Ананьев Борис Герасимович человек как предмет познания 3-е издание Серия «Мастера психологии»



страница100/141
Дата30.07.2018
Размер5.73 Mb.
ТипКнига
1   ...   96   97   98   99   100   101   102   103   ...   141
Глава 6. НейропсихичеЫая регуляция индивидуального развития человека

ющее: «Странным образом кора больших полушарий и подчиненные ей узлы плохо за­щищены против недостатка кислорода. Человек, погибающий в атмосфере угарного газа или разреженного воздуха, редко испытывает острое недомогание. Когда содержание кислорода в его крови падает примерно наполовину, он спокойно теряет сознание, причем изменения электрической активности его мозга могут быть минимальными, а часто их и вовсе нет... Его потребность в кислороде и сахаре постоянна и жестка. Но недостаток сахара может дать о себе знать, недостаток кислорода — никогда. Аго­ния при удушении, судорожные вздохи и одышка на самом деле объясняются накоп­лением в крови углекислоты — продукта окисления. И это мозг ощущает, задыхаясь, как от собственного дыма, хотя он и не в состоянии обнаружить, где перестала дей­ствовать отдушина»37.

Близко к этому положению нейрофизиолога У. Грея положение известного биохи­мика Р. Уильямса: «Мозг, потребляющий "горючее" в огромном количестве, крайне чув­ствителен к его отсутствию. Хотя у взрослого человека вес мозга составляет только око­ло 2 % от веса тела, мозг потребляет примерно 25 % всего количества поглощаемого ор­ганизмом кислорода»38. Р. Уильяме особенно отмечает начальный и конечный этапы онтогенетической эволюции в отношении потребления кислорода. У маленького ребенка около половины общего обмена организма приходится на долю мозга39. Старческое слабо­умие связывается многими исследователями с тем, что мозг не может получать достаточ­ное количество крови из-за отложения в стенках сосудов холестерина. В процессах старе­ния вообще играют немаловажную роль различные проявления гипоксии.

В современной науке накапливается все большее число данных, относящихся к психофизиологической характеристике гипоксии, благодаря которым удается не только более полно описать психофизиологические сдвиги и последствия состояния гипоксии, но и практически решать многие вопросы ее терапии и профилактики, осо­бенно при профессиональном отборе летчиков. Обращено большое внимание на воз­никающие при гипоксии сенсорно-моторные, мнемичеекпе, вербально-логические и эмоциональные изменения, включающие столь разнородные явления, как эйфория, повышенная раздражительность, заторможенность и сонливость. Жизненно важным является сохранение сознания. По многим данным, время сохранения при взрывной декомпрессии равно 10-15 с.

Тренировка психофизиологических функций в целях акклиматизации к дея­тельности на больших высотах (у летчиков, альпинистов и т. д.) свидетельствует о больших возможностях адаптации и исключительной важности взаимосвязи энергетических и информационных процессов на уровне коры головного мозга. Об

37 Грей У. Живой мозг. - М.: Мир, 19.66. - С. 232-233.

38 Уильяме Р. Биохимическая индивидуальность. — М.: ИЛ, 1960. — С. 47.

39 Вместе с тем известно, что новорожденные животные обнаруживают значительно большую сопротив­
ляемость острой гипоксии, чем взрослые. Время восстановления функций после анемизации головного
мозга у щенков значительно превосходит аналогичное время восстановления у взрослых собак, но высо­
кие степени гипоксии или асфиксии могут губительно действовать на головной мозг новорожденного
животного. Высказывается предположение, что повышенная устойчивость молодых животных к дей­
ствию гипоксии обусловлена рядом факторов, особенно низкой скоростью метаболических процессов
в головном мозге (Ван Лир Э., Стикней К. Гипоксия. — М.: Медицина, 1967. — С. 291. — В этой книге
имеется глава о влиянии гипоксии на психическую деятельность человека).

Человек как предмет познания

этом свидетельствует и влияние различных видов работы (физической и умствен­ной), профессиональных видов труда, спорта на изменения энергетического обмена у людей40.

Хотя возможности взаимовлияния энергетических и психокортикальных процес­сов изучены еще недостаточно, но уже в настоящее время очевидно, что ограничение так называемого энергетического блока головного мозга его низшими этажами проти­воречит многим фактам. К числу их относится тканевое дыхание самого мозга. Извест­но, что повышение интенсивности дыхания мозга происходит на такой стадии разви­тия, на которой уровень основного обмена еще низок (т. е. в поздней фазе эмбриогене­за), но примечательно, что «именно в период увеличения потребления кислорода в коре головного мозга обнаруживается электрическая активность»41. Исследование измене­ний химического состава мозга на разных фазах онтогенеза привело биохимиков к зак­лючению, что «интенсивность дыхания мозга на разных этапах развития и его относи­тельная интенсивность по сравнению с гликолизом, по-видимому, обусловливают раз­ницу в сроках выживания животных разных возрастов при отсутствии кислорода. Аноксия вызывает сначала возбуждение, а затем кому. Следовательно, можно предпо­лагать, что при аноксии срок выживания лимитируется центральной нервной систе-мой»42 (курсив наш. — Б. А.).

Изучение процессов умирания, так называемой клинической смерти, оживления организма43, а также состояния анабиоза44 показывает, что граница между жизнью и смертью человека действительно пролегает на самых высших этажах иерархической системы регулирования информационных и энергетических потоков.

Иерархическая система регулирования (с ее кортико-ретикулярным ядром), хотя и является основной, не есть, однако, единственный механизм управления и связи. Один из крупнейших кибернетиков и нейрофизиологов У. Р. Эшби высказал обосно­ванное предположение о том, что существует вспомогательный или дополнительный регуляторныи механизм, когда «координация между реагирующими частями может происходить через посредство среды: связь внутри нервной системы не всегда необхо-дима»45. В качестве наиболее общей модели такого рода он рассмотрел взаимодействие обеих рук в сложном действии игрока в теннис. В подобных случаях сложные процес­сы взаимодействия организма со средой осуществляются корой головного мозга без вовлечения всей основной иерархической системы регулирования. Предполагается, следовательно, некоторая самостоятельность больших полушарий головного мозга относительно других отделов центральной нервной системы. Однако Эшби, обосно­вывая предположение о существовании вспомогательного или дополнительного ме­ханизма регулирования, не определил структуру и функциональную природу после­днего. На основании ряда экспериментальных данных мы пришли к выводу, что этим дополнительным механизмом регулирования следует считать совместную работу больших полушарий головного мозга, их взаимодействие.

40 См., например: Беркович Е. М. Энергетический обмен в норме и патологии. — М.: Медицина, 1964.

41 Мак-Ильвейн Г. Биохимия и центральная нервная система. — М.: ИЛ, 1962. — С. 317.

42 Там же, - С. 319.

43 Гаевская М. С. Биохимия мозга при умирании и оживлении организма. — М.: Медгиз, 1963.

44 Майстрах Е. В. Гипотермия и анабиоз. — М.: Наука, 1964.

45 Эшби У. Р. Конструкция мозга. - М.: ИЛ, 1962. - С. 318.




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   96   97   98   99   100   101   102   103   ...   141


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница