Ананьев Борис Герасимович человек как предмет познания 3-е издание Серия «Мастера психологии»



страница122/141
Дата30.07.2018
Размер5.73 Mb.
ТипКнига
1   ...   118   119   120   121   122   123   124   125   ...   141
Глава 7. Личность, субъект деятельности, индивидуальность

отношений, т. е. социальных связей и взаимосвязей, которые образуют человека как общественное существо — личность, субъекта и объекта исторического процесса.

Деятельность (труд, общение и познание; игра и учение, спорт и самодеятельность разных видов) осуществляется лишь в системе этих связей и взаимозависимостей. Поэтому субъект деятельности — личность — и характеризуется теми или иными пра­вами и обязанностями, которые общество ей присваивает, функциями и ролью, кото­рые она играет в малой группе, коллективе и обществе в целом.

Однако в классовом обществе (рабовладельческом, феодальном, капиталистиче­ском) эксплуатация человека человеком, принудительное присвоение продуктов тру­да господствующим классом приводили и приводят к обезличиванию трудящихся, производящих материальные ценности, общественное богатство.

Это обезличивание трудящегося человека осуществлялось и осуществляется пу­тем резкого нарушения нормального баланса прав и обязанностей (лишения или ог­раничения прав), а в современном капиталистическом обществе — путем создания фиктивных прав без реальных гарантий их осуществления. Даже тогда, когда капита­лизм принужден был признать права трудящихся как рабочих и служащих (т. е. проф­союзные объединения и коллективную защиту экономических прав), он оставил под запретом или резко ограничил права трудящихся на образование и приобщение их к науке и искусству. Сотни миллионов неграмотных в современном «свободном об­ществе» — таков показатель прав трудящегося человека в области познания, типич­ный для капиталистического общества.

Еще в большей степени расходится круг обязанностей (чрезвычайно широкий) с кругом прав трудящегося человека в области общения. Паллиативную роль в капи­талистическом обществе играют средства современных массовых коммуникаций, так как они выполняют функции идеологических стимуляторов, но не удовлетворяют и не могут удовлетворять потребности человека в людях, в человеческих связях.

По мере гигантского роста городов и массовых коммуникаций в этих условиях возрастает одиночество человека, усиливается конфликт между человеком как субъек­том общения и обезличенностью его в сфере общения современного капиталистиче­ского общества. Сравнительное изучение различных современных средств массовой коммуникации (печати, радио, телевидения) в условиях буржуазной цивилизации показывает их относительно малую эффективность по ряду причин, в том числе вслед­ствие растущего конфликта между личностью и стандартизацией, обезличиванием образа ее жизни в обществе40.

Интересно отметить, что конформизм не только не устраняет одиночества, но, на­против, его усиливает. Оба этих явления одинакового происхождения и свидетель­ствуют о патологии общения.

Ранг личности, ее масштаб и роль в классовом обществе определяются множе­ством факторов, нередко не имеющих никакого отношения к продуктивности основ­ных видов деятельности. К этим факторам относятся наследование имущественных прав, сословные, классовые, расовые и национальные привилегии, создаваемый эти­ми привилегиями престиж, репутация и популярность. Все это конституирует лич­ность, но не определяется свойствами человека как субъекта труда и познания. Более

Schramm, Wiebur (edit). Mass Communications Urbana. — U S A , 1960.

Человек как предмет познания

или менее крупные ранги личности, престиж и репутация в этих условиях связаны не с производством материальных и духовных ценностей общества, не с созиданием общественных благ, а с их эксплуатацией, отчуждением, накоплением.

Буржуазные общественные отношения (правовые, нравственные, не говоря уже об экономических) способствуют тому, что человек как личность относительно обо­собляется от свойств субъекта, в том числе и его продуктивности. Личность расширя­ется или, напротив, сужается в своих границах, ранг и масштаб изменяются безотно­сительно к продуктивности труда и структуре творческой деятельности. Крупной лич­ностью может оказаться невежда и гангстер, паразитический тип и; тунеядец; ранг личности парадоксально эмансипируется от ее деятельности в обществе и для обще­ства. Ранг личности фактически сводится к мере обладания, которую достаточно откровенно определил В. Джемс41, виднейший теоретик американского прагматизма и предтеча современных бихевиористских концепций.

Известно, что В. Джемс различал личность в широком и узком смысле. Личность в узком смысле слова есть человек как я сам, его собственная организация и внутрен­ний мир. Однако я сам существует реально в более широком мире, создаваемом благо­даря моим приобретениям в обществе: капиталу и наличным деньгам, вещам обихода, недвижимости, экипажам, библиотеке, связям, семье и т. д. ЭТИ мои приобретения рас­ширяют личность безгранично, а потеря денег, вещей или связей сужает ее до крайно­сти, вплоть до социальной гибели личности, деградации я. Фактически Джемс при­знал, что сущностью личности в капиталистическом обществе является частная соб­ственность, на что впервые было указано К. Марксом и Ф. Энгельсом в «Манифесте Коммунистической партии».

Личность в широком смысле слова есть определенная структура обладания соб­ственностью, как традиционно утверждают буржуазные мыслители. Допускается, од­нако, расширение границ личности путем «присвоения» ею не только материальных, но и духовных ценностей, не только вещей, но и связей, ассгмиляции не только бли­жайшей сферы, но и духовных накоплений человеческой истории. Эта идея близка к пониманию психического развития как процесса деятельности, но, конечно, вуль­гарно трактуемого как предпринимательство и потребительство благ.

Позиции личности в обществе, построенном в виде сложной иерархической систе­мы социальных отношений, привилегий (сословных, классовых, расовых, нацио­нальных, профессиональных и т. д.), определяют престиж, репутацию и популярность личности независимо от ее личных свойств и вклада в общественное развитие. Актив­ность личности может выступать и в форме использования этих привилегий как средств воздействия на других людей и присвоения продуктов их деятельности силой привилегий. В такой позиции свойства субъекта не имеют какого-либо значения для личности буржуа, присваивающего путем отчуждения не только продукты деятель­ности других людей, но и их потенциалы, т. е. способности и таланты.

Лишь с ликвидацией капиталистических отношений, эксплуатации человека че­ловеком личность в полной мере становится субъектом деятельности и ее истинная ценность начинает измеряться творческим вкладом в общественное развитие. Легко заметить, что совпадение личности с субъектом определяется экстериоризацией, со-41 Джемс В. Психология. - СПб., 1910.






Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   118   119   120   121   122   123   124   125   ...   141


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница