Алимжанова Г. М. Сопоставительная лингвокультурология


ГЛАВА 1 Теоретические предпосылки сопоставительной



страница2/50
Дата30.01.2018
Размер3.95 Mb.
ТипРеферат
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   50
ГЛАВА 1

Теоретические предпосылки сопоставительной

лингвокультурологии

1.1 Язык и культура: взаимодействие и взаимовлияние
В настоящее время идея антропоцентричности языка считается общепризнанной: анализируется человек в языке и язык в человеке, так как, по словам И.А.Бодуэна де Куртэне, «язык существует только в индивидуальных мозгах, только в душах, только в психике индивидов, составляющих данное языковое общество» [3, с.71].

В современной лингвистике актуальными стали исследования языка в плане его взаимодействия с культурой.

Исследование проблемы «язык и культура », с одной стороны, имеет давнюю традицию, обусловленную изначально интересом языкознания к их взаимодействию и взаимосвязи, а с другой стороны, несмотря на наличие целого ряда научных работ, многие проблемы продолжают оставаться недостаточно разработанными как в общетеоретическом плане, так и в прикладных аспектах.

Впервые связь языка и культуры была отмечена в схеме американского лингвиста начала XX века Р. Ладо. В его схеме, отражающей процесс общения между Лицом А и Лицом В, показано, какие стадии и в какой форме должна пройти мысль от одного собеседника к другому [4, с.36].



Проанализируем данную схему.

Лицо А, желающее передать какую-то мысль, прежде всего представляет эту мысль в виде некоторого «индивидуального значения». Затем это индивидуальное значение через призму «культурного значения» обретает свое общее значение. Общее значение, будучи выражено словами лица А, то есть на языке лица А, приобретает конкретную речевую форму.

Лицо В в обратной последовательности воспринимает сказанную форму и «дешифрует» ее, с использованием своей системы «линз» культурного и индивидуального значений.

Переход из культурного значения в индивидуальное значение, как видно из схемы, проявляется в проецировании культурного значения через призму каких-то своих собственных свойств, установок.

Как известно, термин «культура» восходит к латинскому cultura и заимствован из технического словаря антропологии, в соответствии с которым он охватывает весь образ жизни членов общества, насколько этого требует сообщество.

Вслед за Ю.М.Лотманом, мы считаем, что в реально-историческом функционировании язык и культура неотделимы, в реальном функционировании язык влит в более общую систему культуры, составляя с ней сложное целое.

В последние десятилетия в трудах западных культурологов А. Дж. Тойнби, Т. Парсонса, К.Леви-Строса и русских ученых Д.С.Лихачева, Л.Н. Гумилева сформировалось широкое понимание культуры. Ю.С. Степанов пишет, что термин культура имеет два основных значения: 1) совокупность достижений людей во всех сферах жизни, рассматриваемых не порознь, а совместно, – в производственной, социальной и духовной; 2) высокий, соответствующий современным требованиям уровень этих достижений, то же, что культурность. При условии принятия широкого понимания культуры как совокупности материальных и духовных продуктов человеческой деятельности, в первую очередь артефактов, как изменяющихся в пространстве и времени их создания и присвоения, культура может быть соотнесена со смежными и подчиненными ей сферами (к последним относятся искусство, наука, производство, политика, религия, мораль, право, спорт, средства массовой информации, язык и др.) и противопоставлена всему тому, что культурой не является: природным объектам и процессам и собственно биологическим проявлениям сущности человека (однако культурными фактами могут быть признаны природные объекты, «окультуренные» человеком, например, ландшафт, сорта растений и т.п.). За рамками упомянутой дефиниции остаются многочисленные пока не решенные вопросы культурологии. Под культурой понимают «…определенный образ жизни человека или те критерии, по которым человек, следующий одним обычаям, отличает себя от людей, придерживающихся иных законов и норм» [5, с.12].

Специалисты строят различные классификации типов культур на разных основаниях. Более подробно типология культур отражена в приложении А.

Язык является одной из составных частей культуры, которая одновременно через него и отражается, но в то же время язык представляет собой самостоятельную систему.

Теперь рассмотрим определение понятия язык.

По словам, Н.Д. Арутюновой, « Язык – стихийно возникшая в человеческом обществе и развивающаяся система дискретных (членораздельных) звуковых знаков, служащая для целей коммуникации и способная выразить всю совокупность знаний и представлений человека о мире» [6,с.77]. По мнению Э. Сепира, «язык является коммуникативным процессом в чистом виде в каждом известном нам обществе.» [7,с.83]. «Kультуру можно определить как то, что данное общество делает и думает. Язык же есть то, как думают» [8,с.32].

С.Г.Тер-Минасова дает следующее определение: «Язык – мощное общественное орудие, формирующее людской поток в этнос, образующий нацию через хранение и передачу культуры, традиций, общественного самосознания данного речевого коллектива» [9,с.15].

Результат специфического видения мира представителей определенной культуры воплощается в культурной картине мира, т.е. это определенные знания об устройстве мира, различные представления, конкретная система образов, а также место человека в нем.

Многообразие подходов к пониманию культуры, предлагаемая В.А. Масловой [10,С.13-15], обобщено и дополнено нами в следующей классификации.

1) Социальный подход. Суть социального подхода состоит в рассмотрении культуры как отличного от природы, от биологического и физиологического, не замкнутого на отдельной личности, но присущего группе людей, связанных общением [11,с.23]. По определению В.Освальта, «в антропологии культура – это приобретенные общие модели поведения, присущие группе людей» [12,с.25]. В таком подходе в центре внимания находится тот факт, что люди не рождаются с определенной культурой, а приобретают ее в ходе общения, на основе социальной деятельности.

2) Когнитивный подход к пониманию культуры уделяет особое внимание культуре как знанию и познанию. Ключевой фигурой когнитивного подхода лингвистической антропологии является В.Гудинаф. Согласно его определению, «…культура общества состоит из того, что каждый должен знать для того, чтобы действовать таким образом, который приемлем для его членов… Культура должна состоять из конечного продукта обучения: знания в самом общем смысле этого термина. Культура не является материальным феноменом; она не состоит из вещей, людей, поведения или эмоций. Это, скорее, организация этих вещей. Это формы субстанций, которыми люди обладают в своем мышлении, их модели для восприятия и интерпретации…» [13,с.9] (В.Гудинаф).

3) Диалогический, в котором культура – «диалог культур» (В. Библер) – форма общения ее субъектов (В.Библер, С.С.Аверинцев, Б.А.Успенский). Выделяются этнические и национальные культу­ры, создаваемые отдельными народами, нациями. Внутри национальных культур выделяются субкультуры. Это культуры отдельных социальных слоев и групп (молодежная субкультура, субкультура преступного мира и т.д.). Существует также метакультура, которая объединяет разные народы, например, христианская культура. Все эти культуры вступают друг с другом в диалог. Чем более развита национальная культура, тем более она тяготеет к диалогу с другими культурами.

4) Информационный. В нем культура представлена как система создания, хранения, использования и передачи информации, это – система знаков, используемых обществом, в которой зашифрована социальная информация, т.е. вложенные людьми содержание, значение, смысл (Ю.М.Лотман) [14].

Следовательно, культура – это информационное обеспечение общества, это социальная информация, которая накапливается в обществе с помощью знаковых систем.

5) Духовный. Приверженцы этого подхода определяют культуру как духовную жизнь общества, как поток идей и других продуктов духовного творчества. Духовное бытие общества и есть культура (Л.Кертман). Недостаток этого подхода – в сужении понимания культуры, ибо есть еще материальная культура.

6) Деятельностный в котором культура понимается как свойственный человеку способ удовлетворения потребностей, как особый род деятельности. Этот подход берет свое начало у Б. Малиновского, к нему примыкает марксистская теория культуры: куль­тура как способ человеческой деятельности (Э. Маркарян, Ю. А. Со­рокин, Е.Ф.Тарасов).

7) Нормативный, в русле которого культура это – совокупность норм и правил, регламентирующих жизнь людей, программа образа жизни (В.Н.Сагатовский). Эти концепции развивают также Ю.М. Лотман и Б.А.Успенский, которые понимают под культурой наследственную память коллектива, выражающуюся в определенных системах запретов и предписаний.

8) Типологический (М.Мамардашвили, С.С.Аверинцев). Встре­чаясь с представителями другого народа, люди склонны воспри­нимать их поведение с позиции своей культуры, т. е. как бы «мерить их на свой аршин». Например, европейцев, вступающих в контакт с японцами, поражает их улыбка, когда они говорят о смерти близ­ких, которую они рассматривают как проявление бездушия и же­стокости. С позиций же японской культуры – это изысканная веж­ливость, нежелание беспокоить собеседника своими проблемами.

9) Герменевтический, в котором относятся к культуре как ко множеству текстов. Для них культура – совокупность текстов, точнее – механизм, создающий совокупность текстов (Ю. М.Лотман). Тексты – это плоть и кровь культуры. Они могут рассмат­риваться и как вместилище информации, которая должна быть извлечена, и как уникальное, порожденное своеобразием лич­ности автора произведение, которое ценно само по себе. Недо­статок этого подхода – в невозможности однозначного пони­мания текста.

10) Описательный, в котором перечисляются отдельные элементы и проявления культуры – обычай, виды деятельности, ценности, идеалы и т.д., при таком подходе культура определяется как совокупность достижений и институтов, отдаливших нашу жизнь от жизни звероподобных предков и служащих двум целям: защите человека от природы и упорядочиванию отношений людей друг с другом (З.Фрейд). Недостаток данного подхода – заведомо неполный перечень проявлений культуры.

11) Символический подход акцентирует внимание на употреблении символов в культуре. Культура – это «символическая вселен­ная» (Ю.М.Лотман). Некоторые ее элементы, приобретая особый этнический смысл, становятся символами народов: белоствольная березка, щи, самовар, лапти, сарафан – для русских; овсянка и легенды о привидениях в замках – для англичан; спа­гетти – для итальянцев; пиво и колбаса – для немцев и т.д.

12) Функционистский, в котором характеризуют культуру через функции, которые она выполняет в обществе: информационную, адаптивную, коммуникативную, регулятивную, нормативную, оценочную, интегративную, социализации и др. Недостаток этого подхода – в неразработанности теории функций, отсутствие их непротиворечивой классификации. (М. Маклюэн, К. Фьюре, Т.Г. Грушевицкая, А.С. Кармин).

13) Ценностный, в котором культура трактуется как совокупность духовных и материальных ценностей, создаваемых людьми. Чтобы объект обладал ценностью, нужно, чтобы человек осознавал на­личие в нем таких свойств. Способность устанавливать ценность объектов связана с образованием в уме человека ценностных представлений, но важно также и воображение, с помощью которого создаются совершенные образцы, или идеалы, с которыми сравниваются реально существующие объекты. ( М.Хайдеггер, М.Вебер, Г.Францев, Н.Чавчавадзе).

14) Семиотический подход к определению культуры бази­руется на ее понимании, в первую очередь, как системы знаков, репрезентирующей мир, которая затем может ис­пользоваться как средство общения. Такое понимание вос­ходит к К.Леви-Строссу, в соответ­ствии с его воззрениями, все культуры являются знаковы­ми системами, призванными выражать глубоко заложенные когнитивные предрасположения с целью категоризации мира. К.Леви-Стросс считает, что человеческое мышление везде, в принципе, одинаково. Различные культуры являются различными воплощениями базовых абстрактных логических свойств мышления .

Таким образом, выделенные 14 подходов наиболее полно дефинируют данное понятие в разных его аспектах.

Язык является способом существования вербальной культуры, но в то же время есть культурно-историческое образование и тем самым области языка и культуры взаимопересекаются.

Процесс развития культуры всегда сопровождается переоценкой ценностей.

Ж.А.Джамбаева пишет, что с позиции социологии ценности понимаются как общезначимые, разделяемые обществом цели и средства их достижения. С позиции культурологи ценности рассматриваются как результат человеческой деятельности, ее внешнего содержания, которое определяет стремление человека воссоздать всю реальность через самого себя.

Ценность выступает основополагающим принципом культуры, а своеобразие систем ценностей определяет различия культур. Ценности – это социальные, социально-психологические идеи и взгляды, разделяемые народом и наследуемые каждым новым поколением. Ценности – это то, что априори оценивается этническим коллективом как нечто такое, что «хорошо» и «правильно», является образцом для подражания и воспитания (И.А.Стернин).

Ценность связана с реальной действительностью, окружающей человека, и его потребностями, поэтому она выражает определенное оценочное отношение к этой реальности. Человек соизмеряет свое поведение с нормой, идеалом, целью, которая выступает в качестве образца, эталона. Следовательно, ценность – это ценностное отношение, которое обнаруживается во всех продуктах духовного и материального производства, оно переходит из одной сферы в другую, приковывая общественное мнение к наиболее важному и существенному. Ценностное отношение является «ядром», в котором дифференцируется и интегрируется практически-духовное освоение мира, его специфика заключается в том, что оно универсально существует и пронизывает все сферы человеческой деятельности и объективную реалность, в которой существует и сам человек (субъект) [15,с.11].

Г.В.Драч выделяет следующую типологию ценностей на основании тех сфер жизни, в которых они реализуются:

– витальные ценности: жизнь, здоровье, безопасность, качество жизни, уровень потребления, экологическая безопасность;

– экономические ценности: равные условия для товаропроизводителей, благоприятные условия для развития производства товаров и услуг, предприимчивость;

– социальные ценности: социальное положение, трудолюбие, семья, достаток, равенство полов, личная независимость, способность к достижениям, терпимость;

– политические ценности: патриотизм, гражданская активность, легитимность, гражданский мир и свобода;

– моральные ценности: добро, благо, любовь, дружба, долг, честь, бескорыстие, честность, верность, любовь к детям, справедливость, порядочность, взаимопомощь, уважение к старшим;

– религиозные ценности: Бог, Аллах, вера, спасение, благодать, Священное Писание и Священное Предание;

– эстетические ценности: красота, гармония, стиль и т.д.» [16,с.216].

Например, в казахской культуре произошла переоценка ценностей по отношению к такой личности, как Шакарим Кудайбердиев. В годы существования СССР о нем как о личности не говорилось ничего, запрещалось произносить его имя. А с приобретением независимости Казахстаном гениальный мыслитель, философ, писатель Шакарим Кудайбердиев вошел в золотой фонд национальной культуры Казахстана, т.е. он занял достойное место в истории нашей культуры.

В эпоху тоталитарного режима, бывшего СССР, в казахской культуре не отмечался народный праздник «Наурыз» (праздник отмечался в узком кругу семьи). И только с приобретением независимости народный обычай, ритуал вновь «ожил». Сейчас данная традиция приобретает все большее значение для нашей культуры.

Культура, по Ю.В.Рождественскому, это деятельность, служащая обеспечению устойчиво-продуктивной жизни общества за счет отбора, систематизации, хранения, изучения и организации использования правил и прецедентов деятельности [17,с.173].

Различаются в зависимости от количественной характеристики носителей культуры: культура общества; культура коллектива; культура личности.

Однако здесь речь идет о взаимосвязи этих видов культур. То есть каждый человек отражает окружающий мир в своем сознании, пропуская через призму личного опыта. Но это личное становится общественным, когда человек вступает в отношения с другими людьми. И во всех формах взаимоотношений язык играет огромную роль.

Важнейший этап в исследовании языка как средства систематизации культурного опыта связан с работами Э.Сепира, который понимал язык прежде всего как строго организованную систему, все компоненты которой – такие, как звуковой состав, грамматика, словарный фонд, – связаны жесткими иерархическими отношениями. Связь между компонентами системы отдельно взятого языка строится по своим внутренним законам, в результате чего спроецировать систему одного языка на систему другого, не исказив при этом содержательных отношений между компонентами, оказывается невозможным. Языковые системы отдельных языков не только по-разному фиксируют содержание культурного опыта, но и предоставляют своим носителям не совпадающие пути осмысления действительности и способы ее восприятия: «Реальный мир в значительной степени неосознанно строится на основе языковых привычек той или иной социальной группы. Два разных языка никогда не бывают столь схожими, чтобы их можно было считать средством выражения одной и той же социальной действительности. Миры, в которых живут различные общества, – это разные миры, а вовсе не один и тот же мир с различными навешанными на него ярлыками… [18,с.99].

Язык – это то, что лежит на поверхности бытия человека в культуре, поэтому, начиная с XX века (Я.Гримм, Р.Раск, В.Гумбольдт, А.А.Потебня) и по сей день, проблема взаимосвязи, взаимодействия языка и культуры является одной из центральных в языкознании. Данной проблемой занимался и немецкий философ и просветитель И.Г. Гердер, полагая, что национальное – это часть общечеловеческого, что любая национальная культура – это своеобразная форма проявления общечеловеческой культуры [19, с.24]. Истоки этой проблемы усматривают в трудах В. Гумбольдта [20].

В. Гумбольдт считал, что язык универсален в своей основе и национален по различным способам выражения. Он утверждал, что каждый отдельно взятый язык есть «лишь продукт языкового сознания нации…, и поэтому на главные вопросы о началах и внутренней жизни языка… вообще нельзя должным образом ответить, не поднявшись до точки зрения духовной силы и национальной самобытности» [21,с.47].

Основные положения концепции В. Гумбольдта можно свести к следующему:

«1) материальная и духовная культура воплощаются в языке;

2) всякая культура национальна, ее национальный характер выражен в языке посредством особого ведения мира; языку присуща специфическая для каждого языка внутренняя форма;

3) внутренняя форма – это выражение « народного духа», его культуры;

4) язык есть посредник между человеком и окружающим его миром» [21, с.76].

Центральной теорией лингвистической концепции В. Гумбольдта является вопрос о духовном начале, формой выражения которого является язык. Исходя из общей идеи человеческого духа, ученый считал, что формой его выражения является язык народа: «Язык есть как бы внешнее проявление духа народа; язык народа есть его дух, и дух народа есть его язык – трудно себе представить что-либо более тождественное» [22, С.88-89].

Для лингвистической теории В.Гумбольдта характерно понимание внутренней сущности языка как целого, состоящего из диалектических противоречий, которые и определяют характер языка. Противоречивые свойства языка он сформулировал в следующих антиномиях:

1) антиномия языка как деятельности, т.е. – язык есть выражение деятельности духа, а не его «продукт». По мнению автора, каждое поколение получает от предыдущего язык – продукт деятельности народного духа, но в этом языке содержится все для его обновления и вечного движения духа в результате человеческого творчества;

2) антиномия языка и мышления – язык и мышление взаимосвязаны: слово является единством звука и понятия, однако дух человека, воплотившись в понятие, стремится освободиться от уз языка;

3) антиномия объективного и субъективного в языке – по отношению к познаваемому язык субъективен, по отношению к человеку – объективен. Язык существует самостоятельно, не завися от отдельных лиц; человек воспринимает его так, как он завещан традицией, но в то же время сам воссоздает его в собственной речи;

4) антиномия устойчивости и движения в языке – язык постоянно изменяется, являясь в то же время устойчивым. Человек вносит свои изменения в язык, воспринимая его в готовом виде от предшествующих поколений;

5) антиномия индивидуального и коллективного в языке: язык признается творением отдельного индивида, принадлежа в то же время всему народу. Выражая мировоззрение отдельного индивида, язык всегда зависит от народа, к которому он принадлежит;

6) антиномия языка и речи – язык признается совокупностью определенных фактов, реализующихся в виде отдельных актов речевой деятельности. Язык устанавливает для речи регулирующие схемы, предоставляя «индивидуальное оформление их произволу говорящего»;

7) антиномия понимания и непонимания – речь и понимание рассматриваются как разные формы деятельности языка. Говорящий и слушающий воспринимают одинаковый предмет по-разному, вкладывая индивидуальное содержание в одно и то же слово, отсюда взаимное понимание между коммуникантами есть одновременно и разногласие [23, с.79].

О взаимодействии языка и культуры В.Гумбольдт пишет следующим образом: «Среди всех проявлений, посредством которых познается дух и характер народа, только язык и способен выразить самые своеобразные черты народного духа и характера и проникнуть в их сокровенные тайны. Если рассматривать языки в качестве основы для объяснения ступеней духовного развития, то их возникновение следует, конечно, приписывать интеллектуальному своеобразию народа, а это своеобразие следует отыскивать в самом строе каждого отдельного языка. Чтобы намеченный путь рассуждения мог быть завершен, необходимо глубже вникнуть в природу языков и в возможность обратного воздействия различных языков на духовное развитие и таким образом поднять сравнительное языкознание на высшую и конечную ступень» [24, с.69].

Концепция В.Гумбольдта получила своеобразную интерпретацию в работах А.А.Потебни, Ш.Балли, Ж.Вандриеса, И.А.Бодуэна де Куртене, Р.О.Якобсона и других исследователей.

Говоря о взаимодействии языка и культуры, следует указать на лингвистические науки, занимающиеся данной проблематикой. Это прежде всего этнолингвистика, лингвострановедение и на современном этапе лингвокультурология.

В современном языкознании проблемы взаимоотношения языка и культуры получили освещение в трудах В.В.Воробьева, В.А.Масловой, Е.И.Кукушкиной, Е.М. Верещагина, В.Г. Костомарова, Ю.В.Рождественского и др. Однако, по словам М.М.Копыленко, незаслуженно забывается имя известного тюрколога М. Кашгари [25], еще в XІ в. отметившего большое влияние уклада жизни, рода занятий и особенностей географической среды на язык «Яркая этнолингвистическая направленность труда Махмуда Кашгари не повторяется более ни в одном лингвистическом сочинении Востока и Запaда» [26, с.5].

Возникает вопрос о соотношении этнолингвистики, лингвострановедения и лингвокультурологии.

Следует отметить, что более подробно о связи лингвокультурологии с различными смежными дисциплинами мы рассматриваем в отдельном параграфе «Связь лингвокультурологии с другими смежными дисциплинами».

Под лингвострановедением обычно понимают аспект преподавания определенного языка иностранцам, в котором «с целью обеспечения коммуникативного обучения и для решения общеобразовательных и гуманитарных задач лингводидактически реализуется кумулятивная функция языка, проводится аккультурация адресата, причем методика преподавания имеет филологическую природу – ознакомление проводится через посредство языка и в процессе его изучения» [27, с.3].

Как известно, целью этнолингвистики является ретроспектива, раскрытие фольклорной картины мира того или иного этноса. По словам М.М Копыленко, «предмет этнолингвистики нередко сужается до так называемой этнокультурной лексики и фразеологии, с чем нельзя согласиться. В нашем представлении предмет этнолингвистики гораздо шире, он включает все то, в чем находит отражение идеоэтничность, в том числе народный менталитет. [26, с.19].

Целесообразно, на наш взгляд, отметить, как природу казахской ментальности раскрывает философ Д.Кшибеков: «Духовность – своеобразное единство знания, этического (нравственного), эстетического (красота), т.е. ментальную природу каждого индивидуума определяет духовность – как внутренний мир человека, идеальный мир, сконструированный воображением. Этот мир заключает в себя и верования, и нравственные качества, и понятие красоты» [28, с.96].

Особенностью казахского менталитета ученый считает следующие:

«1) казахи мудро сочетали два принципа в менталитете – принцип демократичности и аристократичности;

2) казахи не знали крепостничества, авторитаризма, деспотизма и очень ценили личную свободу, независимость;

3) казах знал цену всему: прежде всего слова – слово предоставлялось умным людям, которые умели не только говорить, но и следовали моральным устоям; отсюда и табу на многие негативные слова и поступки;

4) этической нормой считалось умение соблюдать равноправие, говорить складно, но немногословно;

5) еще один фактор менталитета казаха – признание активности человека, которая способна изменить мир» [28,с.96].

М.С.Орынбеков понимает менталитет как «фермент» культуры каждого этноса, формируемый в обществе и проявляющиеся у всех членов этого сообщества. Менталитет управляет социальной жизнью человека, так как является своеобразным ориентиром в окружающем мире и «служит мерилом при выборе принятия решений» [29, с.8].

В нашем понимании менталитет – это внутренний духовный мир, который проецируется в поведении и действиях представителей этноса, тем самым определяя его своеобразие; отражение сознательных и бессознательных процессов сознания, проявляющееся в духовном мире этноса.

Следует отметить, что в рамках этнолингвистического направления возникла школа Н.И.Толстого, исследование которой направлено на реконструкцию славянской культуры.

В казахском языкознании создана этнолингвистическая школа А.Т.Кайдаровым, в рамках которой выполнено огромное количество исследований, отражающих национально-культурные особенности казахского народа, в различных аспектах и областях. Назовем некоторые из них: в области прикладного искусства (С.Қасиманова, Д.Шоқпарова); в области музыкального искусства и музыкальных инструментов ( Б.Сарыбаева, О.Хаймулдина); в области наименований и заболеваний животных (Ш.Жанәбілова, Г.Себепова, А.Жақыпова, Х.Қашағанова, Ж.Бердімұратова); в области именований животных и рыб (Қ.Қыдырбаева, Куленова); в области астрономии и различных видов народных календарей (М.Искакова, А.Машанова); в области народной медицины и лечебных трав (С.Сұбханбердина, М.Қожабекова, Б.Атшабарова); в области религиозных верований, традиций, преданий ( М.Тоқжігітова, Ақназарова); в области именований хищных птиц и охотничьего промысла (Ж.Бабалықова, А.Тұрдыбаева, Е.Тұрысова, Ғ.Нүрпейісова) и т.д. [30,С.18-22].

По свидетельству А.Т.Кайдарова, по казахской этнографии только до революции было опубликовано более тысячи работ самого различного характера [31,с.24].

Особо следует отметить, что существует ряд добротных работ в казахстанской лингвистике (ХІХв.-ХХв.-ХХІв.), выполненных в русле этнолингвистики и имеющие прямое либо косвенное отношение к этнокультуре, которые затрагивались учеными–тюркологами: Ч.Валихановым [32,33], И.Алтынсариным [34], Е.Н.Жанпеисовым [35], Н.Уалиевым [36], Х.А.Аргынбаевым [37], Ж.А.Манкеевой [38], В.У.Махпировым [39] и многие другие.

Е.Н.Жанпеисов подчеркивает, что «каждый этнос, так же, как и каждый этникос, характеризуется общностью культуры. Основным носителем этнических свойств, этническим слоем культуры вообще является обыденное сознание, обиходный язык и традиционно-бытовая культура» [35, с.3].

Следует отметить, что работы этнографического характера, исследующие национально-культурные особенности казахского народа имеют огромное и важное значение для развития казахстанской лингвистики в целом.

Большой вклад в развитие этого направления внес М.М.Копыленко разработавший основные принципы и направления этнолингвистики: «Этнолингвистика есть раздел языкознания или шире – направление в языкознании, ориентирующее исследователя на рассмотрение соотношения и связи языка и духовной культуры, языка и народного менталитета, языка и народного творчества, их взаимозависимости и разных видов их корреспонденции. Этнолингвистика не есть простой гибрид языковедения и этнологии или смесь отдельных элементов (фактологических и методологических) того и другого» [26,с.29].

Рядом ученых высказывается мнение о том, что этнолингвистика выступает как бы фундаментом лингвокультурологии. Так, по словам С.Е.Исабекова, «по сравнению с этнолингвистикой все остальные научные направления, изучающие особенности материальной и духовной жизни народа, культуру через языки, речевое коммуникативное поведение людей, возникли по времени значительно позже и по совершенно иным обстоятельствам, с иными целями и задачами. Но все они так или иначе испытывают на себе полезное воздействие фундаментальной для науки и теории – этнолингвистики» [40,с.47].

В центре современной этнолингвистики находятся лишь те элементы лексической системы языка, которые соотносимы с определенными материальными или культурно-историческими комплексами. В рамках этого направления можно выделить две самостоятельные ветви, которые обозначились вокруг двух важнейших проблем:

1) реконструкция этнической территории по языку, прежде всего сюда относятся работы: Р.А.Агиева, С.Б.Бернштейна, В.В.Иванова, Т.В.Гамкрелидзе [41] и других;

2) реконструкция моральной и духовной культуры этноса по данным языка – работы: В.В.Иванова, В.Н.Топорова [42], Т.В.Цивьян [43], Т.М.Судника,

Н. И. Толстого и его школы.

Самостоятельным направлением можно считать и лингвокультурологию, основанную на идеях В.Н.Телия, В.В. Воробьева и других.

Развитие лингвокультурологического направления обусловливается стремлением к осмыслению феномена культуры как специфической формы существования человека и общества в мире. При этом особо стоит подчеркнуть научный характер осмысления тех фактов, которые до сих пор носили философский оттенок. Научный подход наиболее четко проявил себя в понимании культуры как семиотической системы, которая, с одной стороны, концентрирует в себе некоторый объем полезной для общества информации, а с другой – представляется инструментом добывания этой информации и удовлетворения в ней самого общества.

Для лингвокультурологических исследований – в рамках семиотического подхода становится важным, с одной стороны, понять, что представляет собой данная информация, то есть те модели, с помощью которых происходит контакт общества с миром, а с другой – как данная информация материализуется, то есть фиксируется и получает способность к тому, чтобы быть переданной и полученной членами общества. Кроме того, лингвокультурология стремится понять, как данная информация циркулирует, то есть хранится и передается внутри общества.

Картина, которую являет собой соотношение языка и культуры, чрезвычайно сложна и многоаспектна. К сегодняшнему дню в решении этой проблемы наметилось несколько подходов.


Каталог: ebook -> umm
umm -> Учебное пособие по социологии
umm -> Курс лекций "Государственное и муниципальное управление в зарубежных странах"
umm -> Введение в философию
umm -> I. История и философия науки >31,2%
umm -> Курс лекций по философии предназначен не только для студентов и магистрантов всех специальностей и преподавателей философии, но и для всех интересующихся философией
umm -> Экономика социальной сферы
umm -> Лекция №1-2: Лингвокультурология как научная и учебная
umm -> Тема №1 Философия как феномен культуры
umm -> Введение в философию


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   50


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница