсорно-перцептивный), вербально-логический и аттенцион-ный (фактор внимания и произвольной регуляции интеллектуальных функций). При­мечательно, что наиболее устойчивые (как положительные, так и отрицательные) кор­реляции нейродинамических характеристик входят в каждый из этих факторов, осо­бенно в аттенционный.

Мы имеем, следовательно, весьма серьезные основания полагать, что определен­ный комплекс коррелируемых свойств индивида (возрастно-половых, нейродинами-ческих, конституционально-биохимических) входит в структуру личности.

В современной советской и зарубежной науке идеи сложных динамических струк­тур, объединяющих социальные и психофизиологические особенности человека, при­обретают все большее значение. В этом направлении строятся различные новейшие ин­терпретации связей внешней и внутренней направленности личности (ее экстра- и инт-равертированности), впервые описанных К. Юнгом76, с различными энергетическими и нейрофизиологическими характеристиками человека, полученными Г. Айзенком77 и др. На основании изучения корреляции поведения и мозговой активности Р. Хит по­строил таблицу (табл. 41)78.



74 См. наши статьи: «Структура индивидуального развития как проблема современной педагогической
антропологии» (Сов. педагогика. — 1968. — № 1), «Сенсорно-перцептивные характеристики индивиду­
ального развития человека» (Вопр. психол. — 1968. — № 1).

75 В исследовании принимают участие В. Н. Андреева, Л. А. Баранова, Л. М. Грановская, М. Д. Дворяшина,
Н. Г. Зырянова, И. М. Палей, Я. И. Петров, Н. А. Розе, В. И. Сергеева, Е. И. Степанова, Л. Н. Фоменко.

76 Jung С. Psychological Types. — London, 1917. — Имеется русский перевод последней части К. Ю н г а «Пси­
хологические типы» (М.: ГИЗ, 1927).

77 Eysenck H.J. The Scientific Study of Personality. — London, 1959.

76 Хит Р. Изучение корреляции поведения и мозговой активности // Высшая нервная деятельность. — М.: Медгиз, 1963. — С. 267. (Тр. конф., посвященной И. П. Павлову в США.)




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   124   125   126   127   128   129   130   131   ...   141


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница