Актуальность исследования



Скачать 162.5 Kb.
страница1/3
Дата30.01.2018
Размер162.5 Kb.
ТипАвтореферат
  1   2   3

ВСЕРОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ

УНИВЕРСИТЕТ КИНЕМАТОГРАФИИ

имени С.А. ГЕРАСИМОВА




На правах рукописи

УДК 778.5.04.071:75

ББК 85.374(2)

Г-256


ГВОЗДЕВА Елена Владимировна



Натюрморт в образном решении игрового фильма

(на материале отечественных фильмов 60-х – 80-х годов)

Специальность 17.00.03

«Кино-, теле- и другие экранные искусства»
АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата искусствоведения

МОСКВА


2011

Работа выполнена на кафедре эстетики, истории и теории культуры Всероссийского государственного университета кинематографии им. С.А. Герасимова Министерства культуры РФ.


Научный руководитель - доктор философских наук,

профессор А.В. Новиков.

Научный консультант - доктор искусствоведения,

профессор А.В. Свешников.

Официальные оппоненты - доктор искусствоведения,

профессор Н.Г. Кривуля,

кандидат искусствоведения, доцент В.М. Монетов.

Ведущая организация - Государственный институт искусствознания

Министерства культуры РФ (г. Москва).


Защита состоится «_____ » __________ 201 г. в _____ часов

на заседании диссертационного совета Д 210.023.01 при Всероссийском государственном университете кинематографии им. С.А. Герасимова по адресу: 129226, Москва, ул. Вильгельма Пика, 3.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Всероссийского государственного университета кинематографии им. С.А. Герасимова.

Автореферат разослан «____» _______ 201 г.

Ученый секретарь Диссертационного совета

кандидат искусствоведения, доцент Т.В. Яковлева



Актуальность исследования

Образный язык кинематографа обладает широкими изобразительными возможностями отображения, обобщения, практически неограниченным количеством значений – художественных, литературных, исторических… Наряду с такими выразительными средствами кино, как звук, свет, монтаж, движение камеры, в этом сложном процессе участвуют и элементы изобразительной среды фильма – в частности, декорация и ее наполнение - реквизит. К сожалению, такой важный элемент экранного образа как предмет зачастую остается без должного внимания, что сказывается и на образной структуре фильма, и на качестве киноведческих характеристик кинопроизведений.

Актуальность более глубокого изучения функций предмета в кинематографе определяется тем, что в литературе по кино порой акценты делаются на социологических, этических, технических аспектах, причем эстетические особенности фильма раскрываются неполно. Однако выразительные средства кинематографа изменяются стремительно, и результаты исследований, актуальных несколько лет назад, неизбежно нуждаются в дополнениях и корректировках.

В ХХI веке появляется много новых технологий, и коммуникации посредством экрана становятся основой различных аудиовизуальных форм культуры: не только кинематографа и телевидения, но и, например, сетевых форм искусства. В связи с этим возникает потребность в соответствующих исследованиях, в том числе в более глубоком осмыслении исходных положений практической деятельности художников кино.


Степень разработанности проблемы

Изучая фильм, можно находить аналогии с живописными стилями, жанрами и даже манерой определенных авторов, а в анализе фильма уместно пользоваться искусствоведческой терминологией. «Рассмотрение структуры фильма, структуры экранного произведения без выхода в мир смежных искусств, в мир общей эстетики не может дать верного представления об особенностях этой структуры».1 Полноценное осмысление кинематографического образа возможно только с привлечением смежных научных дисциплин.

Предмету и натюрморту в живописи и кинематографе посвящены работы Б.Р. Виппера, Ю.Я. Герчука, И.Е. Даниловой, С.М. Даниэля, Н.А. Дмитриевой, Г.С. Кнабе, Л.В. Мочалова, Г.Г. Поспелова, А.М. Родченко, В.А. Фаворского, М.Б. Ямпольского и многих других. Проведено большое количество исследований, касающихся философско-эстетических и искусствоведческих аспектов проблемы. Это работы таких ученых, как Ю.М. Лотман, Ю.Г. Цивьян, Б.А. Успенский и других.

Об изобразительном аспекте кинематографа размышляли С.М. Эйзенштейн, Л.В. Кулешов, М.И. Ромм, А.А. Тарковский, Р. Арнхейм, Ж. Базен, Л. Деллюк, З. Кракауэр, У. Эко.

Влияние живописи и графики на кинематограф отмечали и выдающиеся кинооператоры – А.Д. Головня, С.П. Урусевский, Л.В. Косматов, опиравшиеся в своем творчестве на традиции изобразительного искусства. В.И. Юсов говорил о том, что в современном кино художественно-выразительный зрительный ряд – главное средство передачи атмосферы, выявления подтекста, лучший способ поставить драматургические акценты.2
Имеющиеся достижения отечественного кинематографа позволяют проанализировать различные аспекты в работе с изобразительным решением фильма, и сделать вывод, что серьезное внимание режиссера к предметной среде делает более художественным фильм – результат труда всех специалистов. Важность работы художника фильма подчеркивали С.М. Эйзенштейн, А.П. Довженко, Л.В. Кулешов, Е.Ф. Бауэр, А.А. Тарковский, С.А. Соловьев и многие другие кинематографисты.

К сожалению, работ, специально анализирующих проблему вещи на материале киноискусства, практически нет. В киноведении редко встречается подробный разбор результатов работы художника-постановщика и реквизитора. Заслуживают упоминания публикации Л.А. Зайцевой, К.М. Исаевой, Л.К. Козлова, Г.П. Чахирьяна, рассматривающие визуальный язык кинематографа. Опубликованы работы Г.А. Мясникова, М.А. Богданова, В.В. Баллюзека и других практикующих мастеров, раскрывающие практические стороны работы кинохудожника. Однако количество подобных исследований недостаточно, тем более что большинство из них создавалось почти полвека назад. Обычно в подобных работах основным аспектом рассмотрения становится специфика разработки общего решения фильма и конструктивных особенностей декораций. При этом реквизиту - необходимому элементу любой декорации - внимание практически не уделяется. Тем не менее работы именно практикующих мастеров имеют огромное значение для обучения специалистов и для кинопроизводства.

История развития натюрморта как художественного явления и как формы проявления мировоззрения подробно рассматривается в работе Б.Р. Виппера «Проблема и развитие натюрморта». Уже в предисловии автор отмечает, что проблема натюрморта «…тесным образом связана со всей художественной культурой новейшего времени, что источники надо искать в эволюции искусства вообще».3 Эту особенность подчеркивал и Ю.М. Лотман: «В работах по истории живописи натюрморту обычно отводится скромная роль на периферии художественного процесса. Это вполне оправданно: сюжетная мифологическая и историческая живопись, портрет, пейзаж кажутся более непосредственно связанными с магистральными движениями развития искусства. Однако существуют эпохи, когда натюрморт выступает вперед. С семиотической точки зрения они представляют особый интерес. Именно тогда делается ясной важность культурных проблем, связанных с этим жанром, их теоретическая актуальность для искусства как такового».4

Следует сказать, что, несмотря на важность предметной среды фильма, отмеченную ведущими учеными и режиссерами, теоретическое осмысление проблемы в данный момент недостаточно глубоко. К сожалению, в области киноискусства нет работ, аналогичных исследованию Б.Р. Виппера. Этим во многом обусловлена необходимость более подробного изучения данной темы.


Цель и задачи исследования

Цель работы, прежде всего, - выявление особенностей формирования кинонатюрморта, обозначение основных аспектов использования предмета, отражение специфики использования жанра в кинематографе. Важным также представляется обоснование необходимости дальнейшего изучения влияния предметной среды на образное решение игрового фильма.

Основными задачами диссертации является обобщение сведений о развитии жанра, киноведческий анализ ряда фильмов, в которых наиболее отчетливо проявились указанные тенденции, а также изучение преемственности традиции предметной живописи и ее взаимосвязь с кинематографическим проявлением натюрморта.
Предмет и объект исследования

Предмет исследования - свойства кинематографического натюрморта, во многом схожие с живописными аспектами жанра. Известно, что через эскиз художника изобразительные, плоскостные законы проникают в пространство кинокадра, ведь автор эскиза и на съемочной площадке выстраивает кадр в соответствии с эстетикой графического или живописного произведения. Кроме того, работая над фильмом, художник-постановщик изучает огромное количество изобразительного материала и в той или иной степени использует его в работе над образом. В рассматриваемый период (1960 - 1980-е годы ХХ века) современные технические достижения еще не были доступны, и кинематографисты работали с привычной «классической» образной средой. Использование натюрморта в декорации строилось на традиционных принципах и имело много общего с принципами классического изобразительного искусства.

Объект исследования – предметная среда в изобразительных решениях фильмов 1960 - 1980-х годов, выбранных для специального анализа.
Методы исследования

Теоретической базой исследования стали работы выдающихся ученых в области киноведения, эстетики, искусствознания.

Междисциплинарный характер изучаемых вопросов определил метод исследования произведений кинематографического искусства с привлечением искусствоведения, эстетики, психологии восприятия. Отчасти это связано с тем, что вещь в кинематографе развивается по законам, берущим начало в традиционных искусствах, в частности, в живописи и театре. В связи с этим при анализе произведений кинематографического искусства необходимо обращаться к смежным наукам.

В ряде случаев в анализе фильмов и отдельных эпизодов использована искусствоведческая терминология. В работе применялся метод сравнительного анализа фильмов и отдельных составляющих изобразительного решения, в частности предмета как элемента декорации.

Для сравнительного анализа в некоторых случаях используются живописные натюрморты различных эпох и стилевых направлений, что особенно важно для решения задач исследования.

Научные результаты, выносимые на защиту

В диссертации доказано, что предмет может быть эффективным элементом образного решения, необходимым для полноценного восприятия авторского замысла. В отобранных для анализа фильмах реквизит является не только сферой работы художника, одним из элементов визуального решения, но и ярким способом выражения режиссерской идеи, драматургии.

Кроме того, в работе рассматривается традиция жанра. Натюрморт проходит многовековой путь развития, изменяется и трансформируется, обогащаясь новыми качествами. В произведения кинематографического искусства натюрморт привносит не только изобразительные традиции, но и богатство семантических возможностей, сформировавшихся на протяжении многих веков.

Выявляется и специфика кинонатюрморта. Установлено, что кинематографический натюрморт, обладая, в отличие от станкового произведения, множеством точек зрения, крупностей, ракурсов, не только усиливает выразительность кадра, но и формирует многозначность образа, достигаемую, в том числе, и средствами кинооператорского искусства.

Среди изобразительных решений отечественных фильмов 1960 - 1980-х годов можно выделить две тенденции, влияющие на «кинематографический натюрморт». Подобное разделение можно представить как своеобразное противопоставление описательных и ассоциативных свойств объекта. Использование реквизита в качестве «фактуры» можно назвать «изобразительным». В подобном случае работает не внутреннее содержание, не смысловая наполненность, а внешние признаки. Подобная тенденция ярко выражена в фильмах «Двадцать дней без войны» (режиссер-постановщик А. Герман, 1976 г.) 5, «Дворянское гнездо» (1969 г.) и «Дядя Ваня» (1970 г.) А. Кончаловского. К проявлению изобразительной тенденции можно отнести фильмы С. Соловьева «Сто дней после детства» (1975 г.) и «Наследница по прямой» (1982 г.), а также ряд фильмов других режиссеров.

В «семантическом» подходе к реквизиту (и, таким образом, к натюрморту) предмет, появляясь в кадре, более активно работает на драматургию, вызывает определенные ассоциации и становится относительно самостоятельным выразительным средством. Эта тенденция особенно ярко проявилась в таких фильмах как «Апрель» (1962 г), «Листопад» (1966 г.), «Жил певчий дрозд» (1971 г.) О. Иоселиани; «Легенда о Сурамской крепости» (1984 г.), «Цвет граната» (1968 г.) С. Параджанова и других работах мастеров.

И тот, и другой аспекты зачастую работают вместе. Например, в фильмах «Пять вечеров» (режиссер-постановщик Н. Михалков, 1978 г.) и «Пастораль» (режиссер-постановщик О. Иоселиани, 1975 г.) предмет становится носителем определенного смысла, раскрывающего драматургию только в отдельные моменты. В остальных случаях он остается средством создания визуальной выразительности кадра. Отобранные фильмы позволяют сделать выводы о преобладании определенных тенденций и демонстрируют разнообразие возможностей использования реквизита.

Возможность передать движение, протяженность времени (что в полной мере использовал в своих фильмах А. Тарковский), выводит кинонатюрморт на уровень, сопоставимый с актерской игрой, драматургией и другими элементами экранного искусства. Например, в «Солярисе» (1972 г.) работает не столько конструкция, интерьер станции, сколько предметная среда, наполняющая фильм огромным количеством сложнейших смыслов и ассоциаций.

Конечно, обозначенные тенденции не исчерпывают всего богатства выразительных средств, создающих визуальный образ фильма, но дают возможность организации материала для более тщательного анализа.

Научная новизна результатов исследования

В отечественном киноведении практически не предпринималось целостное изучение натюрморта как образного элемента кинематографа. В данном исследовании реквизит рассматривается не как второстепенное, вспомогательное средство, а как элемент предметно-образной среды, дающий декорации не только живописную фактуру, но и дополнительные смыслы, обогащающий художественное содержание кинокартины.

В ходе анализа ряда фильмов обозначенного периода впервые проведено подобное сравнение основных тенденций в использовании предмета при разработке изобразительного пространства фильма. В диссертации с современных позиций изучаются традиционные станковые произведения, оказавшие существенное влияние на формирование языка кинематографа. Также приведены дополнительные доказательства роли живописи в формировании визуальных аспектов кинематографа, использования смежными видами искусства таких средств как композиция, освещение, цвет, ракурс, семантика предмета, выразительность фактуры.
Теоретическая и практическая значимость работы

При сравнительном анализе выявлены точки соприкосновения способов отображения предмета в изобразительных искусствах и экранных формах. Полученные решения позволяют подробнее изучить тему, раскрыть новые аспекты в работе художника-постановщика.

Возможно использование результатов исследования в киноведении и кинокритике, в искусствоведческих работах, посвященных смежным видам искусства. Результаты исследования могут применяться в разработке учебно-методических пособий для подготовки работников киностудий, художников кино, сценаристов, операторов, режиссеров и специалистов других кинематографических профессий, в практике производства кино- и телефильмов.

Соответствие паспорту научной специальности

В соответствии с формулой специальности 17.00.03 «Кино- теле- и другие экранные искусства», охватывающей проблемы киноискусства, в диссертационном исследовании структурированы методы анализа элементов кинематографической образности.

1. Пункту 2 «Исследование проблем взаимодействия кино с литературой, живописью, музыкой и другими видами художественного творчества» соответствует изучение проблемы взаимодействия кинематографа с живописью и графикой.

2. Пункту 4 «Изучение эволюции киноязыка и выразительных средств киноискусства» соответствует изучение и анализ эволюции выразительных средств.

3. В соответствии с пунктом 6 «Изучение художественной и производственной специфики отдельных кинематографических профессий и специальностей (режиссура, сценарное и операторское мастерство, мастерство актера и художника-постановщика и т.д.)» автором диссертации исследованы специфические аспекты работы художника кино:

выявлены закономерности в работе художника-постановщика и реквизитора и влияние их деятельности на степень выразительности образного языка фильма,

обоснована необходимость более тщательного искусствоведческого анализа натюрморта в пространстве игрового фильма.

Полученные результаты применимы как для теоретических разработок, так и в практической деятельности работников отдельных кинематографических профессий и специальностей.


Апробация

Участие в Четвертой Международной научной конференции «Человек в пространстве культуры: «русский мир» в контексте полилога культур», проходившей в Ярославском государственном университете. Основные результаты исследования обсуждались на заседаниях кафедры рисунка и живописи художественного факультета и кафедры эстетики, истории и теории культуры ВГИК им. С. А. Герасимова.


Структура

Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, библиографии и фильмографии.

Во введении обосновывается актуальность темы, дается краткий обзор существующих исследований, определяются основные направления работы. Затем определяется предмет исследования, сообщается о теоретической значимости диссертации.

В первой главе прослеживается история натюрморта и формирования традиций жанра. Даются краткие сведения о его появлении и развитии, рассматривается специфика отображения предмета в различные эпохи. Зачастую натюрморт становился средством передачи некоего послания, зашифрованного в предметах. Ю.М. Лотман говорил о том, что насыщенность натюрморта значениями особенно проявляется в те эпохи, когда внимание искусства обращено на анализ своего собственного языка, и называл натюрморт наиболее «лингвистическим» видом живописи.6

Принципиальные изменения в отношении к предмету начались в ХIХ веке, ведь, как известно, появление фотографии, а следом и кинематографа, существенно изменили эстетику визуальных искусств. В первой главе анализируется подход к предмету, который особенно явно выразился в творчестве кубистов, стремившихся, по мнению некоторых исследователей, к предметному пониманию всего мира. В искусстве ХХ века коллаж становится все более популярным, художников начинает интересовать материя в первозданном виде, предмет стремится выйти из плоскости холста.

Реди-мейдс М. Дюшана утвердили новый взгляд на вещь, сделали предмет самостоятельным образным элементом, снизили роль искусности, ремесленной стороны мастерства художника.

В начальный период развития кинематограф заимствовал некоторые принципы организации пространства у живописи и театра, соответственно, существует преемственность и в традиции работы с предметом. В первых кинематографических опытах отношение к реквизиту было утилитарным, и лишь со временем появляются фильмы, в которых предмет становится своеобразным выразителем мысли режиссера. Рассматриваются основные этапы и специфика развития кинодекорационного искусства, а также изменение роли реквизита в фильмах различных периодов. Упоминаются и особенно значимые этапы в развитии натюрмортной живописи ХХ века.

Предлагается выделить две основные тенденции в работе с предметом при создании образной среды художественного фильма - изобразительную и семантическую.

Во второй главе подробно рассматривается изобразительная тенденция в работе с предметом.

Изобразительное решение фильма во многом определяет зрительское восприятие, и в лучших фильмах каждый элемент - от конструктивных особенностей декорации до реквизита - продумывается и подбирается в соответствии с авторским замыслом. Широко известны яркие изобразительные решения фильмов таких разных режиссеров, как Л. Висконти, П. Гринуэй, А. Тарковский, А. Сокуров, где визуальные образы, созданные на высочайшем художественном уровне, основаны на европейской, в частности, натюрмортной, живописи. Можно упомянуть и некоторые современные отечественные фильмы, где возможности предметной среды также используются как прием, содействующий драматургии. Например, в фильме А. Звягинцева «Елена» (2011 г.) противопоставление двух различных мировоззрений подчеркивается и контрастом быта, деталями, рассказывающими о персонажах.

Режиссерский подход к реквизиту различен. А. Герман, например, сознательно «сгущает» быт - так зритель погружается в атмосферу времени. Особое внимание уделяется подбору подлинных деталей реквизита и костюмов, благодаря чему выстраивается насыщенный визуальный ряд, создается нужная атмосфера. Реквизит в фильмах А. Германа создает определенный «дышащий», «живой» фон, предметную среду в буквальном смысле, когда архитектурные качества декорации уходят на второй план, и мы видим, в первую очередь, фактуру, составляющую основу неповторимой образной стилистики режиссера, его всегда узнаваемый изобразительный мир. Подобные решения можно отнести к изобразительной тенденции в работе с предметом. Вся предметная среда используется как единый атрибут времени, как целостная структура.

В интерьерах фильма «Двадцать дней без войны» («Ленфильм», режиссер-постановщик А. Ю. Герман, оператор-постановщик В. И. Федосов, художник-постановщик Е. Г. Гуков, 1976 г.) тонко дается намек на статус и положение владельцев. Почти незаметные штрихи меняют восприятие, содействуют драматургии, что помогает узнать, понять героев. Атмосфера фильмов А. Германа - сложная материя, создаваемая всеми кинематографическими средствами, в том числе звуком, музыкой, отрывочными монологами, мягким, нереальным светом. Все погружает зрителя в эту среду, оставляет почти физическое ощущение присутствия в пространстве фильма.

Фильм «Сто дней после детства» («Мосфильм», режиссер-постановщик С. Соловьев, оператор-постановщик Л. Калашников, художник-постановщик А. Борисов, 1975 г.) можно считать отчетливым примером изобразительного подхода к предметной среде. В изобразительном решении фильма предмет почти не становится главным, а немногочисленные натюрморты имеют, скорее, вспомогательное значение, обозначают место действия. Атмосфера создается через живые фактуры, световоздушную среду – это вода, солнечный свет, туман, влажность листвы, дождь, песок, сухая трава в финальной сцене фильма.

Многие интерьеры фильма «Наследница по прямой» («Мосфильм», режиссер-постановщик С. Соловьев, оператор-постановщик П. Лебешев, художник-постановщик А. Борисов, В. Фабриков, 1982 г.) воспринимаются почти как световые пятна, что-то едва ощутимое, даже бесформенное, лишенное конструкции. В этом фильме, как и в предыдущем, восприятие усиливается благодаря использованию живых фактур, которые всегда работают в кадре, придают действию достоверность и неоднозначность. Предметная среда безупречна по организации и обладает некоторой странностью, как и сами герои, вещи здесь содействуют раскрытию драматургии.

О декорациях фильма «Дядя Ваня» («Мосфильм», режиссер-постановщик А. Михалков-Кончаловский, операторы-постановщики Г. Рерберг, Е. Гуслинский, художник-постановщик Н. Двигубский, 1970 г.) можно сказать, что жизнь здесь создают не предметы, не обилие реквизита, как, например, в фильмах А. Германа, а именно фактура, зачастую даже плоских поверхностей. Стены, пол, мебель, старые, с тонким рисунком обои дают фон, искусную имитацию даже не жизни, а «прожитости». Предметная среда в «Дяде Ване» играет, скорее, роль актерского, игрового реквизита. Декорации иногда напоминают театральные решения с минимумом реквизита, нужного только для обозначения ситуации.

Фильм «Дворянское гнездо» («Мосфильм», режиссер-постановщик А. Михалков-Кончаловский, оператор-постановщик Г. Рерберг, художники-постановщики А. Бойм, М. Ромадин, Н. Двигубский, 1969) начинается с титров, идущих на фоне гравюр и акварелей. Этот прием с первых же кадров задает тон всему изобразительному решению фильма. Как пишет Н.А. Хренов, именно в этом фильме, как и в «Нескольких днях из жизни И.И. Обломова», впервые в отечественном кинематографе «прорвалась философская нота Серебряного века – бердяевский лейтмотив о судьбах России»7. Изобразительная «интонация» фильма - это та Россия, какой ее воспринимали художники «Мира искусства». Большие пространства декораций усадеб решены достаточно просто, реквизит здесь - часть образной среды, лишь изредка играет роль «повествователя» в описании персонажа.

Предметов в декорации фильма «Неоконченная пьеса для механического пианино» («Мосфильм», режиссер-постановщик Н. Михалков, оператор-постановщик П. Лебешев, художники-постановщики А. Адабашьян, А. Самулекин, 1976 г.) немного, они почти не используются ни как пятно, ни как символы, не несут дополнительных значений, есть только необходимый для игры актеров минимум. Мягко работает освещение, среда - дождь, солнечный свет, туман. Изредка натюрморт дополняет сцену, но используются, в основном, внешние качества объекта. Декорация удачно сочетается с натурными сценами, дом не отделен от окружающей природы, в нем много воздуха, света.

Говоря о фильме «Пять вечеров» («Мосфильм», режиссер-постановщик Н. Михалков, оператор-постановщик П. Лебешев, художники-постановщики А. Адабашьян, А. Самулекин, 1978 г.), необходимо отметить, что в некоторых фильмах предмет (в качестве реквизита) как элемент изобразительной структуры в какой-то момент начинает играть главную роль, и потом уходит на дальний план, просто создавая фон. В финальной панораме тщательно подобраны вещи, говорящие больше, чем мы увидели бы через крупные планы разговаривающих людей. В этом ощутимо развитие сюжета, переход от обычного наполнения декорации реквизитом к предмету «говорящему». Через натюрморт здесь рассказывается история, о которой зритель на протяжении всего фильма может только догадываться.

В третьей главе дается анализ работы с натюрмортом в случае преобладания семантической тенденции.

В кинематографической образной системе предмет так же, как и в станковом искусстве, часто является выражением смысла, заложенного автором, но не высказываемого прямо. В некоторых случаях он становится знаком, символом. Изучению проблемы символа посвящено множество трудов таких исследователей, как С.С. Аверинцев, А.Ф. Лосев, Ю.М. Лотман, А.А. Потебня, В.Н. Топоров, П. Флоренский, У. Эко, М. Элиаде, Ж. Бодрийар, Э. Кассирер, К.Г. Юнг и многих других. Р. Арнхейм подчеркивает, что мы обнаруживаем символизм даже в тех произведениях, которые кажутся на первый взгляд лишь изображением достаточно нейтральных объектов. По мнению исследователя, символические интерпретации почти всегда являются произвольными и необоснованными. Тем не менее, этот метод стоял в основе психоанализа и долгие годы был ведущим для сторонников данного направления. Р. Арнхейм объясняет, что в великих произведениях искусства самое глубокое значение постигается зрительно, через восприятие композиционной модели, точно интерпретирующей художественную идею произведения.8

Проблема знака, символа, аллегории подробно разрабатывалась А.Ф. Лосевым, который считал, что «символ вещи есть ее отражение, однако не пассивное, не мертвое, а такое, которое несет в себе силу и мощь самой же действительности».9 В диссертации термин символ используется именно в этом контексте.

Для семантического направления характерно использование предметов, содержащих в себе некий культурный код. Можно говорить и о традиции «прочтения» натюрморта. Анализируя это явление, У. Эко пишет о том, что современное искусство вновь обращается к сложившимся общедоступным кодам. Новизна художественного решения заключается в том, что художник использует готовые коммуникативные структуры, такие как предметы обихода, известные произведения искусства или их фрагменты, продукты массовой культуры. Но и в таком случае художник преображает знаки одного языка в знаки другого, создавая новый код, что, по мнению У. Эко, является неотъемлемой чертой современного искусства. Введение нового кода происходит благодаря системе уже сложившихся кодов, и обретает смысл только в том случае, если художник помнит, а зрители могут прочесть исходные коды. Это порождает огромное количество объяснений, которыми художник вынужден сопровождать свое произведение, но сообщить что-то оно может только в том случае, если опирается на уже существующую систему языковой коммуникации.10 Язык кино, как более универсальный и гибкий, чаще использует общедоступные коды, что позволяет рассматривать его с позиций традиционных искусств.

Символ можно считать одним из ключевых понятий в культуре и изобразительном искусстве, и неудивительно, что в многозначном, многосложном кинематографическом языке крупнейших мастеров работает именно такая схема работы с предметом и пространством декорации. Говоря о семантической тенденции в кинематографе, необходимо отметить, что в отечественном кино 1960 - 1980-х годов отчетливо выделяется ряд фильмов, где преобладает символическая, знаковая составляющая.

В дипломном фильме О. Иоселиани «Апрель» (оператор-постановщик Ю. Феднев, художник-постановщик Э. Лапковский, 1962 г) изобразительное решение пространства отвечает тенденциям кинематографа 1960-х годов. В фильме вещи становятся не просто героями, они выражают враждебность быта, разрушающего чувства. Именно в 1960-х годах появляется осознание опасности главенства вещей, того, что они занимают новую, центральную роль в современной цивилизации. В 1968 году Ж. Бодрийяр издает «Систему вещей», где рассматривает «вещное» сознание человека-потребителя. Человека убеждают в необходимости большого количества вещей, происходит сакрализация вещи и превращение ее в предмет культа. В «Апреле» и драматургически, и через организацию предметной среды кадра мы видим, как это происходит. Предметы постепенно «вползают» в кадр, заполняют собой все жизненное пространство. Отдельные детали не составляют «привычный», скомпонованный натюрморт - они подчеркнуто представляют свою собственную ценность.

Уже в первых кадрах пролога фильма «Листопад» («Грузия-фильм», режиссер-постановщик О. Иоселиани, оператор-постановщик А. Майсурадзе, художники-постановщики Д. Эристави, Н. Зандукели, 1966 г.) преобладает использование предметов - это почти «застывшие картины» с богатым предметным рядом, ярко выраженной фактурой – корзины, кувшины, грозди винограда. Фильм снят в документальной манере, и предметы выглядят живыми, «пожившими». Но расставлены они ритмично, кадры тщательно скомпонованы, даже мельчайшие детали тщательно выстроены. При этом ощущения мертвенности нет благодаря живописной, «вкусной» манере. В этом случае натюрморт максимально выполняет свою задачу - задает особое прочтение всему фильму, предметный ряд предопределяет развитие сюжета.

Фильм «Жил певчий дрозд» («Грузия-фильм», режиссер-постановщик О. Иоселиани, оператор-постановщик А. Майсурадзе, художники-постановщики Р. Кучулория, Д. Эристави, 1971 г.) начинается именно с натюрморта, здесь, как и в большинстве фильмов режиссера, реквизит работает наравне с декорацией и другими элементами изобразительного решения. Особенно выразительна декорация комнаты главного героя - через предметный ряд выражается его отношение к жизни. Иногда происходит переход, изменение акцента - предмет уходит на дальний план, существует как фон, и только в драматургически обусловленные моменты становится героем, приобретая значение метафоры.

В «Пасторали» («Грузия-фильм», режиссер-постановщик О. Иоселиани оператор-постановщик А. Майсурадзе, художник-постановщик В. Роруа, 1975 г.) предметы образуют «среду обитания», естественный фон для происходящего. В этом фильме традиционная для режиссера тема противопоставления культур дается через музыку, и только иногда усиливается через предметную среду. В деревенских сценах жизнь, «воздух» передается через свет, фактуру, на улице много животных, детей, старых деревянных домов - все это соединяется в легкую атмосферу загородной жизни. В большинстве эпизодов можно отметить преобладание изобразительной тенденции.

Однако, при кажущейся «жизненности» и «непринужденности» манеры съемок, в кадре используется тщательно отобранный реквизит, предметы буквально «говорят». В этом явно прослеживается определенная авторская манера, тщательно выстроенные изобразительные ходы. Это уже не «жизнь врасплох», а творчески выстроенная реальность, подчеркивающая авторские идеи иногда наравне с исполнителями главных ролей.


Один из крупнейших мастеров, чьи работы можно отнести к семантическому направлению, - С. Параджанов. В его фильмах предмет - это художественный образ, своеобразный знак, при этом он работает и пластически, создавая самобытный, красочный киноязык.

Образы в фильмах С. Параджанова многослойны, они отсылают и к христианской, и к более древней языческой символике, сложным мифологическим структурам. С. Параджанова можно назвать режиссером, работавшим в направлении «кинематографической семиотики» - точнее, в ее практическом осмыслении, так как он использовал четкие, отдельные значащие структуры, создающие определенные смысловые построения.

Фильмы С. Параджанова, в частности, «Легенда о Сурамской крепости» («Грузия-фильм», Д. Абашидзе, оператор-постановщик Ю. Клименко, художник-постановщик А. Джаншиев, 1984 г.), четко делятся на отдельные элементы, которые можно назвать своеобразными семами. Отдельные эпизоды разграничены серией статических «натюрмортов», исполняющих роль заставок. Каждый из таких «натюрмортов» сложной символикой и цветовой гаммой связан с последующей частью, хотя связь эта не прямолинейна, а дана как система символических намеков. Каждый сегмент, по Ю. Лотману11, имеет двойную природу: с одной стороны, он - «картинка», выделен из нарративного движения и как бы неподвижен в своей самодостаточной замкнутости; с другой, он - «новелла со своим, внутренним сюжетом, исполненным динамизма и напряженности». При этом они дают четкую структуру повествованию, что сближает киноязык С. Параджанова с языком книги.

Интересное сравнение предлагал М. Черненко. Построение фильма сравнивается с живописью кубистов, раскладывавших предмет на элементарные пластические единицы, чтобы затем воссоздать его заново, в новую целостность. Натюрморты становятся пластическими эпиграфами, отбивающими ритм картины, организующими ее в гармоническое целое по канонам «сюжетостроения фрески, иконостаса, средневековой миниатюры, выносящих многие элементы содержания как бы за рамки основной сюжетной линии».12 Натюрморты-эпиграфы просты и очень конкретны: натюрморт из гранатов, натюрморт с павлином и мечом, натюрморт из утвари, волынка на траве, натюрморт с жертвенником. Материальные символы, метафоры, знаки складываются в сакральное представление, в своеобразную мистерию.

Эпиграф «Цвета граната» («Арменфильм», режиссер-постановщик С. Параджанов, оператор-постановщик С. Шахбазян, художник-постановщик С. Андраникян, 1968 г.) сразу же раскрывает замысел создателей - средствами кино передать образный мир поэзии. Используются предметы, тысячелетиями наделяемые сакральным смыслом - книга, гранаты, рыба, вода, хлеб. И у каждого из них есть свое место, только ему отведенная роль. Отсюда происходит и изобразительная точность, определенность каждого пятна, сложность фактур оттеняется традиционным черным фоном. Стилистика С. Параджанова-художника видна в любой детали, попадающей в кадр.

В изобразительном решении «Соляриса» («Мосфильм», режиссер-постановщик А. Тарковский, оператор-постановщик В. Юсов, художник-постановщик М. Ромадин, 1972 г.) натюрморты очень важны, можно сказать, что для изобразительного решения определяющими являются именно они, а не декорация в целом. В.И. Юсов, оператор-постановщик «Соляриса», неоднократно подчеркивал важность точного подбора реквизита - необходимо, чтобы была видна патина времени, «опечатанность» вещи судьбами бывших ее владельцев. В таком случае вещь отдаст то, что было в нее вложено и что она несет в себе – ее возраст, материал. И эта, пусть даже незначительная деталь сыграет на актера, на атмосферу, поможет передать влияние среды, времени.13

Уже в первых сценах, в доме отца, на стене заметна «обманка» - не написанная на холсте, а реальная: бумага перетянута веревкой, темный фон подчеркивает контуры предметов и делает заметными детали. Так происходит проникновение традиционного для изобразительного искусства жанра в фильм, поставленный по научно-фантастическому роману.

«Обманка» - один из самых традиционных видов натюрморта. Но он не так прост, как может показаться, и не зря получил такое широкое распространение, даже обрел новое воплощение в кинематографе. Как утверждает Ю. Лотман, такая «игра» с реальностью требует изощренного семиотического чувства. Зрителю, чтобы уловить эту особенность, необходимо тонкое ощущение семиотических регистров, ведь именно столкновение различных кодов и порождаемые этим семиотические эффекты составляют основу воздействия «trompe l’oeil»14. И не случайно именно приемы, свойственные «обманке», так активно используются в изобразительном решении пространства «Соляриса». Даже само расположение книг на полках в доме и на станции характерно для таких натюрмортов – существовал особый вид книжных полок-«обманок», размещаемых в интерьерах кабинетов и библиотек.

Можно сказать, что в декорации «Соляриса» совмещены внешние и внутренние характеристики, соответствующие духовной жизни человека - это искусство, наука, личные переживания, искания, неразрешимые вопросы. Здесь человек как бы вывернут наизнанку, весь духовный мир личности составляет и определяет предметное окружение, заполняющее интерьеры дома и станции. Декорация состоит из вещей, которые воплощают собой духовные, почти не визуализируемые, тончайшие аспекты бытия. В эстетике фильмов А. Тарковского внутреннее содержание становится читаемым и воплощенным в зримых образах.

В фильмах А. Тарковского нет случайных деталей - все работает в единой образной системе, поддерживает общее решение. Например, зеркала, которых так много в интерьере, только на первый взгляд являются «футуристическим» элементом космической станции. Более внимательного зрителя они отсылают к выпуклым зеркалам, любимым художниками Возрождения, с их таинственным анаморфозом, разрушающим целостность пространства и создающим еще более загадочную реальность.

В интерьерах станции часто появляются предметы, уже появлявшиеся в фильме ранее - вазы, чашки, цветы, книги, открытые на тех же страницах. Возможно, подобные «подсказки» рассчитаны только на внимательных зрителей, - но таким образом на всех уровнях, включая предметный, связываются Дом и Станция, прошлое и настоящее, детство и зрелость, воспоминания и реальность. Предметные отсылки помогают соединить ткань фильма в единое целое.

В «Солярисе» немало прямых цитат (картины Брейгеля, подбор предметов реквизита, отсылающий к определенным авторам или эпохам), и цитат на уровне приема (освещение, композиция кадра, «обманки» в интерьере). Н.А. Хренов, рассуждая о творчестве режиссера, пишет: «Впервые в нашем кино художник не опрокидывает современность в историю, а реконструирует последнюю во всем богатстве и многообразии проявлений, непохожести на современность».15 Подводя итог, следует сказать, что подобное решение предметной среды идеально существует на грани изобразительного совершенства и смысловой наполненности и в полной мере дополняет кинематограф А. Тарковского. Собрание предметов в его фильмах олицетворяет целый мир, не только соответствующий драматургии, но и несущий сверхсмысл, наполняющий кинематографический образ сложным содержанием.

В заключении диссертационной работы содержатся выводы по главным аспектам исследования, обосновывается практическая значимость углубленного изучения данной темы.


Каталог: upload -> science
upload -> Тема: «Психологические особенности этнических стереотипов современной молодежи»
upload -> Психология предрассудка
upload -> Феномен этнокультурной толерантности в музыкальном образовании
upload -> Конспект лекций Санкт-Петербург 2007 г
science -> Кадров в аспирантуре направление подготовки
science -> Кадров в аспирантуре
science -> Программа кандидатского экзамена по дисциплине История и философия науки направление подготовки
science -> Закон волгоградской области об инновационной деятельности в волгоградской области принят


Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница