Афины и иерусалим



страница34/48
Дата11.03.2018
Размер4.18 Mb.
1   ...   30   31   32   33   34   35   36   37   ...   48
Комментарий. Опять вспомнились слова Оккама: "est articulus fidei quod Deus assumpsit naturam humanam. Non includit comradictionem, Deum assumere naturam asininam. Pari ratione potest assumere lapidem aut lignum".<<47>> В чем сущность мысли Оккама? И отчего она кажется такой вызывающей и неприемлемой? Не только форма, в которую Оккам облек свою мысль, раздражает людей. Нечего и говорить: форма крайне резкая, оскорбительная для благочестивого уха. Deum assumere naturam asininam - рядом поставлены слова, которым подобает отстоять одно от другого подальше - и которые разве что в словаре, где со смыслом и значением порядка, в каком слова расставляются, не считаются, они могут оказаться в столь близком соседстве. И все же форма не самое существенное здесь, далеко не самое существенное. Оккам не из тех, которые любят неожиданным оборотом речи поразить читателя. Он не с другими, он с собой борется или, если решиться говорить на гегелевском языке, борется с "духом времени". Оккама считают первым провозвестником разложения схоластики, в нем видят "упадочника". И действительно, в нем можно найти черты, которыми обычно характеризуют упадочность. Альберт Великий, Фома Аквинский, Дунс Скот и др. - все principes theologiæ - строили огромные, уходившие в небеса соборы мысли - и вдруг Оккам с его вопросами, подрывающимися под самое основание величественных и прекрасных зданий самого творческого в духовном смысле столетия средневековья. Это ли не "упадочность"? Ведь "упадочность" прежде всего опознается по свойственному ей неудержимому влечению к разрушению: будь что будет, только бы не по-старому, куда угодно идти - только бы не со своим временем... Non includit contradictionem, Deum assumere naturam asininam! Если оно так, если точно оккамовское non includit contradictionem, Deum assumere naturam asininam верно и Бог может по своему произволу воплотиться не только в презираемое всеми животное, но в дерево или камень, зачем тогда трудились doctores angelici, subtilissimi и т. д., зачем вызывали из глубин столетий тени Платона, Аристотеля и Плотина? Зачем все Summæ, зачем гигантские соборы, монастыри, университеты, торжественная церковная служба? Все это создавалось людьми только затем, чтоб объяснить и сделать приемлемым для разума основной догмат христианского вероучения. В Св. Писании рассказано, что сын Божий стал человеком, был сопричислен к злодеям, подвергся величайшим унижениям и умер позорной смертью, распятый на кресте рядом с разбойниками. В средние века никто не сомневался в правдивости библейского повествования, и Оккам, как видно из всех его писаний и даже из приведенного мною отрывка, начинающегося словами: est articulus fidei, - тоже не сомневался. Но людям мало было "верить". Они еще хотели "примирить" свою веру с разумом. Они ставили вопрос: cur Deus homo - отчего Бог стал человеком? И не могли успокоиться, пока не подыскивали ответа на свой вопрос. Но что разумели они под "ответом на вопрос"? То, что мы всегда под этим разумеем. Отвечает тот, кто умеет показать, что то, что произошло, не могло не произойти и не могло произойти иначе, чем произошло. Бог необходимо должен был воплотиться в человека - иначе человека невозможно было спасти. Или, чтоб человек мог обожиться. Бог должен был вочеловечиться. Все ответы на вопрос: cur Deus homo - при всем внешнем разнообразии их - были вариациями на одну тему: действительно происшедшее изображалось как происшедшее в силу естественной необходимости. Пытливость человеческого ума только тогда насыщалась, когда ей добывали тот нектар, который называется объяснением. За этим нектаром люди шли в самые отдаленные страны, он заменял им тот философский камень, о котором, забывая сон и пищу, мечтали в своих кельях алхимики и подвижники духа. И вдруг оккамовская "non includit comradictionem" и "pan rationed - подкапывающиеся под самое основание не только средневекового, но и всякого разумного "мышления"! Ибо, раз нам не дано в действительном усматривать необходимое, - как "мыслить" тогда? Как разуму оправдать не существование свое - существование в оправдании не нуждается, - а свои притязания на первенствующую роль? Предполагалось ведь, что именно разум изготовляет тот божественный напиток, который утоляет самую ненасытную пытливость - и утоляет окончательно: "acquiescentia in se ipso ex Ratione oriri potest, et ea sola acquiescentia, qua ex Ratione oritur, summa est, quæ dari potest" (Spinoza, Eth.; IV, LII).<<*130>> Разум подводит к тому пределу, за которым начинается царство извечной необходимости, и у этого предела сами собой умолкают и рассеиваются все вопросы, и человек обретает тот высший покой, о котором он всегда мечтал. Summæ, соборы, торжественная церковная служба - все, что творили могучие рыцари духа, - все делалось, чтоб обрести этот покой. И разум - его роль тоже в том состояла, чтоб успокоить человека, залить, погасить живущие в нем сомнения и тревоги. Но разум может исполнить свое назначение только в том случае, если он сольется в единое с необходимостью, ибо необходимости, только необходимости дана последняя и окончательная власть над всем, что есть, - над мертвым и живым, над человеком и над Богом. Cur Deus homo? На этот вопрос можно ответить только тогда, если вперед признать, что Богу не дано было выбирать, что он принужден был принять образ человека, а не камня или дерева - так же, как он принужден был вообще воплотиться и не мог остаться не воплощенным, если бы и хотел...

Все средневековье, вся сосредоточенная и глубокая духовная работа средневековья была направлена на то, чтоб разумно объяснить заключавшуюся в Св. Писании тайну. И так устроен человек, что, когда он над чем-нибудь много потрудится, ему начинает казаться, что то, к чему он стремился, есть самое главное в жизни, что и ему и другим больше всего на свете нужно. Казалось бы, что самое существенное, это что Бог принял человеческий образ, что Бог открылся, показался, пришел к людям. Так в Св. Писании и рассказывается. Но "мышление" ценило не то, что в Св. Писании рассказано, а то, что оно само могло выдумать: оно и Св. Писание только потому и приняло, что могло понять и объяснить его, т. е. показать, что библейское повествование ничуть не оскорбляет и не противоречит тем принципам, которым человек от века покорился и провозгласил навеки нерушимыми. Если бы пред лицом этих принципов оказалось, что Богу вочеловечиться не полагается или невозможно, пришлось бы Св. Писание отвергнуть. В конце концов оно так и вышло. "Доказательства" и "объяснения", придуманные средневековыми философами, оказались вовсе не доказательствами и не объяснениями. Выяснилось, что защитить средствами разума истины "откровения" нет никакой возможности. Что вообще даже истины Откровения нельзя защищать, что они не защитимы. Иначе говоря, приходится выбирать одно из двух: либо признать, что истины Откровения не суть истины и что Библию наряду с творениями Гомера нужно отнести к области чистой поэзии - либо... Было и есть еще одно "либо", т. е. была возможность еще одного выхода - но этот выход казался до такой степени противным всему складу человеческой природы (может быть, не "первой", а "второй" природы - по поговорке, привычка вторая натура), что о нем даже не говорили или говорили только те люди, которые вперед решались говорить с тем, чтоб их не услышали. "Бога не нужно объяснять и нельзя совсем оправдывать". Это и хотел сказать Оккам. И этого никто не услышал. И если теперь я вспомнил о никем не услышанных словах, то вовсе не потому, что надеюсь обратить на них внимание и проложить им путь к сердцам людей. Тут кроется какая-то великая и странная загадка. Существуют слова, которые осуждены на то, чтоб не быть услышанными. И вместе с тем, по-видимому, кому-то или чему-то нужно, чтоб эти слова время от времени произносились во всеуслышание. Древний и таинственный образ: глас вопиющего в пустыне. Быть может, не так уже бессмысленно и бесполезно хоть изредка напоминать людям о тех "вестниках истины", голоса которых обладали чудодейственной силой превращать людные места в пустыни. И еще одно "может быть" - пожалуй, еще более таинственное. Паскаль, повторяя жившего до него за 1500 почти лет Тертуллиана, утверждал, что на земле нет места для истины, что истина блуждает между людьми, никем не узнаваемая и не признаваемая. То есть что истина потому и есть истина, что она превращает одним появлением своим людные города в безлюдные пустыни. Когда истина осеняет человека, он сразу чувствует, что "все", "люди", т. е. те, которые превращают пустыню в населенные места, обладают даром или ничем не объяснимой силой убивать истину. Оттого Достоевский, в минуты просветления, с таким ужасом и отвращением говорил о "всемстве". Оттого Плотин вещал о "бегстве единого к Единому". Оттого все существовавшие и так победоносно торжествовавшие "теории" познания были и есть теориями, скрывавшими от нас истину. Нужно уйти от них к тем древним и блаженным людям, которые, по словам Платона, были лучше нас и стояли ближе к Богу - их же "мышление" свободно парило в том измерении, которое нам становится - и то очень редко - доступным только после exercitia spiritualia.

XLIII


Каталог: attachments -> article
article -> Рефлексивные процедуры на уроке: от теории к практике
article -> Организация предметно – пространственной развивающей среды по формированию культуры безопасности в доо
article -> Е. А. Воронина, к п. н., научный сотрудник лаборатории воспитания и социализации аоу во дпо «виро»
article -> Методические рекомендации по подготовке и проведению «Уроков семьи и семейных ценностей»
article -> О проведённой работе по выполнению мероприятий
article -> Ижевская государственная медицинская академия
article -> Справочник по доказыванию в гражданском судопроизводстве
article -> Социального управления
article -> Методические рекомендации по организации профориентационной работы с обучающимися общеобразовательных учреждений, направленной на повышение престижа рабочих специальностей, востребованных на региональном рынке труда


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   30   31   32   33   34   35   36   37   ...   48


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница