Аксиомы биржевого спекулянта



страница33/37
Дата22.08.2018
Размер2.4 Mb.
ТипРеферат
1   ...   29   30   31   32   33   34   35   36   37
Спекулятивная стратегия.
Девятая основная аксиома предупреждает: оптимизм может быть врагом трейдера. Это чувство приятно и потому опасно. Оно одурманивает ваш рассудок и может загнать вас в безвыходную ситуацию. И даже когда выход существует, оптимизм может убедить вас не использовать его.

Аксиома указывает, что вы ни в коем случае не должны действовать, опираясь исключительно на оптимистические чувства. Прежде чем вложить деньги в некое предприятие, определитесь, как вы будете их спасать в том случае, если обстоятельства обернутся против вас. Когда вы сможете составить себе ясное представление об этом, в вашем распоряжении окажется гораздо лучший инструмент, нежели голый оптимизм. У вас появится уверенность.



Основная аксиома № 10. О консенсусе.

Игнорируйте мнение большинства. Скорее всего, оно неправильно.

Рене Декарт был чемпионом мира по сомнению. Он упрямо отказывался верить чему бы то ни было до тех пор, пока не убеждался во всем самостоятельно. Это была одна из черт, которые сделали его успешным игроком. Он умер более 300 лет назад, но любой современный спекулянт может получить огромную пользу, проведя много приятных вечеров за чтением работ этого привлекательно уродливого человека с пристальным взглядом черных глаз, носом, похожим на полумесяц, и гигантским интеллектом.

Декарт развил свою философию на основе сомнений, которые касались буквально всего, включая существование Бога, человека и самого себя. Это приводило в ярость религиозные власти его родной Франции, из-за чего ему пришлось бежать в Голландию. Подвергая сомнению все, что ему говорилось другими людьми, он искал способы обнаружить правду через свои собственные чувства и опыт. Наконец ему удалось вывести одну бесспорную истину. «Cogito, ergo sum» — «Я мыслю, следовательно, существую». Убедившись, таким образом, в том, что он не является всего лишь фантомом, созданным собственным разумом, он продолжил проверку других постулатов. В процессе этой работы он внес важный вклад в математику и создал философию, которая по ясности мысли оставалась непревзойденной в течение следующих трех столетий. (На мой взгляд, у нее даже не было достойных конкурентов) И также в процессе создания своих трудов, частично в виде хобби, а частично потому, что он был большим любителем дорогостоящих вин и прочих атрибутов роскоши, Декарт провел научное исследование азартной игры.

В первой половине XVII в. уже существовало несколько фондовых и товарных бирж. Декарт был очарован крупным и оживленным биржевым рынком, находящимся в Амстердаме, но осуществлял ли он сам биржевые сделки и насколько они были успешны, неизвестно. Зато известно, что он часто наведывался в Париж, иногда под чужим именем, дабы избежать ареста за ересь, и играл там в азартные игры.

Различные карточные, настольные и другие игры давали возможность опустошить карманы простаков. Декарт наслаждался такими играми, результаты которых зависели не только от везения, но и от математического расчета и психологии, как, например, современный бридж или покер. Он изучал привлекавшие его внимание игры со свойственной ему дотошностью и скептицизмом, отклоняя все существовавшие на тот момент стратегии и советы, настаивая на том, что установить их справедливость или ошибочность он должен самостоятельно. Можно предположить, что он каждый раз возвращался из Парижа более богатым, иногда — намного более. Хотя единственным капиталом на протяжении большей части его взрослой жизни было полученное от отца маленькое наследство, умер он достаточно богатым человеком.

Секрет, по словам Декарта, повторенным им множество раз в различных контекстах, прост: надо игнорировать все, что вам говорят, и опираться только на результаты собственных исследований. Он подвергал сомнению любые выводы, предлагаемые самозваными экспертами, и отказывался принимать на веру даже то, что поддерживалось абсолютным большинством.

«Как только один ученый человек делает какое-то заявление, тут же находится другой, который начинает утверждать обратное, — писал он. — Подсчитывать голоса сторонников того или иного мнения не имеет смысла... поскольку при решении трудных вопросов более вероятно, что истина откроется единицам, а не большинству».

Именно с такими, возможно несколько высокомерными, представлениями об устройстве мира Рене Декарт вошел в игорные дома Парижа и вышел оттуда богатым человеком. Если вы хотите преуспеть в качестве трейдера, прислушайтесь к словам этого твердого, проницательного человека.

Наше поколение людей, живущих в демократическом мире, не имеет привычки подвергать критическому анализу мнение большинства. Если множество людей говорят о чем-то, что это хорошо, мы соглашаемся. Это лишает нас возможности жить и действовать собственным умом. Если вы не уверены в чем-то, вы прибегаете к опросу чужих мнений. Постулат о справедливости мнения большинства вдолблен в наши головы еще в начальной школе. В Америке это почти религия, да и в других странах, таких как Франция и Великобритания, имеющих долгую историю решения общественных проблем путем референдумов, тоже. Если 75% населения верят во что-то, будет почти кощунственным спросить хотя бы шепотом: «Эй, подождите, а вдруг все они не правы?». Послушайте Декарта. Это действительно возможно.

У себя в Америке мы выбираем, кто будет управлять нами, путем голосования. Это единственный приемлемый способ. Со школьной скамьи мы учимся принимать выбор большинства. Мы часто ворчим по поводу этого выбора, особенно если наш кандидат проигрывает выборы, но гораздо громче нашего недовольства звучит демократический лейтмотив: «Народ сделал свой выбор. Народ не может ошибаться. Если за этого человека голосует большинство, значит, это правильный выбор».

Это смиренное принятие мнения большинства просачивается и в нашу финансовую жизнь. Мы прислушиваемся не только к экономистам, банкирам, брокерам, советникам и другим экспертам, но еще и к мнению большинства. Это может стоить нам денег, поскольку, как говорил Декарт, более вероятно, что истина открыта единицам, а не большинству.

Большинство может быть правым, но шансы на это невелики. Избавьтесь от привычки принимать часто повторяемые утверждения на веру. «Высокий бюджетный дефицит погубит Америку», — повторяет почти каждый. Так ли это? Может быть да, а может и нет. Подумайте об этом сами. Сделайте собственное заключение. «Процентные ставки и инфляция повысятся, поскольку десятилетие подходит к концу». Неужели? Не воспринимайте это как догму. Думайте. Не позволяйте большинству дискриминировать вас.

Во время изучения других аксиом мы рассматривали многие постулаты, которые поддержаны большинством: «Синица в руке лучше журавля в небе», «Надо диверсифицировать свой инвестиционный портфель», «Размер денежной ставки должен быть таким, чтобы вам не жалко было ее потерять» и т. д. Все эти предположительно мудрые советы заложены в наше сознание. Достаточно заговорить об инвестициях в любой компании людей, чтобы в очередной раз услышать прописные истины. При этом каждый слушатель этих поросших мхом проповедей делает умное лицо и согласно кивает: «Да Совершенно верно. Превосходный совет!».

Большинство людей полагают, что древние клише — суть неоспоримые истины. В свете этого поучительно, пожалуй, заметить, что большинство людей не являются богатыми.


Вспомогательная аксиома № 14. Никогда не следуйте чужим прихотям. Часто наилучшее время для покупки наступает тогда, когда никто другой этого не хочет.
Пресс, который представляет собой мнение большинства, особенно неприятен, когда он давит на нас в вопросах о том, куда и когда нам следует вкладывать капитал. Этот напор общественного мнения настолько силен, что ему часто поддаются даже умудренные опытом трейдеры, получая в итоге посредственные результаты.

Возьмите фондовый рынок. Когда наступает лучшее время для покупки акций? Когда цены находятся на низком уровне, конечно. А когда наилучшее время для продажи? Естественно, когда цена поднимается высоко. Дети изучают это в школьной программе по экономике, но даже если бы никто их этому не учил, они бы и так это поняли.

Но вот чему не учат в школе, так это тому, что эту, на первый взгляд очень простую, формулу удивительно трудно применять на практике. В первую очередь потому, что она требует, чтобы трейдер в момент совершения сделки действовал против преобладающего на тот момент консенсусного мнения рыночного общества.

Как правило, цена акций — или любого другого ликвидного актива — падает тогда, когда значительное число участников рынка начинают полагать, что покупать эти бумаги не стоит. Чем более слабыми они их считают, тем ниже опускается цена. Следовательно, возникает парадокс, о котором не рассказывают в школе: лучший момент для покупки наступает тогда, когда большинство людей считает покупку бесперспективной.

Аналогичная ситуация с выбором лучшего момента для продажи. Цена акций повышается, когда появляется большое число покупателей; когда все вокруг тянут к ним руки и кричат: «Дайте мне!». Именно в этот момент вы должны спокойно выйти им навстречу и ответить: «Да с удовольствием!».

Давайте рассмотрим конкретный пример. В начале 1980-х гг. автомобильная промышленность под гнетом свалившихся на нее неприятностей «погрузилась в болото». Эти неприятности, по общему мнению, были весьма серьезны и труднопреодолимы. Весь Детройт, вглядываясь в будущее, видел только темную пропасть. Все только и говорили о прокатившейся волне банкротств автопроизводителей и продавцов. Заводы закрывались один за другим. Тысячи рабочих оказались выброшены на улицу и лишены источников существования. В отчаянном усилии сохранить свои оборотные финансовые средства могущественная GM с 1979 по 1981 г. вдвое сократила размер выплачиваемых дивидендов, а компания Ford в следующем году вообще отказалась от их выплаты.

По мнению большинства, начиная от членов союза автопромышленников Детройта и заканчивая обитателями Уолл-стрит, автомобильная промышленность оказалась в глубокой клоаке, из которой не собиралась выбираться еще долгое время. «Любой, кто покупает сейчас акции автомобильных компаний, должен обратиться к психиатру», — утверждало большинство. Никому не нужные акции упали «ниже плинтуса». В 1981-1982 гг. вы могли купить обыкновенные акции GM по $34 за штуку — в последний раз по этой цене они продавались более чем двадцатью годами ранее, — и многие эксперты предсказывали, что цена пойдет еще ниже. Акции компании Ford в те «неавтомобильные» годы можно было купить по $11.

Но, как показали дальнейшие события, прав оказался как раз тот, кто, проигнорировав мнение большинства, занимался покупкой. Акции GM, продаваемые до середины 1982 г. приблизительно по $34, в 1983 г. стоили уже $80. Акции Ford поднялись в цене более чем в 4 раза — с $11 до $46 с мелочью.

Неприятности в автопромышленности закончились гораздо раньше, чем ожидало большинство участников рынка. Вся прибыль досталась тем трейдерам, которые, наплевав на мнение толпы, не поленились думать собственной головой и проводить собственный анализ ситуации.
* * *
Общеизвестно, насколько трудно идти против мнения большинства. Некоторые трейдеры видят в этом одну из самых серьезных проблем. Находясь внутри толпы, всегда трудно сделать шаг в сторону, противоположную общему движению.

Вот что случилось с моей женой во время упомянутого переворота на рынке автомобильных акций. Ее шестимесячный сберегательный депозит заканчивался в начале 1982 г. У нее были некоторые идеи по поводу акций компании Ford, которые в то время, как было сказано, сильно упали в цене. Ей нравились автомобили, которые выпускал Ford, слышала она и положительные отзывы об этих машинах от своих подруг и поэтому полагала, что стоны и зубовный скрежет, доносящиеся из Детройта, во многом вызваны жалостью к самим себе и паникой, которая в скором времени должна закончиться. Она обратилась к своему брокеру по поводу покупки некоторого количества этих акций.

Тот лишь посмеялся над ее идеей.

Он был человеком, привыкшим прислушиваться к мнению большинства. Он мог продемонстрировать кучу документов, каждый из которых отражал бы это мнение. Газетные статьи, исследования аналитиков и, конечно, низкие котировки акций — все они кричали в один голос: «Не покупайте!».

В результате моя жена отказалась от своей идеи, хотя это было не свойственным ей поступком. В большинстве случаев она вполне способна к независимому мышлению и вынесению собственных заключений. Но в данной ситуации давление большинства было слишком сильным, чтобы она могла ему сопротивляться.

Давление большинства может не только похоронить хорошую инвестиционную идею; оно способно заставить нас сомневаться в самих себе тогда, когда мы уверены в своей правоте. Доказательства этого тезиса были получены в ходе исследований, проведенных на факультете психологии в Принстоне.

Эксперимент был жесток, но поразительно эффективен. Восемь или десять человек были собраны вокруг стола, в центре которого лежали полдюжины карандашей различных цветов. Все карандаши, за исключением одного, были одинаковой длины. Этот отличающийся от других карандаш — допустим, красный — был явно короче, чем остальные.

Собравшихся вокруг стола людей попросили высказать свое мнение о длине карандашей. Большинство — все, кроме одного, сбитого с толку участника эксперимента — дружно поддержали явно неправильное мнение, противоречащее наглядному факту. Они заявили, что все карандаши имеют одинаковую длину.

Конечно, большинство участников — все, кроме одного, — были подставными. Суть эксперимента состояла в том, чтобы исследовать реакцию единственного настоящего испытуемого.

Приблизительно в каждом третьем случае испытуемый морально ломался под давлением большинства и соглашался с абсурдным мнением.

Попав под мощный пресс свидетельств, опровергающих то, что он видел своими глазами, участник эксперимента мялся, волновался, вздыхал и наконец, говорил что-то вроде: «Ну ладно-ладно, наверное, вы все правы — эти карандаши имеют одинаковую длину».

Спорить с большинством чрезвычайно трудно. Даже если у вас на руках весомые и поддающиеся проверке доказательства вашей правоты. Если же речь идет о дебатах по поводу мнения, справедливость которого невозможно установить, проведя быстрые измерения или иную точную проверку, то отстаивание собственного мнения часто становится практически нерешаемой задачей. Почти все мнения по вопросам, связанным с инвестициями, относятся как раз к последней категории.

Насколько я знаю, не существует ни одного метода тренировки, который помог бы вам усилить свою способность противостоять давлению большинства. Присутствуя на званых обедах, я иногда преднамеренно загоняю себя в позицию меньшинства, выражая вслух некоторое надуманное мнение, которое, как я знаю, явно противоречит мнению абсолютного большинства присутствующих. Я говорю: «Ядерная война может быть менее неприятной, чем прошлые войны, когда людей рубили мечами», — или какую-нибудь подобную ерунду. Попытка защититься от яростного напора возражающего вам большинства в таком случае, как этот, конечно, стимулирует. Но помогает ли это упражнение противостоять мнению толпы, смеющейся над вашей идеей купить акции погрязшей в проблемах компании Ford, я не знаю.

Вероятно, лучшей защитой против давления большинства является простое осознание факта его существования и его принуждающей власти. Кажется, трейдеры-новички часто испытывают недостаток в понимании этого. Мозг новичка легко может оказаться расколот мнением большинства на крупные куски, а он этого даже не заметит.

Именно поэтому в рыночной толпе, охваченной единым порывом, всегда так много новичков. Когда все вокруг говорят о том, что золото должно стать спекулятивным инструментом месяца, когда об этом же пишут все аналитики, новорожденные трейдеры обычно лишь кивают головой и покупают. Это происходит даже в том случае, если цена золота уже противоестественно высока.

Загипнотизированные всеобщим единодушием люди уже не способны на адекватную оценку ситуации. Все мы знаем массу примеров того, как акции никому не известной компании с ничтожной капитализацией, но ведущей свою деятельность в сфере высоких технологий, вдруг шумно признавались самой «горячей» инвестицией сезона, и даже после того, как цена этих бумаг взлетала в заоблачные выси, новички продолжали нести свои вклады в этот мыльный пузырь, который затем превращался в воздух.

Новичков нагло доят, пока они продолжают оставаться в неведении. Он или она не останавливаются, чтобы спросить себя: «Я принимаю это решение потому, что оно правильное, или потому, что большинство говорит, что оно правильное?». Это вопрос, который наверняка задал бы Декарт. Если бы он собрался вложить капитал в золото или в высокотехнологичные акции, он сделал бы это только на основе собственного анализа, невзирая на то, что говорит или делает рыночная толпа.

В своем противостоянии давлению толпы вам, кроме всего прочего, придется сопротивляться еще и нажиму со стороны брокеров и других лиц, заинтересованных в получении прибыли за счет ваших действий на рынке. Эти люди, обслуживающие процесс заключения биржевых сделок и получающие комиссионное вознаграждение, имеют собственные интересы в том, чтобы раскручивать те или иные активы независимо от того, насколько они в действительности привлекательны и насколько уже высока их рыночная цена. Если вы активный спекулянт, вы наверняка получаете массу разнообразных сообщений, призывающих вас покупать определенные ценные бумаги, невзирая на то, как относится к этой покупке рыночное большинство.

Это происходит не потому, что сотрудники инвестиционных компаний, бомбардирующие ваш почтовый ящик подобными призывами, испытывают злонамеренное желание сделать вас бедным. Напротив, они предпочитают видеть вас богатым — хотя бы потому, что это позволит им получать более высокие комиссионные. Однако, как любой продавец, они вынуждены обращать внимание на потребности публики.

Например, публика почти всегда инвестирует в золото во время экономических спадов. Считается, что этот металл представляет собой ценность на все времена, и особенно в периоды, когда экономика, валютный и фондовый рынки, а также другие финансовые структуры начинают трещать по швам. В смутные времена типа тех, что мы переживали в начале 1980-х гг., цена золота имеет тенденцию подскакивать, поскольку находится огромное количество желающих его приобрести.

Как мы уже выяснили, именно в такие моменты вы должны быть очень осторожны, следуя примеру большинства. Наплыв предложений о продаже золота достигает своего пика. В начале 1980-х гг. газеты были полны объявлений, предлагающих золотые монеты, слитки и медальоны. Брокеры рекламировали акции золотодобывающих компаний типа Homestake. Паевые фонды, специализирующиеся на связанных с золотом инвестициях, отсылали на почту полные грузовики проспектов и брошюр. Консультанты и аналитики предлагали вниманию публики пророчества, также посвященные рыночным перспективам золота. Если вы хотели вложить свои деньги в золото или какие-нибудь связанные с этим металлом активы, все, что вы должны были сделать, это позвонить по бесплатному номеру телефона — на другом конце провода целая дюжина операторов денно и нощно дежурили в ожидании вашего заказа

Но к концу 1983 г., когда экономическая ситуация улучшилась и цена золота снизилась, вам пришлось бы уже серьезно потрудиться, чтобы найти кого-то, кто захотел бы продать вам свой золотой медальон.


* * *
Все вышесказанное отнюдь не подразумевает, что вам нужно всегда идти против мнения рыночного большинства Речь лишь о том, что вы должны упрямо сопротивляться давлению большинства, а не бездумно плыть по течению. Анализируйте любую создавшуюся ситуацию самостоятельно, пропуская всю имеющуюся информацию через свой собственный мозг. Возможно, вы обнаружите, что большинство неправо, но это случается далеко не всегда. Если по результатам собственного исследования вы придете к выводу, что мнение большинства является правильным, то во что бы то ни стало присоединяйтесь к его стройным колоннам. Главная идея заключается в том, что — независимо от того, идете ли вы вместе с рыночной толпой или против нее, — вы должны поступать сознательно, заранее продумав свои действия.

Есть трейдеры, чья стратегия состоит в том, чтобы всегда идти против большинства. Они называют себя инакомыслящими трейдерами. Их философия происходит из парадокса, который мы уже рассматривали: наилучшее время для покупки актива наступает тогда, когда он кажется наименее привлекательным. Соответственно инакомыслящие трейдеры должны упорно затовариваться акциями, пока другие участники рынка стараются поскорее от них избавиться; или, например, скупать картины, которые их коллеги по рынку используют разве что для того, чтобы прикрыть пятно на обоях.

Проблема инакомыслящих трейдеров состоит в том, что, стартовав с разумной идеи, затем они возводят на ее основе грандиозную иллюзию существования некой закономерности. Действительно, лучший момент для покупки может возникнуть в то время, когда остальные участники рынка об этом даже не помышляют. Но покупать автоматически и легкомысленно только на том основании, что все окружающие крайне не рекомендуют этого делать, кажется почти столь же глупым занятием, что и бездумное следование в составе толпы.

Большинство далеко не всегда оказывается неправым. Если рыночная стоимость картин художника Мылина-Пузырина упадет до 10 центов за квадратный метр, это может быть сигналом к их покупке. С другой стороны, возможно, что большинство совершенно справедливо старается избегать этих полотен, небрежно покрытых масляной краской. Может быть, единственным их предназначением до конца дней так и останется служба в качестве обертки для рыбы.

В начале 1980-х гг. почти все избавлялись от акций компании Chrysler, и, по моему мнению, весьма справедливо. Если вложение денег в значительно подешевевшие акции GM или Ford было рискованной, но потенциально привлекательной инвестицией, то покупку акций Chrysler можно было считать сумасшедшей азартной игрой. Компания уже «по колено увязла в болоте». Выпрошенная у государства ссуда кое-как поддерживала задыхающуюся корпорацию, но долгосрочный прогноз был однозначно негативен. Никому не нужные акции компании продавались по $3 или $4 за штуку в течение 1980-1982 гг. Единогласное суждение о будущем компании лишь отражало объективную реальность: ее шансы выкарабкаться из трясины были ниже минимальных. Все указывало на то, что Chrysler«не жилец».

Конечно, сегодня, оглядываясь назад, мы можем видеть, что общий настрой в отношении этой компании был слишком пессимистичным. Несмотря ни на что компания Chrysler цеплялась за жизнь. К концу 1983 г. ее акции торговались уже выше $35. Купив их полутора годами ранее, вы могли бы увеличить вложенный капитал в 10 раз.

Но это никоим образом не меняет того факта, что сквозь призму ситуации, сложившейся в 1981 г., эти акции выглядели «полным отстоем». Большинство трейдеров, избегая их в то время, поступали совершенно разумно. Это был тот случай, когда автоматическое движение против толпы выглядело бы полным безрассудством.

Этот же случай, кажется, указывает на то, что для вспомогательной аксиомы № 1, которая призывает нас всегда играть на значительные ставки, могут существовать исключения. Ставка на Chrysler до середины 1982 г. была равносильна покупке лотерейного билета. Исходя из того, что ваши шансы на выигрыш составляют один к миллиону, вы ради забавы все же ставите на кон несколько долларов. Если бы в 1981 г. Конгресс принял закон, согласно которому каждый налогоплательщик должен вложить какую-то сумму в акции компании Chrysler, то я бы купил одну акцию.

Ну ладно, возможно, сто акций. Хорошо помечтать о том, как твои деньги удесятеряются всего за полтора года.


Каталог: prof
prof -> Рабочая программа дисциплины Социология семьи Направление подготовки 040100 Социология Профиль подготовки Общий
prof -> Рабочая программа дисциплины Методология и методы социологического исследования Направление подготовки 040100 Социология
prof -> Алексеева Е. А., к и. н., доцент Инновационная культура России и социально-культурное проектирование
prof -> Дисциплины, стрктурированное по темам (разделам) Модул Методологические основы теории социальной работы
prof -> Методические рекомендации по организации профориентационной работы с обучающимися общеобразовательных учреждений, направленной на повышение престижа рабочих специальностей, востребованных на региональном рынке труда
prof -> Федеральная служба по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека
prof -> Конспект-лекций основы социальной работы
prof -> Учебный план для среднего (полного) общего образования отводит 02 часа для изучения на профильном уровне учебного предмета «Обществознание» в 10 классе из расчета часа в неделю


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   29   30   31   32   33   34   35   36   37


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница