Алимжанова Г. М. Сопоставительная лингвокультурология


Национальная языковая личность



страница17/50
Дата30.01.2018
Размер3.95 Mb.
ТипРеферат
1   ...   13   14   15   16   17   18   19   20   ...   50
3.4 Национальная языковая личность
Несмотря на многообразие отношений объективной действительности, находящих воплощение в языке, ведущее место принадлежит человеку. Как справедливо отмечает Г.А.Золотова, «человек центральная фигура языка и как лицо говорящее, и как главное действующее лицо мира, о котором он говорит» [165,с.5]. Антропоцентрическая концепция, согласно которой в основе языковой деятельности находится человек, получила обоснование в работах Э.Бенвениста, В.В.Виноградова, Ю.С.Степанова, Г.А.Золотовой и других.

Э. Бенвенист интерпретирует данное свойство языка как субъективность, имея в виду способность говорящего представить себя в качестве «субъекта». Он отмечает: «именно в языке и благодаря языку человек конституируется как субъект, ибо только язык придает реальность, свою реальность, которая есть свойство быть, – понятию «ego» – мое «я» [255,с.293]. Ю.С. Степанов развивает, данный принцип языка, называя его антропоцентричным. Он пишет: «…язык есть семиотическая система, основные референциальные точки которой непосредственно соотнесены с говорящим индивидом», и «язык создан по мерке человека, и этот масштаб запечатлен в самой организации языка; в соответствии с ним язык и должен изучаться» [105,с.15]. Антропоцентрическую точку зрения на язык Г.А.Золотова представляет «наиболее естественной и адекватной действительному положению вещей» [158,С.5-6].

Новый ракурс антропоцентризма как доминантной идеи современной лингвистики представлен в исследовании Л.М. Шайкеновой [256], посвященной обоснованию теории рефлексивной лингвистики как нового научного направления, основанного на понятии рефлексии – процесса размышления человека о происходящем в его собственном сознании. Рефлексивная лингвистика исследует ментальный процесс человека, направленный на познание и анализ собственных мыслей, идей, мнений и представлений.

Идея рассмотрения существования и функционирования языка в связи с его носителем-человеком всегда была присуща языкознанию, однако усиление роли «человеческого фактора» приводит к cмещению фокуса исследований с проблем описания языковой структуры в область, центром которой становится Homo Loguens (человек говорящий).

Возрастание интереса к изучению личности в гуманитарных науках в последние годы объясняется двумя моментами: во-первых, в условиях глобальной коммуникации и свободного доступа к информации индивидуальные возможности личности резко расширились. Во-вторых, произошло осознание того, что личность соизмерима с миром, что мир культуры в широком смысле персонален. Видимо, это и определило эволюционный скачок личности, изменение ее «научного веса» и выдвижение ее в число приоритетных объектов философии, культурологии, языкознания. Обращениe лингвистов к антропоцентризму обусловлено признанием ведущей роли человека в процессах порождения и использования речи, В новой лингвистической парадигме на первый план выдвигается языковая личность, определяющая семантическое пространство языка.

Языковая личность становится своеобразным перекрестком, где сталкиваются интересы лингвистов, культурологов социологов, философов и др.

Представления об индивидуальном характере владения языком зародились в XVIII - XIX вв, в трудах В. фон Гумбольдта и И.Г.Гердера, затем получили значительное развитие в трудах Л. Вайсгербера, И.А. Бодуэна де Куртэнэ, К. Фосслера и др. В настоящее время в российском языкознании аналогичные представления развиваются: Ю.Н. Карауловым, Г.И. Богиным, К.Ф. Седовым, В.И. Карасиком, B.Р. Шаховским, и в казахстанском языкознании есть работы: Г.Г. Гиздатова, Л.В. Екшембеевой, Л.К. Жаналиной, Г.И.Исиной, Ж.А.Джамбаевой и др., чьи работы посвящены изучению языковой личности.

Языковая личность должна раскрываться как личность, выраженная в языке (homo loquens). «В противном случае эта проблема останется на уровне рассуждений о культуре и личности вне ее воплощения в языке, т.е. не выступит как предмет лингвокультурологии» [65,с.93].

Понятие личности как сложное и многогранное образование трактуется неоднозначно.

Исследователи, рассматривающие языковую личность с различных позиций и оснований, выделяют отличные друг от друга аспекты.



I.Философский аспект. Философы под личностью подразумевают, во-первых, человеческий индивид, выступающий в качестве субъекта сознательной деятельности в сфере общественных отношений. Во-вторых, под личностью понимают социальную значимость индивида, его социально-этический и психологический облик. В данном контексте понятие личности, фиксируя меру социального в индивидуальном, употребляется в аксиологическом смысле.

Более детально понятие личности раскрывается при обращении к структуре личности. Существует точка зрения, что «в структуру личности следует включать следующие подструктуры:



  1. биологическая подструктура: темперамент, половые, возрастные, иногда патологические свойства психики;

  2. психологическая подструктура: память, эмоции, ощущения, восприятия, мышление, воля;

  3. подструктура социального опыта: приобретенные знания, навыки, умения, привычки:

  4. подструктура направленности личности: влечения, желания, интересы, убеждения, индивидуальная картина мира, кругозор» [257,с.204].

II.Психологический аспект. В психологии личностью считается каждый отдельный человек с присущими ему индивидуальными особенностями характера, интеллекта, эмоциональной сферы. К психологическим свойствам личности относятся характер, темперамент, способности человека, а также особенности протекания психических процессов. При непрерывном изменении психических состояний (переживаний, мотивов поведения и т.п.) психологический склад или облик личности остается в известной степени постоянным, что связано с относительным постоянством условий жизни, с типологическими особенностями нервной системы индивида. Иными словами, личность трактуется как относительно стабильная организация мотивационных предрасположений, которые возникают в процессе деятельности из взаимодействия между биологическими побуждениями, социальным и физическим окружением и условиями.

Л.Н. Леонтьев отмечает что, «личность человека ни в каком смысле не является предшествующей по отношению к его деятельности, как и его сознание, она ею порождается» [258,с.173].



III.Социологический аспект. В социологии под личностью понимается социально-адаптированный индивид, выполняющий определенную социальную функцию. Как отмечает И.С. Кон, «во-первых, человек рождается в обществе, зависимость от которого ощущается им с раннего детства. Человек воспринимает уже готовые нормы и образцы поведения, сложившиеся в обществе и принимает как данность. Во-вторых, человек формируется обществом для исполнения определенных социальных функций через процесс социализации, представляющий собой процесс формирования личности общественным воспитанием, которое направлено на усвоение человеком норм, требований, ценностей той социальной среды, в которой он вынужден существовать с момента рождения» [259,с.25].

В этом смысле человек является одновременно и объектом, и субъектом общественных отношений. И.С. Кон совершенно прав в том, что личность нельзя оторвать от ее окружения, семьи, близких людей, а также от социальной группы, и, на наш взгляд, от этноса, нации и других социальных общностей.

Иначе говоря, под социализацией понимается процесс вхождения индивида в социальную среду, усвоение им социальных влияний, приобщение к системе социальных связей, построение определенной стратегии деятельности, процесс мобилизации сил и возможностей субъекта.

IV.Культурологический аспект. В культурологическом аспекте, на наш взгляд, содержится объемное понимание личности как продукта культуры. В этом смысле личность вбирает в себя и философский, и социально-психологический аспекты.

Следует отметить, что именно с культуры начинается духовное общение людей, понимание и сотрудничество народов, а общение культур актуализируется в общении личностей, основным средством которого выступает язык. Язык – это своего рода зеркало, которое стоит между индивидом и миром, оно показывает мир в восприятии человека. Одновременно в зеркале языка отражается и сам человек, его личность, поведение, жизненные установки, система ценностей, его деятельность, а также культура народа, который на этом языке говорит.

Следующая группа аспектов рассмотрения языковой личности представлена системно-структурным основанием, представителем которой является В.И. Карасик.

Применительно к коммуникативной личности он выделяет: ценностный, познавательный, поведенческий аспекты.

«I.Ценностный аспект. Ценностный план коммуникативной личности содержит этические и утили­тарные нормы поведения, свойственные определенному этносу в определенный период. Эти нормы закреплены в нравственном кодексе народа, отражают исто­рию и мировосприятие людей, объединенных культурой и языком. Существуют общече­ловеческие ценности; ценности; свойствен­ные определенному типу цивилизации (например, нормы поведения согласно тому или иному вероучению); ценности, характеризующие определенный этнос, а так­же подгруппы внутри этноса; индивидуальные ценности личности. Соответственно коммуникативную личность можно охарактеризовать в ценностном аспекте по соотношению доминантных ценностей.

II. Познавательный аспект. Познавательный план коммуникативной личности выявляет­ся путем анализа картины мира, свойственной ей. На уровне культурно-этниче­ского рассмотрения выделяются предметно-содержательные способы интерпретации действительности, свойственные носителю определенных знаний о мире и языке.

III. Поведенческий аспект. Поведенческий план коммуникативной личности характеризуется специфи­ческим набором намеренных характеристик речи и паралингвистических средств общения. В первом выделяются индексы речи мужчин и женщин; детей и взрослых; образованных и менее обра­зованных носителей языка; людей, говорящих на родном и неродном языке; во втором выделяются ситуативные индексы общения (расстояние между участниками общения, громкость голоса и отчетли­вость произношения, выбор слов, типы обращений и т.д.)» [226,С.22-23].

Таким образом, все названные аспекты коммуникативной личности − ценностный, познавательный и поведенческий − соотносятся с языковыми способами выражения, вербальными и невербальными.

Когнитивно-лингвистический аспект концептуальной языковой личности представлен точкой зрения Ю.Н. Караулова согласно которой под языковой личностью понимается «совокупность способностей и характеристик человека, обусловливающих создание и восприятие им речевых произведений (текстов), которые различаются: а) степенью структурно-языковой сложности; б) глубиной и точностью отражения действительности; в) определенной целевой направленностью» [260,с.36].

К числу важнейших вопросов теории языковой личности отно­сятся выделение типов языковых личностей и освещение подхо­дов к их изучению. В.П. Нерознак считает необходимым определить следующие этапы изучения языковой личности.

1.Человек осознает свою идентичность в рамках своей принадлежности к этносу и ис­числяемой совокупности социальных групп и в границах своей уникальной личности.

2.Такое осознание фиксируется в языковом сознании и в коммуникативном поведении и может быть объективировано при помощи используемых в лингвистике специальных ис­следовательских процедур.

3.Языковое сознание членится на релевантные фрагменты осмысления действитель­ности, которые имеют вербальное выражение и допускают этнокультурное, социокультур­ное и личностно-культурное измерения.

4.Коммуникативное поведение выражается в текстах, возникающих в ситуациях обще­ния и характеризующих участников общения как принадлежащих этнокультурной и социо­культурной общности и как индивидуумов.

5.Типизируемые ситуации общения соотносятся с фрагментами осмысливаемой дей­ствительности, при этом выделение и типизация коммуникативных ситуаций и фрагментов мира зависят от степени их значимости для индивидуума, социальной группы и этноса, т.е.
в основе значимого выделения тех или иных признаков лежат ценностные приоритеты.

6.Можно выделить а) типы языковых личностей, для которых ведущим моментом бу­дет осознание и переживание своей этнокультурной либо социокультурной, либо индиви­дуально-культурной идентичности; б) типы концептов, определяющих этнокультуру, социокультуру либо индивидуальную личность; в) типы дискурса, возникающего для поддержания и развития этнокультуры, социокультуры и индивидуально-личностной культуры человека.

7.Языковая личность едина в ее различных проявлениях и аспектах изучения: изучая личность, мы должны прийти к специфическим для этой личности концептам и типам дис­курса; моделируя концепты, мы выявляем характеристики типизируемых личностей и типов дискурса; выделяя типы дискурса мы с иных позиций устанавливаем характеристики лич­ностей и определяем организующие тот или иной дискурс концепты» [261,с.116].

В соответствии с целью и задачами нашего исследования мы хотели бы дополнить высказывание В.П.Нерознака мыслью о том, что для лингвокультурологии понятие языковой личности является одним из центральных понятий, поскольку этнокультурная, социокультурная , индивидуальнокультурная составляющая языка, типы концептов, а также типы дискурса, развивающие поддерживающие этно и социокультуры, невозможны без языковой личности. Языковая личность для лингвокультурологии есть основное условие и основная цель лингвокультурологии. При этом языковая личность для лингвокультурологии интересна именно представленностью в ее языковом сознании, в ее речевой деятельности культурного компонента, т.е. тем, как и в какой мере деятельность человека определяется принадлежностью к определенной национальной культуре.

В российском языкознании глубокое и всестороннее исследование проблемы языковой личности было проведено Ю.Н. Карауловым и отражено в работе «Русский язык и языковая личность».

В современной российской лингвистике вслед за исследованием Ю.Н.Караулова появились работы, посвященные изучению и разработке теории языковой личности, наметились следующие аспекты изучения проблемы языковой личности: 1) языковая личность в когнитивном аспекте [262], [263]; 2) языковая личность в прагматическом аспекте, [264], [265]; 3)языковая личность в коммуникативно-деятельностном аспекте [266]; [267], [268], [269]; 4)языковая личность в аспекте культурного пространства [270], [271], [272], [273], [274], [275], [276], [277], [278]; 5) языковая личность в художественном тексте [279], [280], [281], [282], [283], [284]; 6) специфика организации лексикона в структуре языковой личности [285]; 7) феномен языковой личности в свете лингводидактики [286] и др.

Язык как результат когнитивной деятельности человека становится темой
научных изысканий как в России [287], [288], [289], [290], [291], [292], так и в Казахстане [293], [294], [295].

Обратимся к термину «языковая личность», введенному Ю.Н. Карауловым и дадим определение его же словами. «Языковая личность − многослойный и многокомпонентный набор языковых способностей, умений, готовностей к осуществлению речевых поступков, которые классифицируются, с одной стороны, по видам речевой деятельности (аудирование, говорение, чтение и письмо), а с другой – по уровням языка» [77,С.42-43], то есть, поясним его же словами, «языковая личность есть личность, выражена в языке (текстах) через язык, есть личность, реконструированная в основных своих чертах на базе языковых средств. Процесс формирования личности приравнивается к процессу ее социализации во взаимосвязанной цепочке: человек говорящий – человек деятельный – человек духовный» [77,С.42-43].

Ю.Н.Караулов рассматривая такие понятия, как языковое сознание, языковая личность, языковая способность, языковая картина мира, дает следующую характеристику каждому из этих понятий.

Языковая способность понимается как ответственная за полноту владения языком, как обладающая структурой, изоморфемой уровневому устройству языка, репрезентирующий язык с позиции умения создавать и понимать тексты.

Языковое сознание предстает в виде некоторой «емкости», которая заполнена хаотически перемешанными разнокалиберными единицами – как строевыми единицами собственно языка, так и выходящими за его границы вербально выраженными представлениями об окружающем мире, культурными фактами, именами, идеями, концептами, вообще тем, что называют энциклопедической информацией разного маштаба.

Языковая картина мира воспринимается как отраженное в языке и выраженное с помощью языка упорядоченное представление об устройстве окружающей реальности.

Языковая личность – это согласно общепринятым представлениям: 1) любой носитель того или иного языка, охарактеризованный на основе анализа произведенных им текстов с точки зрения использования в этих текстах системных средств данного языка для отражения видения им окружающей действительности (картины мира) и для достижения определенных целей в этом мире; 2) наименование комплексного способа описания языковой способности индивида, соединяющего системное представление языка с функциональным анализом текстов.

Соотношение этих понятий Ю.Н.Караулов представляет следующим образом:

«Языковое сознание на основе языковой способности порождает и интерпретирует тексты, анализируя которые мы составляем представления о языковой картине мира, являющейся принадлежностью языковой личности, а последняя в свою очередь, обладает специфической структурой, переживает процессы онтогенеза и эволюций, характеризуется развернутой типологией и подвергается изучению в разнообразных ситуациях ее функционирования» [77,с.113]. Таким образом понятие языковая личность выступает как старшее, как более общее, подчиняющее себе три других, объясняющее их суть и взаимодействия.

Понятие «языковая личность», образовано проекцией в область языкознания соответствующего междисциплинарного термина, в значении которого преломляются философские, социологические и психологические взгляды на общественно значимую совокупность физических и духовных свойств человека, составляющих его качественную определенность. Прежде всего под «языковой личностью» понимается «человек как носитель языка, взятый со стороны его способности к речевой деятельности, т.е. комплекс психофизических свойств индивида, позволяющий ему производить и воспринимать речевые произведения, – по существу, личность речевая. Под «языковой личностью» понимается также совокупность особенностей вербального поведения человека, использующего язык как средство общения, – личность коммуникативная. И, наконец, под «языковой личностью» может пониматься закрепленный преимущественно в лексической системе базовый национально-культурный прототип носителя определенного языка, своего рода «семантический фоторобот», составляемый на основе мировоззренческих установок, ценностных приоритетов и поведенческих реакций, отраженных в словаре – личность словарная, этносемантическая» [77,с.10].

Поэтому сама социальная сущность языка заключается в том, что он существует, прежде всего, в языковом сознании – коллективном и индивидуальном. Соответственно, «носителями культуры в языке являются языковой коллектив и индивидуум. Коллектив как этнос и индивидуум являются крайними точками на условной шкале языкового сознания» [77,с.8].

«Личность (или, точнее, свойство личности то, что мы далее назовем


«личностью») имеет следующие значения: 1) абстрактное: а) характер
морального или юридического лица; б) психологическая функция, в
результате которой индивид рассматривает себя как единое и постоянное
«Я»; в) обычное и доминирующее сосредоточение на себе самом, то есть,
эгоизм; г) оригинальность; 2) конкретное значение: а) моральное лицо,
точнее, лицо, реализующее в высокой степени свойства, выделяющие его из
числа обычных биологических индивидов; б) человек, в том или ином
отношении стоящий в обществе особняком» [77,с.205]. Наконец, «субъект» в общем смысле (в том числе, в психологии) – «индивид, о котором говорят, размышляют, которого познают или над которым наблюдают. Человек (индивид) реализуется как личность только в социуме, в результате общения с людьми. Личность – это человек, уже присвоивший в процессе социализации свою человеческую сущность, в том числе и язык общества, в объеме, необходимом в данный момент жизни и развития для равноправного с другими людьми участия в производстве материальных и духовных, в том числе и языковых ценностей. Одним из видов общения является речевое общение, и здесь мы можем говорить уже о языковой личности. В психологии личность трактуется как относительно стабильная организация мотивационных предположений, которые возникают в процессе деятельности из взаимодействия между биологическим и социальными и физическим окружением, условиями» [77,с.35]. Одной из важных характеристик языковой личности является «способность использовать разные подъязыки и свободно переключаться в диалоге (который понимается как процесс речевого взаимодействия, протекающий в определенной социальной сфере по определенным правилам и нормам) – в соответствии с изменением ситуации, цели и участника коммуникации – с одного на другой» [77,с.11].

Проблема языковой личности в современной лингвистике является дискуссионной, и в литературе параллельно функционируют два термина – «языковая личность» и «языковая модель человека». «Бесспорно, что эти понятия обозначают одно явление, однако здесь проявляется не избыточность терминологии, а продуманное разграничение объекта по функции: согласно общепринятому мнению, языковой личностью следует называть комплекс дифференцирующих признаков конкретного носителя языка (как коллективного, так и индивидуального, тогда как языковая модель человека – набор не только дифференцирующих знаков, но и энциклопедических сведений» [77,с.93].

Языковая личность – понятие, соотносящееся с экстралингвистическими факторами (например, коммуникативная сеть), тогда как языковая модель человека погружена в язык и действительна только в пределах языка. Первый термин соотносится с гуманитарными дисциплинами: образ автора, голос героя, идеостиль в литературоведении; личность, самосознание в психологии и философии; а второй апеллирует к аппарату точных наук – к математическому моделированию.

Носителем языкового сознания является языковая личность, т.е. человек, существующий в языковом пространстве – в общении, в стереотипах поведения, зафиксированных в языке, в значениях языковых единиц и смыслах текстов.

Под языковой личностью мы понимаем совокупность способностей и характеристик человека, обусловливающих создание и восприятие им речевых произведений (текстов), которые различаются: а) степенью структурно- языковой сложности; б) глубиной и точностью отражения действительности; в) определенной целевой направленностью. В этом определении соединены способности человека с особенностями порождаемых им текстов.

Все, что было сказано о языковой личности до сих пор, дает основание, трактовать ее не только как часть объемного и многогранного понимания личности в психологии, не как еще один из ракурсов ее изучения, наряду, например, с «юридической», «экономической», «этической» и т.п. «личностью», а как вид полноценного представления личности, вмещающий в себя и психический, и социальный, и этический и другие компоненты, но преломленные через ее язык, ее дискурс.

Таким образом, «уже в самом выборе языковой личности в качестве объекта лингво-психологического изучения заложена потребность комплексного подхода к ее анализу, возможность и необходимость выявления на базе дискурса не только ее психологических черт, но философско-мировоззренческих предпосылок, этно-национальных особенностей, социальных характеристик, историко-культурных истоков» [77,с.201].

Между коммуникативно-деятельностными потребностями и тремя уровнями «языковой личности», как отмечает Ю.Н.Караулов, можно установить определенные взаимосвязи. Правда, он делает оговорку, что число потребностей потенциально бесконечно. «Источник потребностей – не имеющий границу процесс общественного производства духовных и материальных ценностей, деятельность в широком смысле слова, и умножая свои потребности, человек и общество накапливают ценный резерв, увеличивают свой ценностный потенциал. Таким образом, попытка исчислить человеческие потребности вообще обречена, как кажется, на неудачу» [77,с.212].

Ю.Н. Караулов указывает, что языковая личность начинается собственно не с нулевого уровня, а с первого, на котором оказывается возможным индивидуальный выбор, личностное предпочтение одного понятия другому. На втором уровне языковая личность сливается с социальной.

В своей концепции языковой личности Ю.И.Караулов вводит понятие психоглоссы, определяемой как «единица языкового сознания, отражающая определенную черту языкового строя, или системы родного языка, которая обладает высокой устойчивостью к вариациям и стадиальностью во времени, то есть интегрирует свойства изоглоссы и хроноглоссы на уровне языковой личности» [77,с.25]. По гипотезе автора, набор конкретных психоглосс и определяет содержание языкового типа. Психоглоссы безразличны к нормированности или ненормированности того или иного явления [77,с.31]. Трем уровням языковой личности соответствует три вида психоглосс: грамматические, когнитивные и мотивационные. «Первые связаны со знанием родного языка, вторые совпадают с типичными категориями образа мира соответствующей эпохи, третьи в какой-то степени отражают национальный характер» [77,с.161].

Понять определенную национальную личность – это значит воспроизвести в сознании другой национальной личности не только логику ее бытия, систему ценностей, но также и то специфическое видение мира, особое мироощущение, конструируемую ею свою особую, исторически обусловленную «картину мира».

Социальная сущность языка заключается в том, что он существует прежде всего в языковом сознании – коллективном и индивидуальном. Соответственно языковой коллектив, с одной стороны, и индивидуум, с другой стороны, являются носителями культуры в языке. Коллектив как этнос или нация и индивидуум являются крайними точками на условной шкале языкового сознания.

Носителем языкового сознания является языковая личность, т.е. человек, существующий в языковом пространстве – в общении, в стереотипах поведения, зафиксированных в языке, в значениях языковых единиц и смыслах текстов.

Языковая личность в социолингвистическом аспекте моделируется с позиций либо заданного социального типа, либо определенных знаков, рассматриваемых как индикаторы статуса или роли [226,с.11].

«Одним из возможных подходов к изучению языковой личности может быть выделение релевантных признаков модельной личности, т.е. типичного представителя определенной этносоциальной группы, узнаваемого по специфическим характеристикам вербального и невербального поведения и выводимой ценностной ориентации. Например, это русский интеллигент, английский аристократ, немецкий офицер. Модельная личность представляет собой прототипный образ, стереотип поведения, который оказывает существенное воздействие на культуру в целом и служит своеобразным символом данной культуры для представителей других этнокультур» [226,с.12]. Например, в современной России выделяются такие модельные личности как: «Братан», «Новый русский», «Телевизионный ведущий».

В.И. Карасик характеризует их следующим образом.

«Первый тип – это криминальная личность, узнаваемая по широкой шее, золотой цепи на шее и тюремному жаргону (разборки, наезд, мочить, кидать), специфической интонации. Ценностной ориентацией «Братана» является неписанный кодекс вора, который всегда противостоит официальному закону. Отличие современного «Братана» от прежнего вора состоит в том, что он чувствует себя хозяином положения в стране и легко переходит в статус «Нового русского», т.е. молодого малообразованного очень богатого бизнесмена, который сумел сколотить капитал нечестным путем.

Второй тип – «Новый русский» – должен демонстрировать свое богатство в суперлативе (самый дорогой автомобиль, самый шикарный мировой курорт), он одет очень ярко и безвкусно, изъясняется с помощью уголовного жаргона и приблизительных номинаций. «Новый русский» соединяет в себе характеристики сказочного дурака (позитивный образ, противостоящий власти) и сумасбродного купца, транжирящего большие средства на виду у бедствующих людей.

Третий тип – «Телевизионный ведущий» – в отличие от первых двух ассоциируется с властью, является носителем голоса власти. Телеведущий отличается высокой степенью интеллекта , образован, его речь безупречна, он свободно владеет иностранным языком, нормами этикета, склонен к тонкому юмору и иронии» [226,С.12-13].

Процессы социализации личности осуществляются через родной язык как процесс формирования национально-культурной базы. C.C. Кунанбаева отмечает, «если принять, что овладение культурой и языком является органическим проявлением социализации личности, то правомерно, что в процессе социализации в собственной лингвокультуре человек преломляет и укрепляет в своем сознании социальные отношения, концепты, убеждения, социальные стереотипы, отражающие систему знаний и норм, характерных для его лингвокультурного социума» [296,с.108].

Языковая личность имеет уровневую организацию. Так, Ю.Н. Караулов представляет структуру языковой личности как состоящую из трех уровней: вербально-семантический уровень; когнитивный уровень; прагматический уровень. Остановимся подробнее на характеристике уровней языковой личности.

«Нулевой уровень соответствует степени владения обыденным языком и в качестве единиц, из которых складывается личность на данном уровне, выступают отдельные слова, отношения между которыми охватывают все разнообразие их грамматико-парадигматических, семантико-синтаксических и ассоциативных связей. Совокупность этих связей распространяется на наиболее ходовые, стандартные словосочетания, простые формульные предложения и фразы типа: ехать поездом, пойти на вокзал и др.

Первый уровень предполагает отражение в описании языка модели мира. Единицами данного уровня являются обобщенные теоретические или обыденно-житейские понятия, крупные концепты, идеи, выразителями которых оказываются как будто те же слова нулевого уровня, но облеченные теперь дескрипторным статусом. Отношения между этими единицами выстраиваются в упорядочен­ную, иерархическую систему, в какой-то степени отражающую картину мира.

Второй уровень включает выявление и характеристику мотивов и целей, движущих развитием языковой личности, ее поведением, управляющих ее текстопроизводством и в конечном итоге определяющих иерархию смыслов и ценностей в ее языке модели мира» [77,с.42].

Каждая личность является носителем не только родного языка, но и его культуры, следовательно, она является национальной языковой личностью. В ее структуре инвариантная, ядерная часть является главной. В некоторых случаях функциональных языков может быть более одного. В таких условиях человек владеет и тем, и другим языком практически в одинаковой степени. И порой оказывается сложно поставить четкую грань между родным и неродным языками. Это происходит потому, что второй язык усваивается так же, как и родной с материальной и духовной другой культурой, с ее культурными концептами, обычаями, обрядами и т.д.

Понять определенную национальную личность – это значит воспроизвести в сознании другой национальной личности не только логику ее бытия, систему ценностей, но также и то специфическое видение мира, особое мироощущение, конструируемую ею свою особую, исторически обусловленную «картину мира».

Понять национальную личность можно только при строго определенном методологическом подходе, измеряя и адекватно характеризуя ее, но соответствующим образом. Единого подхода, единой ценностной «системы отсчета», под которую можно было бы подогнать все национальные личности, не существует. То, что является для одной национальной личности основополагающей ценностью жизни, может и не быть таковой для другой национальной личности.

Языковая личность представляет собой многомерное образование. Типы языковых личностей выделяются в зависимости от подхода к предмету изучения, который осуществляется с позиций либо личности (этнокультурологические, социологические и психологические типы личностей), либо языка (типы речевой культуры, языковой нормы). С позиций языка можно построить также модель словарной личности, т.е. носителя представлений, стереотипов и норм, закрепленных в значениях слов, толкуемых в словарях.

I. С позиции этнокультурной лингвистики можно выделить типы носителей базовой и маргинальной культур для соответствующего общества. Здесь действует оппозиция «свой – чужой».

«Условно можно разграничить следующие типы языковых личностей: 1)человек, для которого общение на родном языке является естественным в его коммуникативной среде; 2) человек, для которого естественным является общение на чужом языке в его коммуникативной среде, здесь мы говорим о ксенолекте, т.е. той разновидности языка, которой пользуются, например, эмигранты, либо люди, длительно живущие в чужой стране, либо люди, пользующиеся языком международного общения в целях естественной коммуникации, например ученые, выступающие по-английски на конференции в Японии; 3) человек, который говорит на чужом языке с учебными целями, не относящимися к характеристикам естественной среды общения» [226,с.10].

II. С позиции психолингвистики следует противопоставить типы личностей, выделяемые в психологии. Такая типология окажется весьма дробной.

1) Детальная классификация психологических типов языковой личности разработана в исследовании С.С. Сухих. Автор выделяет: «а) экспонентный; б) субстанциональный; в) интенциональный уровни измерения языковой личности, на первом уровне знаковая деятельность коммуниканта может быть активной, созерцательной, убеждающей, сомневающейся, голословной, на втором уровне – конкретно или абстрактно вербализующей опыт, на третьем уровне – проявляющей себя юмористично или буквально, конфликтно или кооперативно, директивно или интегративно, центрированно или децентрированно» [297,с.17].

2) М.В. Ляпон разделяет специфику речевого поведения на: «экстравертов и интровертов; доминирующих и подчиняющихся; романтичных и прозаичных; невротичных и усредненно нормальных людей и т.д.» [98,с.262].

3) Э. Берн выделяет трансактную модель общения: ребенка; родителя; взрослого.

III. С позиции социокультурной лингвистики выделяются типы языковых личностей по объективным статусным признакам – возраст, пол, уровень образования, стиль жизни и т.д.

В типологии языковой личности с позиции языка существует также множество классификаций. Отметим некоторые из них. О.Б. Сиротинина отмечает, что «если речевая культура есть степень приближения языкового сознания индивидуума к идеальной полноте языкового богатства в том или ином виде языка, то оправданным является выделение таких языковых личностей: 1) как носитель элитарной речевой культуры применительно к литературной норме; 2) либо носитель диалектной речевой культуры; 3) либо носитель городского просторечия и т.д.» [299,с.5].

Рассматривая частночеловеческую языковую личность, В.П. Нерознак выделяет два основных ее типа: «1) стандартную языковую личность, отражающую усредненную литературно обработанную норму языка, и 2)нестандартную языковую личность, которая объединяет в себе «верхи» и «низы» культуры языка. К верхам культуры исследователь относит писателей, мастеров художественной речи. Низы культуры объединяют носителей, производителей и пользователей языковой культуры» [261,с.114].

Таким образом, языковая личность представляет собой многомерное образование. Типы языковых личностей выделяются в зависимости от подхода к предмету изучения, осуществляющийся с позиции: личности – этнокультурологические, социологические, психологические; языка – типы речевой культуры, языковой нормы, модельные и др.

Национальная языковая личность обладает набором знаний: 1) индивидуальным; 2) коллективным; 3) социумным; 4) национальным.

Итак, в соответствии с целью и задачами нашего исследования мы считаем, что для лингвокультурологии понятие языковой личности является одним из центральных понятий. Языковая личность для лингвокультурологии есть основной источник информации, есть основное условие и основная цель лингвокультурологии. При этом языковая личность для лингвокультурологии интересна именно представленностью в ее языковом сознании, в ее речевой деятельности культурного компонента, т.е. тем, как и в какой мере деятельность человека определяется принадлежностью к определенной национальной культуре.



Каталог: ebook -> umm
umm -> Учебное пособие по социологии
umm -> Курс лекций "Государственное и муниципальное управление в зарубежных странах"
umm -> Введение в философию
umm -> I. История и философия науки >31,2%
umm -> Курс лекций по философии предназначен не только для студентов и магистрантов всех специальностей и преподавателей философии, но и для всех интересующихся философией
umm -> Экономика социальной сферы
umm -> Лекция №1-2: Лингвокультурология как научная и учебная
umm -> Тема №1 Философия как феномен культуры
umm -> Введение в философию


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   13   14   15   16   17   18   19   20   ...   50


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница