Алимжанова Г. М. Сопоставительная лингвокультурология


Методологический статус, принципы и методы сопоставительной лингвокультурологии



страница8/50
Дата30.01.2018
Размер3.95 Mb.
ТипРеферат
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   50
Методологический статус, принципы и методы сопоставительной лингвокультурологии
2.1 Методология сопоставительной лингвокультурологии
Мы исходим в своем исследовании из следующей дефиниции науки: это непрерывно развивающаяся система знаний об объективных законах природы, общества и мышления; это миропонимание, общественное сознание, сумма опыта человечества, организованная форма деятельности людей, результатом которой и является система знаний о законах объективного мира и путях его преобразования.

Цель науки – познание объективных законов развития природы и общества. Развитие научного исследования идет от сбора фактов, их изучения и систематизации, осмысления и обобщения некоторых закономерностей – к связанной, логически стройной системе научных знаний, позволяющей объяснить уже известные факты и предсказать новые. Следовательно, получение объективных и точных знаний является целью науки.

Прогресс в области научного познания стимулировал потребность в систематизации опыта научного познания, вследствие чего возникла новая наука – науковедение, наука о науке. Вести исследование, с точки зрения современного науковедения, значит:

− осуществлять научный поиск в направлении: единичноеособенноевсеобщее;

− размышлять, производить мысленный эксперимент;

− искать противоречия в существующих научных представлениях;

− возвращаться к уже решенным вопросам и задачам, предлагать их рассмотрение с новых методологических позиций, в новых ракурсах познания истины [108,С.314-315].

Общая методология – это способы организации теоретической и практической деятельности, а также система принципов научного познания и учение об этой системе. Следовательно, это совокупность наиболее значимых существенных элементов теории, которые являются конструктивными для развития науки. Бесспорно, если методология – концепция развития науки, то концепция – методология перехода от теории к практике. Таким образом, методология является теорией метода, в задачу которой входит обобщение и обоснование принципов и методов, которые применяются в определенной области познания.

В современном науковедении различают, как правило, три взаимосвязанных и взаимообусловленных иерархических уровня методологии:

1) философскую методологию;

2) общенаучную методологию;

3) частную (конкретно-научную) методологию.



Философская методология – совокупность общих правил познания человеком окружающего мира в его целостности, развитии и противоречивости.

Определяющее значение для философской методологии имеют законы, принципы и категории диалектики, сформулированные и развитые Гераклитом, Платоном, И.Кантом, И.Фихте, Ф.Шеллингом, Г.Гегелем. К ним относятся: закон единства и борьбы противоположностей; закон перехода количественных изменений в качественные; закон отрицания; категория общего, частного и отдельного; качества и количества; необходимости и случайности; возможности и действительности; формы и содержания; причины и следствия и др.; принцип всеобщей связи явлений; принципы противоречия; причинности и т.д.



Общенаучная методология представляет собой обобщение методов и принципов изучения явлений различными науками. Общенаучными способами исследования являются наблюдение, эксперимент, моделирование, которые носят различный характер в зависимости от специфики науки.

Основополагающим элементом общенаучной методологии является логика научного познания. Фактически диалектика, логика и теория познания представляют собой единое целое. Логика научного познания требует соблюдения законов логики в применении к правилам оперирования мыслями, чтобы получить непротиворечивые результаты исследования. Логика научного познания включает в себя дедуктивные (от общего к частному, от теории к фактам) и индуктивные (от фактов к общему утверждению) способы научного познания мира. Взаимозависимыми общеметодологическими (логическими, философскими) способами исследования являются анализ (расчленение на элементы) и синтез (соединение элементов в единое целое) изучаемых явлений, процессов.



Частнонаучная методология – лингвистическая методология. Термин методология в современной лингвистической науке имеет широкую и узкую трактовку. Сторонники узкой интерпретации термина методология под методологией понимают совокупность методов решения лингвистических задач. Очень часто такое понимание лингвистической методологии мы находим в квалификационных работах молодых лингвистов, так, в частности, в качестве примера можно привести докторскую диссертацию А.Б.Тумановой, где на странице 8 в пункте методологическая база исследования речь идет о исследовательских методах и приемах [109,с.8].

На наш взгляд, исследовательские методы и приемы следует считать одним из компонентов понятия – «методология». Оба понятия, с точки зрения этимологии, восходят к греческому methodos – (букв.) «путь к чему-либо». Однако первое из них имеет еще и аффиксоид – logos – «учение, наука, теория». Полагаем, что сама этимология достаточно точно указывает на объективные критерии разграничения данных понятий: «метод» − путь, способ, инструмент решения задач лингвистики, а «методология» − учение об основных путях и способах познания языковой действительности.

Любая лингвистическая методология базируется на конкретном представлении о языке. Именно это представление о языке определяет пути и способы познания языковой действительности.

В нашем случае в основе методологии сопоставительной лингвокультурологической науки лежит понимание тесного взаимодействия языка и культуры, языка как инструмента познания культуры, обязательного отражения в языке культуры конкретного этноса. В это представление о языке в рамках лингвокультурологии входит понимание того, что культурный компонент может четко ощущаться не только в номинативных единицах, но и глубже в коммуникативных тактиках, в речевом поведении и шире – в мироощущении и миропонимании, поэтому контакты представителей разных культур могут быть результативны только при наличии знаний о лингвокультурных особенностях коммуниканта инофона (т.е. представителя другого языка).

В основе сопоставительной лингвокультурологии как самостоятельного научного направления лежит конкретная лингвокультурологическая концепция, согласно которой взаимопроникновение языка и культуры представляется настолько тесным, что по сути количество языковых единиц, не содержащих в той или иной степени культурный компонент, минимально.

Исходя из этого, объектом лингвокультурологии может быть огромное большинство языковых и коммуникативных единиц, начиная от уровня словообразования и кончая текстом – дискурсом, актами коммуникации, аксиологической картиной мира.

Так, например, исследование по универбам и перифразам казахского и русского языков, проведенное З.К. Ахметжановой, позволило выявить отсутствие ряда словообразовательных значений в тюркских языках и наличие их в русском словообразовании, связанное с теми или иными культурными особенностями этих этносов. Она отмечает, что производящая основа ряда универбов обозначает предметы, не столь актуальные в быту тюркских народов, чтобы стать содержанием деятельности отдельных лиц (гробовщик, кружевница). Если обычаи русского народа требовали, чтобы каждый человек был погребен в отдельном гробу, то у тюркских народов, в частности, у казахов, гроб (табыт) служил только для перевозки покойника до места захоронения, хоронили же не в гробу. Часто одним гробом пользовался весь аул. В силу этого не было необходимости в мастере изготовления гробов [71, с. 64].

На уровне лексики культурный компонент может быть заключен в понятийном содержании тех или иных слов и тогда мы имеем так называемые слова-реалии. Это национально-культурные специфичные слова, характерные для определенной культуры. Например, в каз. яз.: бешбармак, шубат; в русс. яз.: щи, кисель; в анг. яз.: pudding – пудинг, whiskey – виски; в кит. яз.: mantou – пампушки (хлеб на пару), lucha – зеленый чай.

Или же культурный компонент представлен мотивемой, т.е. обозначаемый предмет или понятие может быть универсальным, но признак, который лег в основу наименования, может быть культурно-специфичным, например, среда обитания: күнбағыс – поворот «головы» по направлению к солнцу; подсолнух – расти под солнцем; по различным признакам: балмұздақ – вкусовые качества (мед); мороженое – способ приготовления.

На уровне морфологии существует представление о том, что грамматика языка – это наиболее абстрактно-отвлеченный уровень языка, но и на этом уровне проявляется национально-культурная самобытность языка. Например, наличествующие в тюркских языках (казахском) и славянских языках (русском) категории одушевленности/неодушевленности различаются тем, что в казахском языке категория одушевленности проявляется только по отношению к антропонимам, а в русском – по отношению к наименованиям всех живых существ.

В сфере синтаксиса З.К.Темиргазина рассматривает оценочные высказывания в качестве основного способа выражения оценочной семантики. Система оценочных предложений русского языка представлена автором как отражение ценностной картины мира народа, обусловленной национальной и культурно-исторической спецификой, и связанной с менталитетом народа [110,с.72].

Отражение национально-культурной самобытности на уровне невербальных средств общения можно проиллюстрировать отрывком из статьи «Лингвокультуремы в переводном художественном тексте» З.К.Ахметжановой, где объектом анализа выступает перевод трилогии И. Есенберлина «Кочевники» [111].

Национально-культурная самобытность невербальной коммуникации в рамках традиционной культуры казахов находит широкое отражение в тексте трилогии. Так, жест, обозначающий желание высказаться в серьезном разговоре – бросить плеть перед собой – неоднократно описывается в тексте:

1) «Джанибек батыр бросил перед собой плеть в знак начала разговора: «Аблай рассуждает здраво. Только в какую сторону нам двигаться?» [112,с.324].

2) «Помолившись, старый, поседевший в боях легендарный батыр Богенбай – левая рука султана Аблая – бросил перед собой плеть и повернулся к Аблаю:

− О, мой султан, почему не пришли мы на помощь нашим братьям из большого жуза, которые истекают кровью на шуршутском аркане?» [112,с.331].

И совершенно иную информацию передает та же плеть, брошенная иначе и в иной коммуникативной ситуации – как объявление войны:

3) «Снова скачи в аулы рода джалаир и поторопи их. Скажи, что как бы после кокандских эмиров не пришла бы пора биев джалаировцев.

− А если будут молчать?

− Вот моя плеть… Брось им ее тогда и скачи назад!» [112, с.338].

Следует отметить, что для понимания языка как инструмента познания культуры необходимо рассмотрение культурного компонента глубже – в коммуникативных тактиках. Так, З.К.Ахметжанова указывает на факторы, объясняющие популярность тактики опоры на авторитет: «психологический фактор заключается в том, что мнение большинства людей формируется под влиянием той или иной социальной группы людей, членом которой он себя осознает. Если в общении есть ссылка на мнение лидера или типичного представителя большинства, воздействующая сила сообщения увеличивается.

Социальный фактор, объясняющий частотность использования тактики опоры на авторитет, заключается в особенностях менталитета большинства казахов, для которых традиционно характерно почтительное отношение к старшим по возрасту, к уважаемым людям, деятелям искусства, науки и т.д.

Языковой фактор – это наличие нескольких вариантов реализации и полифункциональность тактики опоры на авторитет. Так, использование анализируемой тактики может служить усилению достоверности информации, усилению воздействия информации ссылкой на экспертизу, иллюстрацией результативности на собственном примере и т.д.» [113,с.165].

Автор, анализируя материал, приходит к выводу о том, что популярность тактики опоры на авторитет в казахском тексте опирается на существующие традиции религиозных текстов.

Любая сфера научного знания, оформляясь как новое самостоятельное научное направление, характеризуется собственной частной методологией, которая включает в себя знания об особенностях объекта исследования, знания об общих подходах к изучению данного объекта (принципы исследования), а также методов и приемов исследования объекта, т.е. частная лингвистическая методология предстает в виде четырехчленной цепочки: объект – принцип – метод – прием.

Итак, объектом сопоставительной лингвокультурологии являются языковые единицы, коммуникативные единицы (речеповеденческие лингвокультуремы, коммуникативная дистанция, коммуникативные тактики и стратегии и т.д.), аксиологическая картина мира двух и более языков, исследуемые в сопоставительном аспекте.

В силу многообразия и многочисленности единиц – объекта сопоставительной лингвокультурологии возникает необходимость в определении параметра соизмеримости сопоставления, т.е. что с чем можно сопоставлять. Используемый в других отраслях сопоставительного языкознания (сопоставительная фонетика, сопоставительный синтаксис и.т.д.) принцип соизмеримости как определяющий возможность сопоставления равноструктурных либо равнофункциональных (как в сопоставительно-функциональном языкознании) единиц для сопоставительной лингвокультурологии не вполне релевантен. Как можно понять из предыдущего изложения, в качестве объекта сопоставительного лингвокультурологического анализа выступают такие виды единиц, как:

1) Номинативные лексические единицы, организованные в определенные понятийно-тематические группы, типа: музыкальные инструменты, наименование домашних и диких животных, пища (блюда, ингредиенты, способ приготовления, способ подачи), одежда, домашняя утварь, спортивные состязания, обычаи; антропонимы, топонимы, термины родства и.т.д.

2) Фразеологические номинативные единицы, национально-культурная специфика которых проявляется в их образно-фоновой основе. Это соматические фразеологизмы, анималистические фразеологизмы, фразеологизмы с компонентами цветообозначения, фразеологизмы с жестовой семантикой, устойчивые сравнительные обороты и.т.д.

Данные две группы номинативных (лексических, фразеологических, сюда же включаем и словообразовательные) единиц являются языковыми единицами. Культурный компонент содержания этих языковых единиц легко вычленяется, отчетливо ощущается носителями языка и обычно отражен в их словарных дефинициях. Так, в «Казахско-русском словаре» под редакцией Р.С.Сыздыковой и К.Ш.Хусаина ( Алматы, Дайк-Пресс, 2001 г.) слово сүйінші дефинируется следующим образом:

«1) возглас, предшествующий сообщению радостной вести;

2) подарок за радостную весть – дано с приметой этн., т.е. в содержании этого слова культурный компонент занимает ядерное положение» [114,с.115 ].

Следовательно, данное слово обозначает реалию, отсутствующую в культуре японского, корейского, русского и других языков.

Национально-культурный компонент может занимать периферийное положение в структуре содержания номинативных лексем, выступая в качестве коннотации.

Так, Р.Е.Валиханова отмечает, что төбе (теменная часть головы) носителями казахского языка воспринимается как место, наиболее чутко реагирующее на ощущаемые субъектом чувства страха, ужаса либо, наоборот, радости, гордости, удовлетворенного самолюбия, тщеславия [71, с.116]. См. выражение төбем көкке жеткендей – букв. как будто мое темя коснулось неба.

Указанные группы языковых единиц издавна привлекали внимание исследователей. Существует значительное число работ по лингвокультуремам данной группы, отметим лишь некоторые из работ казахстанских лингвистов по этой проблематике.

Специфике мотивации орнитонимов и фитонимов славянских (болгарский, польский) и тюркских (казахский, татарский) языков и отражения ее в метаязыковом сознании современных славян и тюрков посвящено исследование А.Д. Жакуповой [115]. Национально-культурная самобытность антропонимов, этнонимов и топонимов древних тюрков исследуется в фундаментальном труде В.У.Махпирова [116]. Этнокультурному аспекту казахской ономастики посвящены труды: Г.Мадиевой, С.Иманбердиевой [117]; Е.А.Керимбаева [118,119].

Следует отметить в этом плане коллективную монографию «Казахское слово в русском художественном тексте» под редакцией М.М.Копыленко [120], кандидатскую диссертацию Ж.Ж.Есеналиевой, посвященную использованию Абаем арабизмов и фарсизмов [121], работу М.Ш.Сарыбай по терминам родства в русском, казахском и английском языках [122].

Фразеологизмы как своеобразное зеркало культуры и истории народа, характеризующиеся образностью, эмоционально-оценочной окраской, основанные на метафорических, метонимических, ассоциативных связях и проводящие параллель между окружающим миром и человеком, никогда не были обделены вниманием исследователей. Это труды, посвященные лингвокультурологическому аспекту фразеосочетаний казахского языка: Г.Смагуловой [123], Р.Аваковой [124], работы сопоставительного характера на материале казахского и немецкого языков М.Т.Сабитовой [125], С.Е. Исабекова [126,127], М.Х. Абилгалиевой [128], статьи начинающих исследователей Р.К.Смагуловой [129], Г.О.Асылбековой [130], М.М. Нуржигитовой [131] и др.; сопоставительный лингвокультурологический анализ фразеологических единиц английского и казахского языков: труды С.К. Сатеновой [132], Ф. Оспановой [133] ряд исследований А. Ислам [134] и др.

Особый интерес в рамках лингвокультурем первой группы вызывает проблема национально-культурной маркированности «эталона» сравнения, пересекающаяся с проблемой коннотации языковых единиц. Разработке этой проблемы на материале фразеологических единиц казахского и ряда других языков посвящены труды Т.К. Конырова [135], А.М. Еримбетовой [136], М.Р. Сабитовой и Г.И. Исиной [137], Г.И.Исиной [138], З.А. Божеевой и Г.Ж. Тунгатовой [139] и др.

Вторая группа лингвокультурем – речеповеденческие – тесно связана с актом коммуникации, как с внутренними его параметрами, так и внешними. Под внутренними параметрами мы понимаем использование языковых единиц в рамках речевого акта. Известно, что в разных языках и культурах предпочтение отдается определенным видам языковых единиц. Так, например, в казахской культуре в функции обращения к незнакомому человеку традиционно предпочтительным является использование терминов родства, особенно в ситуации разновозрастных коммуникантов. К внутренним параметрам мы относим также использование речевых клише – высказываний в повседневном общении и в строго ритуализованных ситуациях. Есть ряд исследований по данной проблематике М.К. Кармысовой [140], К.Ш. Кажгалиевой [141], Г.М. Алимжановой [142]. Так, например, при встрече двух носителей русского языка традиционное приветствие обязательно содержит вопрос Как дела?, казахи же обязательно осведомятся Бала-шаға қалай? и это свидетельствует о различиях в иерархии ценностей.

К внешним параметрам акта коммуникации мы относим невербальные средства общения, коммуникативную дистанцию, национально-культурно маркированное соотношение вербальных и невербальных компонентов коммуникации, преимущественное использование тех или иных видов коммуникативных тактик. Так, например, носители казахской культуры более, чем носители русского, корейского языков, склонны к тактильному общению, когда путем объятий, похлопываний, поглаживаний, рукопожатий выражается уважительное, доброжелательное отношение, симпатия друг к другу.

Носители русской культуры более склонны к эксплицитному выражению своего отношения и своей оценки происходящего, тогда как носители казахской и корейской культур в ряде случаев выражают это имплицитно: намеком, взглядом, жестами.

Э.Д.Сулейменова отмечает: «Речевое поведение регулируется специфическими для каждого народа представлениями о том, как следует вести себя в стереотипных ситуациях и пр. и речевым этикетом, т.е. социально заданные и культурно-национально-специфические правила речевого поведения в ситуациях установки, поддержания и размыкания контакта коммуникантов в соответствии с их социальными ролями в официальной и неофициальной обстановке общения [143, с.83].

Значительный интерес в данной группе лингвокультурем представляют речеповеденческие тактики. Е.М. Верещагин следующим образом характеризует само понятие РП-тактики и ее значимость: «если сказать кратко и в самом общем виде, то РП-тактика – это (в границах определенной речеповеденческой ситуации) однородная по интенции и реализации установка, стоящая за вербальным поведением коммуниканта и входящая в его усилия ради достижения стратегического перлокутивного эффекта. РП-тактика сама по себе – невербальна (она представляет собой sensus purus), но она состоит из вербальных (т.е. речевых) актов, а также из актов поведенческих (нередко в переплетении)… РП-тактики могут быть в двух культурах тождественными, но гораздо чаще они имеют национально-культурные особенности» [144,С.364-365].

Третья группа – аксиологические лингвокультуремы – отражают аксиологическую картину конкретного этноса, ценностные ориентиры, стереотипы, архетипы, получающие отражение как в номинативных языковых единицах, так и в тексте, дискурсе. Сюда следует отнести исследования концептов, поскольку в структуре концепта исследователи выделяют понятийную, национально-культурную и аксиологическую составляющую.

Следует отметить, что концепты в настоящее время разрабатываются как на материале одного, так и на материале двух и более языков. Так, можно назвать работы С.Г. Воркачева [145,146], Т.В. Гонновой [147], Е.В. Димитровой [148], Н.В. Дорофеевой [149].

На материале казахского языка разрабатываются концепты ақыл (Ә.Ғалиева), жан – тән (С. Жиренов), человек, семья, ребенок (Ж. Джамбаева), бірлік, жан-жақты (Ш. Сейітова), сұлулық (А.Сейілхан) и др.

Итак, лингвокультурология характеризуется многообразием типов и видов лингвокультурем, выступающих как объект изучения. Ситуация осложняется еще и разной степенью изученности, разработанности разных видов лингвокультурем как в частном, так и в сопоставительном языкознании. Если мы имеем достаточно высокую степень изученности лингвокультурем номинативного типа, то речеповеденческие и аксиологические лингвокультуремы слабо исследованы.

В связи с этим мы вынуждены корректировать сам подход сопоставления, вводя в качестве одного из принципов: сопоставление лингвокультурем на основе функционально-коммуникативно-предметной соположенности.



Каталог: ebook -> umm
umm -> Учебное пособие по социологии
umm -> Курс лекций "Государственное и муниципальное управление в зарубежных странах"
umm -> Введение в философию
umm -> I. История и философия науки >31,2%
umm -> Курс лекций по философии предназначен не только для студентов и магистрантов всех специальностей и преподавателей философии, но и для всех интересующихся философией
umm -> Экономика социальной сферы
umm -> Лекция №1-2: Лингвокультурология как научная и учебная
umm -> Тема №1 Философия как феномен культуры
umm -> Введение в философию


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   50


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница