Актуальные проблемы профессионализации социальной работы



Скачать 180.34 Kb.
Дата22.01.2018
Размер180.34 Kb.

Актуальные проблемы профессионализации социальной работы
В. В. Бетурлакин

магистр социальной работы, аспирант СГТУ

Профессиональная социальная работа получила широкое применение во всех цивилизованных странах мира, и является одним из самых стабильных и перспективных направлений человеческой деятельности, что обусловлено современными процессами, гуманизации, демократизации и интеграции мирового сообщества. В настоящее время социальная работа переживает трудный этап своего профессионального становления и важнейшими вопросами в этой области следует считать определение верной стратегии как в самой социальной работе, так и в сфере образования, а также борьба за чистоту профессии1, которая настолько тесно связана со смежными специальностями, что в ряде случаев могут возникнуть сомнения в ее профессиональной самодостаточности. В частности, именно профессионализация социальной работы является сейчас одной из важнейших проблем – для скорейшего продвижения новых технологий, разработки и внедрения новых методов, привлечения в данную сферу молодых специалистов необходимо как можно скорее институциализировать социальную работу как полноценную профессию с высоким статусом и положительным имиджем в обществе.

Следует учитывать, что хотя в многочисленных учебных пособиях данный вид деятельности и называется профессией, в своем «идеальном виде – как профессиональная помощь людям – социальная работа в современной России практически не существует»2 и, следовательно, о становлении ее как профессии говорить еще рано. Профессионализация социальной работы в России еще не закончилась и это влечет за собой ряд проблем, связанных с институциализацией данного вида деятельности. Учитывая острую потребность общества в качественной социальной работе, и рассматривая опыт ряда стран в ее развитии, становится очевидным, что социальная работа должна существовать именно на профессиональном уровне – только так она может полностью выполнять свои задачи.

Что касается образа социальной работы в обществе, то стереотипно это понятие воспринимается как синоним понятия «социальные услуги» – в таких случаях люди, оказывающие клиентам уход на дому или работающие в учреждениях социального обслуживания считаются социальными

работниками1, вне зависимости от того, какие функции они выполняют. Подобная унификация вкупе с непроработанной терминологией обесценивает статус специалиста социальной работы и стирает грань между социальной работой как таковой и социальными услугами как частью социальной работы. Осложняется ситуация и тем, что социальные службы во многом переняли структуру и персонал от старых советских учреждений социального обеспечения со всеми присущими им недостатками. В связи с этим оказалось вполне логичным, что общество стало воспринимать новые службы правопреемниками старых, и перенесло на них элементы прежнего восприятия.

Профессионализация нуждается в осознании того, что составляет профессию – самоидентификация социального работника должна быть связана с чувством принадлежности к чётко ограниченной профессиональной группе, чего в современном российском обществе пока не наблюдается. Свидетельством этому является неясность и неопределенность в характеристике деятельности социальных работников, в связи с чем они не могут конкурировать с новыми профессиями, появившимися в нашей стране также сравнительно недавно. Данная ситуация вредит не только самим специалистам, теряющим адекватную самооценку своего профессионального статуса, отличающегося непрестижностью в обществе, но и обществу в целом, которому оказываются некачественные услуги вследствие наличия в социальных службах некомпетентных кадров. Подобные издержки становятся возможными, в частности, и потому, что в сфере социальных сервисов не налажен строгий отбор специалистов по критерию профессионального образования. Следовательно, определив социальную работу как профессиональную деятельность, можно отсеять из социальных учреждений дилетантов и неспециалистов, которые в силу своей слабой теоретической подготовки наносят ущерб восприятию социальной работы в обществе и не могут полноценно оказывать необходимую помощь (помощь здесь понимается в широком смысле слова).

Итак, поскольку в нашей стране институт социальной работы не оформился окончательно, но обывательская масса уже имеет ряд стереотипных представлений об этой деятельности, особый акцент следует делать на внедрении адекватной терминологии, чтобы социальная работа и ее проявления не понимались превратно. Прежде всего, необходимо определить, что такое социальная работа вообще – уже этот вопрос порождает широкое поле разнообразных толкований, поскольку определений социальной работы предлагается множество и в них сложно ориентироваться, особенно учитывая большое число учебников и пособий по социальной работе, предлагающих собственный взгляд на эту дефиницию. Вместе с тем, следует помнить, что многие из этих учебников написаны лицами, не только не имеющими соответствующего образования по социальной работе, но и не имеющими о ней четкого и полноценного представления – главным

образом, это относится к учебным пособиям начала 90-х годов. Таким образом, ситуация усугубляется вдвойне: мало того, что должности специалистов по социальной работе занимают люди без образования, так и пишут учебники для студентов нередко дилетанты в этой области.

Многообразие точек зрения на вопрос определения социальной работы неминуемо приводит к тому, чтобы выработать условно универсальную модель, которая была бы признана за точку отсчета. В данном случае за образец мы берем определение Международной федерации социальных работников (IFSW), принятое в Монреале в июле 2000 года: «Социальная работа как профессия направлена на социальное изменение, решение проблемы в человеческих отношениях и освобождения (liberation) людей для улучшения их благосостояния. Используя теории человеческого поведения и социальных систем, социальная работа вмешивается в условия, где люди взаимодействуют с их окружающими средами. Для социальной работы фундаментальны принципы прав человека и социального правосудия1». Это международное определение социальной работы заменяет определение, принятое Международной федерацией социальных работников в 1982 году. Понимается, что социальная работа в 21-ом веке является динамической и развивающейся, и поэтому никакое определение не должно быть расценено как исчерпывающее.

Социальная работа в ее различных формах обращается к многократным, сложным взаимодействиям между людьми и их окружающими средами. Ее миссия состоит в том, чтобы позволить всем людям развить их полный потенциал, обогатить их жизни, и предотвратить дисфункцию. Профессиональная социальная работа сосредоточена на решении проблемы и изменении ситуации. Также, социальные работники – агенты изменения в обществе и в жизнях индивидуумов, семейств и общин, которые они обслуживают.2 Для наиболее четкого представления, на каком этапе деятельность приобретает статус социальной работы и имеет право называться подобным образом, необходимо уточнить это понятие, отъединив его от других видов занятости.

Социальную работу иногда называют профессией, связанной с оказанием помощи, однако не всякая помощь является социальной работой – именно этот аспект почему-то часто упускается из виду. Среди индикаторов социальной работы, отделяющих ее от других видов деятельности, можно выделить следующие:

- практическая помощь в широком смысле этого слова: она может быть как моральной, так и материальной, финансовой и любой другой;

- партнерские отношения с клиентом, подразумевающие равноправное сотрудничество;

- побуждение клиента к социальной активности, не оставляя его в пассивной бездеятельности: активизация потенциала собственных возможностей личности при решении сложных жизненных проблем1;

- признание права клиента как принимать, так и отвергать предлагаемую помощь;

- вмешательство в личную жизнь клиента допустимо только с его согласия (за исключением случаев, предусмотренных законом, когда необходимо защитить лиц, находящихся в опасности, например детей, подвергаемых жестокому или пренебрежительному обращению2);

- наличие системы ценностей и профессиональная этика, основанная на этих ценностях.

Социальная работа как профессиональная деятельность требует системности в оказании помощи, состоящей из ряда ключевых элементов. Например, удовлетворение гарантированной социальной помощи человеку и удовлетворение его минимальных потребностей, благотворительная помощь находящимся за чертой бедности – не социальная работа, строго говоря, потому что социальная работа начинается лишь тогда, когда клиенты самостоятельно включаются в решение своих проблем; именно в этом и состоит основная функция данной профессии3, которая ставит своей целью привести клиента к состоянию, когда услуги социальных работников ему больше не потребуются. Сравните это с деятельностью служб социального обеспечения в СССР, которые шли по пути банального удовлетворения первичных-вторичных потребностей нуждающихся – безусловно, такое примитивное функционирование не требует профессионального подхода с привлечением грамотных специалистов, но и социальной работой оно называться не может.

Между тем, согласно мнению, получившему широкое распространение в СМИ и ряде учебных пособий, социальная работа начала формироваться в мире, и, в частности, в России, еще несколько веков назад. В качестве доводов приводятся общественные феномены благотворительности, идеи всеобщего призрения, благотворительная деятельность духовенства и светских лиц и пр. Сторонники данной позиции отмечают, что деятельность направленная на поддержку нуждающихся групп населения и имеющая специфические черты и характеристики в разные периоды развития общества4 и являлась прообразом социальной работы в современном ее понимании: «Профессия социального работника известна всему цивилизованному миру. В России она появилась в период проведения земской реформы 1864 г., хотя и не называлась так. Функции социальных работников

выполняли земские уполномоченные по призрению слепых, бедных, безнадзорных детей, безродных и бездомных...1».

На основе подобных заверений делается вывод, что социальная работа насчитывает многолетнюю историю и практику: «она была, но так не называлась». Вероятно, подобный подход вызван намерением популяризировать данную сферу деятельности и придать ей вес в глазах общества не за счет конкретных действий по профессионализации социальной работы, а путем элементарной подмены понятий и подтасовки исторических событий в угоду реалиям современности. Однако следует указать на возможную дисфункцию пропаганды подобных взглядов: подавляющее большинство аргументов в защиту социальной работы как древней профессии выглядят неубедительными и, мягко говоря, надуманными, а авторитет ряда изданий ставится под вопрос, если к ряду выдающихся социальных работников истории относят, например, Петра I2.

В рассматриваемых примерах, носящих исторический характер, можно, разумеется, проследить тенденции развития благотворительности и общественного призрения, но только их, а не становление и институциализацию социальной работы. Весьма вероятен контраргумент, что социальная работа в России и формировалась на основе таких явлений, как, например, «княжеское нищелюбие», что на практике подразумевало «...призреть «хоть единого из малых сил» и вообще так или иначе проявить милосердие3». Однако вполне логично предположить, что сам по себе факт добрых деяний (пусть даже и оформленный законодательно) не подразумевает социальную работу и не имеет интегрального подхода к решаемой проблеме. Дать милостыню нищему или накормить голодного еще не значит совершить акт социальной работы – уместнее это назвать актом милосердия, заботы или чего-либо подобного. Говорить же о совершении данных поступков как о несомненной предпосылке или даже самой части социальной работы несколько неуместно. Милосердие и благотворительность – это качества, которые должны быть присущи социальной работе в целом, а не поведенческие акты, которые пытаются представить в качестве ее предопределяющих факторов.

Те противоречия, которые сталкивают между собой две концепции возникновения социальной работы (историческую и современную) в принципе разрешимы – за счет устранения игры слов. Стоит только назвать вещи своими именами и признать очевидное: разнообразные добровольческие (и регламентированные в том числе) акты милосердия, сострадания,

нищелюбия и др. относятся к культурным проявлениям гуманизма и способствуют развитию социальной работы, но не являются ей самой, ведь то, что может считаться этой деятельностью, определено вышеизложенными индикаторами. Следовательно, социальная работа в виде полноценной профессии даже в принципе не могла появиться в России раньше 90-х годов XX века, так что не было ее и в СССР – все организации, понимаемые как социальные службы (в частности, собесы), не занимались социальной работой, выполняя сугубо благо-распределительные функции с априорной установкой на превосходство перед клиентом, который даже не имел возможности принять личное участие в разрешении собственной проблемы. Строго говоря, этот обезличенный подход раздачи материальных благ не соотносится с социальной работой так же, как и все средневековые попытки поддержки нуждающихся. Очень хорошо данную ситуацию обрисовал Т. Шанин: «Нередко можно услышать мнение, что социальная работа - это просто современный светский вариант религиозной благотворительности, уходящей корнями в средневековье. На самом деле благотворительность и социальную работу объединяет лишь общая альтруистическая установка. По всем прочим основным параметрам... они существенно различаются. Важнейшей движущей силой для людей, занимавшихся благотворительностью, были их чувство морального долга и стремление делать добро... Акцент делался в данном случае на человека... Современный же социальный работник видит свою задачу в том, чтобы человек, которому он помогает, смог обходиться без этой помощи и без социального работника, что и считается основным критерием профессионального успеха. ...Главная цель всегда состоит в том, чтобы вернуть «клиенту» способность действовать самостоятельно в данном социальном контексте1».

Можно предположить, и это будет на наш взгляд наиболее вероятная версия, что высказываемые сторонниками «исторического» подхода мнения вовсе не являются заблуждениями: у ряда ученых этой области могут быть определенные мотивы для сознательного искажения реальной картины институциализации социальной работы за счет подмены понятий или неправильного представления о дефинициях. Мотивацию данных действий можно усмотреть в уже упоминавшемся стремлении придать молодой науке фиктивную престижность старой, сформированной нашими предками. При этом содержание пособий по истории социальной работы пестрит наивными ссылками на Хаммурапи и фараонов древнего Египта2, Ивана IV Грозного3 и уже упоминавшегося Петра I Великого. При этом с констатацией определенных фактов и явлений происходит подмена их стержневого понятия «социальная поддержка» термином «социальная работа» и у начинающих студентов – социальных работников – складывается впечатление,

что они являются представителями древней профессии. Абсурдность ситуации придает и то, что такое искусственное «старение» социальной работы вероятно предполагает грубо завуалированное желание подчеркнуть тем самым ее значимость и привлечь к ней внимание. Возможно, утверждение Дня социального работника установленного Указом Президента Российской Федерации от 27 октября 2000 года № 1796 носило именно рекламный характер, причем предпосылкой для выбора даты (8 июня) послужил день принятия Петром I Указа «об определении …в богадельни нищих, больных и престарелых». Эту дату, согласно ряду опрометчивых мнений, «можно считать «днем рождения» социальной службы в России1», хотя сам указ подразумевал лишь открытие первой в России богадельни – прообраза современных приютов, которые в настоящее время отнесены к социальной сфере.

Подобное обстоятельство не дает оснований уводить историю социальных служб в XVIII век, как, впрочем, и в более далекое прошлое. Тем более, что мотивом аналогичной пропаганды можно увидеть заведомо сомнительное утверждение, что чем старее та или иная наука, тем она авторитетнее, хотя авторитетность не достигается за счет лишь одного возраста: сравним кибернетику и алхимию – сравнительная «молодость» первой не выглядит недостатком, а проигрышная позиция второй не становится увереннее за счет солидного возраста. Можно в качестве примера привести социологию – не возникает сомнения, что это немаловажная наука, в которой нуждается современное общество; при этом практически не заостряется внимание на том, что она сформировалась и конституировалась «всего лишь» в XIX веке, ведь это не умаляет ее значимости в конкретный исторический период. Есть множество других наук, которые были приняты на вооружение только в XX веке, но никому не приходит в голову искать для них дешевой популярности за счет «исторических корней», так незачем делать это и в случае с социальной работой. То, что в России она появилась только в 1991 году – это упущение для нашей страны и испытание для самой профессии, но проблема не решаема только за счет «накручивания» возраста, как не изменить судьбы человека за счет фиктивной записи о годе его рождения в паспорте. Полноценное формирование социальной работы и обретение ей черт престижности и авторитетности может быть достигнуто лишь за счет грамотной политики управления, достойного финансирования социальных служб и адекватной оплаты труда специалистов этой области.

Представляется наиболее корректным считать началом становления социальной работы как теории, науки и учебной дисциплины период ее институциализации в обществе – то есть начало 1990-х годов, когда сама идея социальной работы была формализована и принята законодательно (28 октября 1991 г. Указом Президента РФ «О реорганизации центральных

органов государственного обеспечения»). Одной из важнейших задач социальной работы как дисциплины обозначен анализ существующих форм и методов социальной работы, разработка оптимальных методов и технологий разрешения социальных проблем. Разработка теории и методики социальной работы как науки (хотя, строго говоря, ВАК РФ пока не признал социальную работу в качестве научной дисциплины1) позволяет выработать и систематизировать объективные знания о социальной сфере и социальной работе2.

Однако, это только первый шаг на пути развития социальной работы в нашей стране, второй же, представляющийся наиболее логичным – профессионализация социальной работы – пока не сделан, хотя и очевидно, что перед тем, как считаться профессией, любой вид деятельности должен пройти этапы профессионализации. Для социальной работы это представляет актуальную проблему: социальная работа как институт имеет широкие перспективы в нашем обществе, становясь синтезирующей основой социальной политики (в том числе молодежной, этнической, культурной), в связи с чем вузовская подготовка социальных работников должна формировать настоящих профессионалов3, которые должны сменить собой дилетантов, неспециалистов и других неподготовленных служащих, занимающих должности специалистов по социальной работе.

В социологии имеются различные взгляды на профессионализацию. С функционалистской точки зрения ее можно представить как «позитивный процесс, способствующий осуществлению социальных преобразований таким образом, чтобы социальный конфликт и дезинтеграция оставались минимальными4». С этой точки зрения само существование такой профессии как социальная работа является критерием, по которому можно оценивать отношение государства к социальным проблемам.

Профессионализация в широком социальном смысле понимается как создание и развитие общественных институтов, а также правил и норм, связанных с формированием профессиональной структуры общества. В узком смысле процесс профессионализации означает формирование профессиональных групп, имеющих специфические интересы и ценности, а также профессиональных позиций и ролей. Профессионализация означает пригодность и готовность индивида к выполнению той или иной профессиональной роли5. Профессионализация требует развития стандартов, под которыми понимаются, прежде всего, качественные критерии для социально-педагогической деятельности. Они должны быть разработаны для различных направлений работы. Стандарты в социальной работе должны быть

определены как можно конкретнее, чтобы обеспечить надёжность как внутри, так и вне учреждения. Наряду с подготовкой стандартов для социальной работы должны быть разработаны стандарты и для образования в этой области.

Поскольку развитие профессиональной деятельности и овладение человеком профессий сопряжено с наличием специфических изменений в самом человеке, то признаки явления профессионализации обнаруживаются как на уровне индивида, личности, овладевающей или овладевшей профессией, так и на уровне профессионального социума1. Профессионализация включает в себя: зарождение новых видов профессиональной деятельности, связанных с развитием производства и требованиями рынка труда; создание системы общественных институтов, регулирующих процесс освоения человеком профессиональной роли; разветвленную систему подготовки и переподготовки кадров, гибко реагирующую на общественные потребности и способствующую личностному профессиональному самоопределению.

Следует упомянуть и о том, что социальный работник может ощутить принадлежность к группе профессионалов (специалистов) и укрепить эту коллективную идентичность, входя в профессиональную ассоциацию2. В каждой стране, где существует эта профессия, имеется национальная ассоциация социальной работы – в России образованы даже целых три профессиональные ассоциации, действующие на федеральном уровне, но сама социальная работа до сих пор не имеет определенного профессионального статуса и многим представляется в силу своей междисциплинарности довольно расплывчато; не все термины операционализированы, смешаны понятия «социальный работник» и «специалист по социальной работе», а руководители социальных служб часто не являются компетентными в области правильной социальной работы и, следовательно, тормозят развитие новой профессии, двигаясь в русле старых представлений. Посмотрите теперь на ситуацию с рациональной точки зрения: насколько действенно будет функционировать организация, где:

- меньшинство подчиненных имеют специальное образование и знают теорию предмета больше начальника;

- большинство сослуживцев видит свою некомпетентность, но, держась за свое рабочее место, не хотят инноваций, а «молодых» подвергают разнообразной дискриминации;

- выпускникам института достаются не самые лучшие должности, иногда даже не по специальности;

- начальство ведет бездарную кадровую политику, принимая на должности специалистов людей без соответствующего образования;

- зарплата маленькая, а статус профессии невысок.

Очевидно, что при наличии даже нескольких вышеперечисленных факторов ситуация в какой-либо социальной организации будет весьма негативно сказываться на профессионализации социальной работы в целом. Возможное возражение, что «и раньше без вас, молодых, работали – нам виднее, как делать надо» только подчеркнет косность и неповоротливость бюрократического аппарата, который вполне доволен отшлифованной годами структурой, застарелыми функциями и элементами самолюбования: «мы и без образования хорошо справляемся». Безусловно, в данном случае не ставится цель показать службы социальной сферы в неприглядном виде: имеются примеры, когда выпускники специальности «Социальная работа» становились не только востребованными, но и быстро поднимались по карьерной лестнице, невзирая на возраст. Конечно, это хорошо, что начальник ценит подчиненных за знания, а не исключительно за стаж и возраст, но это не может считаться пока тенденцией – и всему виной по-прежнему человеческий фактор. Люди привыкли жить во власти стереотипов, довольствуясь малым и боясь перемен, особенно отчетливо это проявляется в небольших городах, но, по большому счету, это болезнь всего общества в целом. Боязнь конкуренции со стороны молодежи, дискриминация молодых специалистов, борьба за рабочие места и за ресурсы очень негативно сказывается на развитии молодой профессии – скрытые комплексы и страхи людей, перестающих быть конкурентоспособными на современном рынке труда, выливаются из проблем личности в социальные проблемы.

Социальная работа доказала свою пригодность во многих странах, и теперь должна полноценно оформиться и в России, переборов отдельные недостатки восприятия, связанные с национальными особенностями менталитета и недостатками чиновничьего аппарата. Легче всего скинуть вину за появляющиеся трудности на государство: «мало платят...», «не идут реформы...» и так далее, но все изменения должны быть поняты и проделаны самими людьми, а не абстрактной законодательной машиной. Все трансформации должны с чего-то начинаться, так значит надо не жаловаться, а заниматься конкретными делами на местах – для этого вузы уже давно готовят бакалавров, специалистов и магистров социальной работы – осталось только дать им дорогу. Иногда ведь даже и не нужно помогать, достаточно просто не мешать.




1 Бочарова В. Г. Профессиональная социальная работа: личностно ориентированный подход. М.: Институт педагогики социальной работы Российской академии образования, Ассоциация социальных педагогов и социальных работников Российской Федерации, 1999, с. 144.

2 Романов П. В., Гатвинский А. Н. Социальные изменения и социальная политика. // Журнал исследований социальной политики. Том 1. 2003, № 1, январь, с. 63.

1 Кананоя А. Основы социальной работы. http: www.medicine.onego.ru.

1 Definition of Social Work, International Federation of Social Workers. http:ifsw.org

2 Там же.

1 Словарь-справочник по социальной работе. Под ред. Холостовой Е. И. М.: Юрист, 2000, с. 325.

2 Теория социальной работы. Под ред. Холостовой Е. И. М.: Юрист, 1998, с. 33.

3 Бочарова В. Г. Развитие социального образования в России в контексте международного опыта. // Обучение социальной работе: состояние и перспективы. Материалы международных конгрессов Школ социальной работы. М.: Ассоциация социальных педагогов и социальных работников Российской Федерации, 1997, с. 12.

4 Григорьев С. И., Гуслякова Л. Г. Социология для социальной работы. М.: Издательский Дом МАГИСТР-ПРЕСС, 2002, с. 10.

1 Основы социальной работы. Отв. ред. Павленок Л. Д. М.: ИНФРА-М, 2000

2 Григорьев С. И., Гуслякова Л. Г. Социология для социальной работы. М.: Издательский Дом МАГИСТР-ПРЕСС, 2002, с. 11; Кузьмин К. В., Сутырин Б. А. История социальной работы за рубежом и в России (с древности до начала XX века). М.: Деловая книга, Академический проект, 2002, с. 13; Мельников В. П., Холостова Е. И. История социальной работы в России. М.: Издательско-книготорговый центр «Маркетинг», 2002, с. 303; Фирсов М. В. История социальной работы в России. М.: ВЛАДОС, Московский государственный социальный университет, 2001, с. 86.

3 Кузьмин К. В., Сутырин Б. А. История социальной работы за рубежом и в России (с древности до начала XX века). М.: Деловая книга, Академический проект, 2002, с. 151-152.

1 Шанин Т. Социальная работа как культурный феномен современности. http:www.yabloko.ru.

2 Кузьмин К. В., Сутырин Б. А. История социальной работы за рубежом и в России (с древности до начала XX века). М.: Деловая книга, Академический проект, 2002, с. 11.

3 Григорьев С. И., Гуслякова Л. Г. Социология для социальной работы. М.: Издательский Дом МАГИСТР-ПРЕСС, 2002, с. 11.

1 Вестник департамента социальной защиты населения администрации Самарской области. Выпуск 1. http: www.socio.samtel.ru

1 Основы социальной работы. Отв. ред. Павленок Л. Д. М.: ИНФРА-М, 2000, с. 7.

2 Основы социальной работы. Под ред. Е. В. Ханжина. М.: ACADEMIA, 2001, с. 13.

3 Смирнова Е. Р., Ярская В. Н. Философия и методология социальной работы. Саратов: Саратовский государственный технический университет, 1997, с. 7.

4 Социальная политика и социальная работа в изменяющейся России. Под ред. Ярской-Смирновой Е. Р., Романова П. В. М.: ИНИОН РАН, 2002, с. 60.

5 Певзнер М.Н., Ширин А.Г. Профессионализация в современном социальном контексте. http://edu.novgorod.ru/

1 Турчинов А.И. Профессионализация и кадровая политика: проблемы развития теории и практики. М.: Московский психолого-социальный институт, 1998, с. 83.

2 Социальная политика и социальная работа в изменяющейся России. Под ред. Ярской-Смирновой Е. Р., Романова П. В. М.: ИНИОН РАН, 2002, с. 65.




Каталог: olderfiles
olderfiles -> С. Н. Булгаков героизм и подвижничество
olderfiles -> Книга 1 введение цель учебного издания по курсу «Методология диссертационного исследования»
olderfiles -> Социально психологическая и медицинская реабилитация граждан пожилого возраста и инвалидов, обслуживаемых в отделениях му центр социального обслуживания граждан пожилого возраста и инвалидов №1 г
olderfiles -> Сущность социализма
olderfiles -> Рассуждение о метафизике
olderfiles -> 1. Философия техники как область философского знания. Предмет философии техники


Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница