Алимжанова Г. М. Сопоставительная лингвокультурология



страница3/50
Дата30.01.2018
Размер3.95 Mb.
ТипРеферат
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   50
Первый подход разрабатывается в основном российскими философами С.А.Атановским, Г.А. Брутяном, Е.И. Кукушкиным, Э.С. Маркаряном. Суть этого подхода в следующем взаимосвязь языка и культуры оказывается движением в одну сторону; так как язык отражает действительность, а культура есть неотъемлемый компонент действительности, с которой сталкивается человек, то и язык – простое отражение культуры. Изменяется действительность, меняются культурно-национальные стереотипы, изменяется и сам язык. Одна из попыток ответить на вопрос о влиянии отдельных фрагментов (или сфер) культуры на функционирование языка оформилась в функциональную стилистику Пражской школы и современную социолингвистику.

Таким образом, если воздействие культуры на язык вполне очевидно (именно оно изучается в первом подходе), то вопрос об обратном воздействии языкa на культуру остается пока открытым. Он и являет собой второй подход к проблеме соотношения языка и культуры.

Лучшие умы XІX в. (В. Гумбольдт, А.А. Потебня) понимали язык как духовную силу. Язык – окружающая нас среда, вне которой и без участия которой мы жить не можем. Как писал В. Гумбольдт, язык – это «мир, лежащий между миром внешних явлений и внутренним миром человека» [21,с.157]. Следовательно, будучи средой нашего обитания, язык не существует вне нас как объективная данность, он меняет свои очертания с каждым движением мысли, с каждой новой социально-культурной ролью.

В рамках второго подхода исследовали эту проблему школа Э. Сепира, Б.Уорфа, различные школы неогумбольдтианцев, разработавшие так называемую « гипотезу лингвистической относительности». В основе «гипотезы лингвистической относительности» лежит убеждение, что каждый человек видит мир по-разному, сквозь призму своего родного языка. Для ее сторонников реальный мир существует поскольку, поскольку он отражается в языке. Но если каждый язык отражает действительность присущим только ему способом, то, следовательно, языки различаются своими «языковыми картинами мира».

По мнению Э. Сепира, явления языка должны изучаться с помощью этнологических знаний: « ...мы можем рассматривать язык как выраженное в символах руководство к культуре. Язык есть вместе с тем важнейшее средство изучения культурных явлений [44,С.177-178].

В гипотезе Сепира-Уорфа выделяются следующие основные положения: 1) язык обусловливает тип мышления говорящего на нем народа;

2) способ познания реального мира зависит от того, на каких языках мыслят познающие субъекты.

«Мы расчленяем природу в направлении, подсказанном нашим языком. Мы выделяем в мире явлений те или иные категории и типы совсем не потому, что они самоочевидны, напротив мир предстает перед нами как калейдоскопический поток впечатлений, который должен быть организован нашим сознанием, а это значит в основном языковой системой, хранящейся в нашем сознании [45,с.174].

Данная гипотеза получила поддержку и дальнейшее развитие в трудах Л. Вейсгербера, в его концепции языка как «промежуточного мира», стоящего между объективной действительностью и сознанием. По его мнению, «…народ в ходе своей истории строил свой язык, закладывал в него то, что представлялось ему ценным в его внутренних и внешних судьбах, в его исторических и географических условиях, в процессе становления и роста духовной и материальной культуры для того, чтобы осмыслить мир, владеть им» [46, с.35].

К гипотезе лингвистической относительности обращаются все исследователи, серьезно занимающиеся проблемой взаимоотношения языка и культуры, языка и мышления, так как именно с помощью данной гипотезы могут быть осмыслены такие факты языка, которые трудно объяснить каким-либо другим способом. Примером могут служить этнолингвистические работы школы Е. Бартминьского и другие.

Основные положения исследователей, осуществляющих третий подход, Ю.С.Степанова, Н.И.Толстого, Е.Ф.Тарасова, В.Н.Телии, В.В.Воробьева, В.В.Красных, В.А.Масловой, Ю.Д.Апресяна, А.Т.Хроленко и т.д. сводятся к следующему:

Язык – факт культуры, потому что:

«1) он составная часть культуры, которую мы наследуем от наших предков;

2) язык – основной инструмент, посредством которого мы усваиваем культуру;

3) язык – важнейшее из всех явлений культурного порядка, ибо если мы хотим понять сущность культуры – науку, религию, литературу, то должны рассматривать эти явления как коды, формируемые подобно языку, поэтому концептуальное осмысление культуры может произойти только посредством естественного языка» [47, с.19].

В нашем исследовании мы придерживаемся третьего подхода. Мы считаем, что в русле антропоцентрической парадигмы, когда на первое место выводится человек, а язык является главной конституирующей характеристикой человека, его важнейшей составляющей, необходимо говорить о взаимопроникновении, взаимовлиянии, взаимосвязи и взаимодействии.

Следовательно, такие сущности как «язык и культура», необходимо рассматривать как одно целое, неразрывное единство и только в этом случае можно понять сущность этих явлений.

Итак, «язык есть одновременно и продукт культуры, и составная часть, и условие существования культуры, т.е. язык есть фиксированный взгляд культуры на мир и на себя самого, истинная реальность культуры» [48, с.34].

Не случайно Н.И. Жинкин писал: «язык есть механизм, открывший перед человеком область сознания» [49,с.140].

Как именно связаны язык и культура? Вероятно, с помощью некоторого промежуточного образования – идеального, реализуемого в языке как значение: «Такой промежуточный элемент, обеспечивающий онтологическое единство языка и культуры в форме предметов культуры, то есть в определенной форме, в деятельной форме, то есть в форме деятельности, в образе результата деятельности» [50,с.107].

Е.Ф.Тарасов, отвечая нa поставленный им важный методологический вопрос: «Включен ли язык в культуру и как?», пишет «Язык включен в культуру, так как «тело» знака (означающее) является культурным предметом, в форме которого опредмечена языковая и коммуникативная способность человека, значение знака – это также культурное образование, которое возникает только в человеческой деятельности». На вопрос: «Включена ли культура в язык и как?», Е.Ф.Тарасов отвечает: «Культура включена в язык, так как вся она смоделирована в тексте» [50,с.107].

З.К.Сабитова считает, что общность этих двух феноменов (языка и культуры) обусловлена их природой (принадлежностью человеку), функциями и условиями возникновения. Язык и культура едины в генетическом аспекте (возникли одновременно), материальном (имеют семиотический характер) и функциональном планах [51,с.20].

Взаимодействие языка и культуры нужно исследовать крайне осторожно, помня, что это разные семиотические системы. Справедливости ради нужно сказать, что, будучи семиотическими системами, они имеют много общего.

Как считает В.Н.Телия:

1) культура, равно как и язык – это формы сознания, отображающие мировоззрение человека;

2) культура и язык существуют в диалоге между собой;

3) субъект культуры и языка – это всегда индивид или социум, личность или общество;

4) нормативность – общая для языка и культуры черта;

5) историзм – одно из сущностных свойств культуры и языка;

6) языку и культуре присуща антиномия «динамика – статика» [52,с.85].

Взаимоотношение между языком и культурой часто характеризуется метафорами, в которых подчеркивается определяющая роль языка при характеристике культуры: язык – основа культуры, строительный материал, демиург – В.Н.Топоров, Д.Б.Гудков; орудие культуры, действительность духа, ипостась, хранилище культуры – В.фон.Гумбольдт; феномен культуры, проявление, лик культуры – В.А.Маслова; фактор развития, условие существования культуры – К.Леви-Стросс; руководство к культуре – Э.Сепир и т.д.

Рассмотрим сущность основных функций языка и культуры.

1. Когнитивная (гносеологическая) функция культуры проявляется в наибольшей степени в таких ее реализациях, как наука, достижения научно- технического прогресса. В продуктах культуры человек познает мир и самого себя, систематизирует свое познание. Культурологи подчеркивают, что в культурной деятельности происходит и расширение, и углубление знания, осуществляется наиболее полное познание тайного (религиозное знание, религия как культурный феномен) и художественное познание (в произведениях литературы, пластических и временных видах искусства).

Познание осуществляется в основном с помощью языка, через язык мы познаем мир и самих себя, поскольку язык называет, выражает знание и познание. Изучая языковые произведения, мы познаем, осваиваем наиболее полно культуру предшествующих эпох и других народов (социальных и национальных общностей).

Когнитивная функция языка включается в ту же функцию культуры, представляя собой ее часть, одну из реализаций. Иначе говоря, когнитивные функции культуры и языка находятся в логическом отношении включения.

2. Информационная функция культуры состоит в фиксации результатов духовной и материальной деятельности людей и передаче их во времени и пространстве, что обеспечивает преемственность поколений и тем самым развитие человеческого общества. Объект (продукт) культуры несет в себе информацию об определенном народе, социальной группе и индивиде, а также о соответствующем периоде его существования и развития. Информационная функция культуры обеспечивает взаимопонимание представителей народа как в определенную эпоху, так и между эпохами, а также представителей разных этносов и культур. Данную функцию называют еще и репрезентативной.

В свою очередь язык – это хранилище знаний, средство фиксации в языковых единицах и текстах сведений обо всех достижениях человеческого опыта. В то же время язык – это средство передачи опыта, зафиксированного в текстах, понимаемых очень широко, во времени и пространстве.

Таким образом, способы реализации репрезентативной (информационной) функции культуры и языка свидетельствуют о том, что имеет место совпадение (идентичность) этой функции; различие же может наблюдаться лишь в материале (носителе): например, тексты языка используются и в первой и во второй сферах, тогда как произведения архитектуры или технические объекты (в частности, средства транспорта или искусственные источники энергии) фигурируют только в культуре, характеризуя соответствующую территорию (страну) и эпоху.

3. Семиотическая функция культуры проявляется в том, что любой продукт культуры может стать символом, знаком конкретной национальной культуры.

Так, например, шаңырақ стал знаком – символом казахского народа, күй, домбыра – символ казахской народной музыки.

Семиотическая функция языка, проявляющаяся в том, что языковые знаки обозначают объективную и субъективную субстанцию, несколько отлична от семиотической функции культуры, а именно: язык обладает, в отличие от культуры, возможностью обозначать разные по характеру ( общие-единичные) объекты и явления.

4. Коммуникативная функция культуры основана на репрезентативности культуры, она осуществляет обмен достижениями культуры между отдельными человеческими общностями и индивидами, что делает возможным межкультурную коммуникацию. Коммуникативная функция языка является доминантной в совокупности функциональных характеристик языка, обуславливая все его остальные функции. Коммуникативная функция языка предопределяет фактическую контактоустанавливающую функцию, функцию усвоения сообщения, номинативную [Л.К.Жаналина, 53] и др. Коммуникативная функция культуры и коммуникативная функция языка находятся в отношениях изоморфизма: материально они различны, функционально едины.

О важной роли коммуникативной функции культуры, обеспечивающей характерные для каждого этноса информационные связи в сфере культуры, то есть передачу «кода» этнических свойств, носителем которых является повседневная культура, пишет в своих работах Ю.В.Бромлей.

5. Аксиологическая (оценочная) функция культуры специфична в том плане, что она содержательно относительна, поскольку у всех этносов и наций системы ценностей различны. Формы конкретной реализации аксиологической функции культуры различны, наиболее существенной является язык.

6. Регулятивная (нормативная) функция основывается на аксиологической. Некоторые культурологи (в частности, американские, в том числе Т. Парсонс) считают регулятивную функцию определяющей. Она проявляется на разных уровнях культуры и обладает разной степенью обязательности. Могут быть выделены прежде всего нормы морали от узко-национальных и религиозных до общечеловеческих норм.

Поведение людей вербальное/невербальное, определяется системой ценностей конкретного народа, определенными нормативами, действующими в разных сферах жизнедеятельности человеческого общества, в разных ситуациях с разной степенью обязательности. Ср., например, правовые нормы, религиозные нормы, этикетные нормы и т.д.

Регулятивная функция культуры предназначена для поддержки равновесия в обществе, предотвращения конфликтных ситуаций, в конечном итоге обеспечения нормального существования в обществе.

Языку также присуща регулятивная функция, но она касается речевой деятельности общества, причем языковая – речевая нормативность также градуируется: от жесткой обязательности орфографических и орфоэпических норм до менее жесткой обязательности сочетаемостно-стилистических норм. Итак, регулятивные функции культуры и языка находятся в отношениях изоморфизма.

7. Экспрессивно-эмоциональная функция присуща многим видам и разновидностям культуры: таким религиозным жанрам, как молитва, проповедь; сакральным текстам; фольклорным текстам. Иногда эта функция называется магической, поскольку она выступает в виде заговоров, обрядовых танцев и т.п.

Экспрессивно-эмоциональная функция характерна практически для всех видов искусств – как для пространственных, так и для временных, включая словесные (драматическое искусство, пение). Экспрессивная функция органично переходит в импрессивную (воздействующую) в тех же видах искусства, и в наибольшей степени в ораторском искусстве, в которых совмещаются признаки культуры и языка. Более сильным ее проявлением служит волюнтативная функция, сближающаяся с нормативной в виде разного рода предписаний.

Экспрессивно-эмоциональная функция языка реализуется двояко. С одной стороны, язык отражает эмоциональное восприятие человеком окружающего мира, его эмоциональное отношение к объекту познания, с другой стороны, сознательно/бессознательно осуществляя отбор языковых единиц (специальных грамматических форм, прагматически ориентированную лексику, метафоры и др.), человек стремится воздействовать на адресата речи. Итак, эмоционально-экспрессивная функция культуры и эмоционально-экспрессивная функция языка находятся в отношениях параллелизма.

8. Интегративно-дифференцирующая функция культуры проявляется в том, что, с одной стороны, культура является основанием для дифференциации людей по их социальным, национальным, возрастным, территориальным и другим параметрам (см, например, казахская культура, русская культура, европейская культура, молодежная культура, элитная культура, массовая культура и т.д.). Среди указанных наиболее сильным является параметр национальной принадлежности. Любой продукт материальной или духовной культуры несет на себе отпечаток национальной среды либо национальной принадлежности автора – личности, это видно и в произведениях искусства, и в обычаях, и в отношениях людей.

С другой стороны, набирает все большую силу интеграция культур, зарождение особых видов культур, субкультур, объединяющих все большее количество человеческих общностей, взаимопроникновение культур, осуществляемое параллельно с аналогичными процессами в экономике, политике. Идея о неповторимости, своеобразии каждой национальной культуры, вкладе каждой нации в культуру человечества сохраняет свою актуальность, но она не противоречит идее общности всех культур и возможности их освоения/усвоения и взаимовлияния.

Интегративно-дифференцирующая функция характерна и для языка, попытка осмыслить эту функцию языка в разное время приводила к созданию разных теорий, начиная от В.фон Гумбольдта и завершая А.Вежбицкой. Можно утверждать что в лингвистике состояние с анализом и оценкой интегративно-дифференцирующей функции культуры нашло отражение в форме теории национально-языковой картины мира, теории переводимости/непереводимости лексики, фразеологии, теории билингвизма и др.

Итак, интегративно-дифференцирующая функция культуры и интегративно-дифференцирующая функция языка находятся в отношениях взаимного пересечения и взаимопроникновения.

9. Социализирующе-индивидуализирующая функция культуры позволяет осуществление перехода от социализации к индивидуализации. По мнению С.П. Мамонтова, это «человекотворческая функция» представляет собой синтез всех предшествующих функций культуры. Ее наличие позволяет человеку осваивать все достижения культуры при сохранении своей индивидуальности, обеспечивает равновесие коллективного и личностного. Функция социализации-индивидуализации позволяет человеку реализовать свои потенции, применить их в обществе.

Наличие функции социализации-индивидуализации культуры помогает отдельному человеку раскрыть и развить все свои способности и применить их в обществе.

Сочетание группового (национально-социального) и индивидуального в языке, переход от первого ко второму и от второго к первому обеспечивает формирование естественных языков и в то же время создание индивидуальных языков в виде идиолектов и даже идиостилей, что дало основание для формирования теории языковой личности.

Язык также выполняет функцию перехода от социализации к индивидуализации и обратно, что проявляется в сочетании национально- социального (общее для всего социума: языковая система, речеповеденческие нормы и т.д.) и индивидуального (отдельных единиц языка, элементы словотворчества, речевые стратегии, эмоционально-экспрессивный фон речи и др.). Указанная функция, с одной стороны, обеспечивает развитие естественного языка и включение человека в языковой социум, с другой – позволяет человеку раскрыть через язык свой индивидуальный духовный мир и сделать его открытым для общества. Функция перехода от социализации к индивидуализации стала основой для формирования теории языковой личности Ю.Н. Караулова.

Итак, можно говорить о изоморфизме функции перехода от социализации к индивидуализации в языке и культуре. Культурологи утверждают, что, помимо указанных девяти общих и для культуры, и для языка функций, существует ряд функций, специфичных только для культуры или только для языка.

На наш взгляд, функция приспособления к среде, которую культурологи характеризуют как объединяющую человека и животного и принадлежащую только культуре, выполняется и языком. В частности, именно функция приспособления к среде лежит в основе процесса языковой адаптации человека к иноязыковой общности (попадая в другую языковую среду, человек вынужден адаптироваться), человека к иной социальной общности (в научной среде человек регулирует свою речевую деятельность, не допуская использования просторечных и жаргонных элементов, речевых тактик, характерных для художественного дискурса и т.д.)

Согласиться можно с мыслью, что метаязыковая функция характеризует только язык.

Сравнение функциональных характеристик культуры и языка дает основание для утверждения об общности большинства функций, между которыми наблюдаются отношения сходства, параллелизма, включения и пересечения.

Причем каждая функция по-разному соотносит между собой область культуры и каждый уровень языка в целом, а нередко и отдельный естественный язык с отдельной областью культуры. Так, у материальной культуры и языка не может быть общих функций, но сходные могут быть; те языки, которые не выполняют всех (общественных) функций, не имеют полного комплекса соответствий с культурой и рядом ее областей. В то же время есть такие области культуры, которые не могут существовать без языка как материального субстрата (философия, право и др.) или как единственного средства реализации (художественная литература, речевая коммуникация).

Культура и язык связаны многообразными взаимоотношениями. Именно сопоставительный функциональный анализ подтверждает, что эти связи возможны потому, что «культура и язык изначально представляют собой единство и генетически, и материально, и функционально (по назначению и целям)» [54,с.19].


Каталог: ebook -> umm
umm -> Учебное пособие по социологии
umm -> Курс лекций "Государственное и муниципальное управление в зарубежных странах"
umm -> Введение в философию
umm -> I. История и философия науки >31,2%
umm -> Курс лекций по философии предназначен не только для студентов и магистрантов всех специальностей и преподавателей философии, но и для всех интересующихся философией
umm -> Экономика социальной сферы
umm -> Лекция №1-2: Лингвокультурология как научная и учебная
umm -> Тема №1 Философия как феномен культуры
umm -> Введение в философию


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   50


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница