Адам смит, последний из создателей этики добродетели



Скачать 314.35 Kb.
Pdf просмотр
страница1/28
Дата23.07.2018
Размер314.35 Kb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   28



3

АДАМ СМИТ, ПОСЛЕДНИЙ ИЗ
СОЗДАТЕЛЕЙ ЭТИКИ ДОБРОДЕТЕЛИ
Дейрдре Макклоски
1
,
Университет штата Иллинойс в Чикаго Академия Жизни, Девентер, Нидерланды

Смит был главным образом философом-этиком. В современной литературе, от Кнута
Хааконссена (1981) до Чарльза Гризвольда (1999) и Самуэля Флайшэйкера (2004, сговорится об этом в противовес мнению экономистов, считавших в течение длительного времени, что Смит был в основном экономистом в современном, антиэтическом смысле. Изъятие этики из работ Смита началось сразу после его смерти, в реакционную эпоху французской революции. Возможно, для того чтобы убедить британские власти и британское общественное мнение в том, что политическая экономия не была подрывной наукой, этика была опущена. Холодная война породила аналогичные изъятия, и вполне возможно, что вовремя американских завоеваний в области экономической теории страх радикализма поддерживал антиэтическое прочтение Смита. Но, несмотря на текстовые и биографические данные, еще одна причина, по которой эти утверждения экономистов принимались так долго, состоит в том, что Смит практиковал то, что впоследствии в течение долгого времени считалось устаревшим родом философии этики, известной как этика добродетели. Этика добродетели таинственным образом исчезла из академических кругов после го заключительного и существенно переработанного издания самой любимой Смитом из двух изданных им книг — «Теории нравственных чувств» (1759,
1790). С 1790 г. большая часть течений этической теории, которые практиковались на кафедре философии, были взяты вместо нее из двух других книг, изданных в тоже время, одна — Им- мануила Канта (1785, например Франкфурт, 2004) и другая — Джереми Бентама (1789, например Сингер, 1993). Третье течение и старые традиции естественного права, которые также повлияли на Смита посредством Локка и Пуфендорфа, в настоящее время находят признание среди консервативных и католических интеллектуалов (Лео Штраус, 1953; Джон Финнис,
1980; сравните с Хонт и Игнатьефф, 1983; а затем см Флайшэйкер, 2004, с. 221–226). И новые теории общественного договора Руссо, Локка, Гоббса, которым Смит уделял мало внима-
1
С благодарностью к Глории Вивенза из Университета Вероны за ее комментарии к предыдущему проекту.
Джефри Янг, редактор Elgar Companion to Adam Smith (книга издана в 2009 г. — Прим. перев.), помоги поддержал

4
ния, представляют в наше время четвертое течение, связанное с этикой в паре с большой политической теорией (
Бьюкенен и Таллок, 1962; Роулс, 1971; Ниссбаум, 2006). Но пятое, и на сегодняшний день самое старое и широкое течение — добродетельно- этическое. Оно вытекло из учений Платона и Аристотеля, извиваясь, пронизало учение стоиков, было отражено Цицероном (44 г. до н.э.) и направлено в русло христианства Аквинским в 1269–1272 гг.). Как я полагаю, в конце XVIII в. эта этика добродетели, рассматриваемая до сих пор большинством европейцев как единственный разумный способ думать о хороших и плохих качествах характера, ушла в подполье, возникнув вновь, по крайней мере в академических теориях философов, только в 1958 г. (Анскомб, 1958; Фут, 1978; Макинтайр, 1981; вновь Ниссбаум, 1986; Хурстхаусе, 1999). летнее правление новейших для эпохи Просвещения этических теорий продолжалось до тех пор, пока слабость логики без контекста не стала очевидна, к примеру, в поздних работах Витгенштейна и у многих других постпозитивистских мыслителей. До этого представление о том, что математический метод может быть применен к этике, делая ее демонстративной наукой, — пишет святой отец Коплстон о распространении новых этических теорий кг, следуя примерам Гоббса и Спинозы, — было. общепринятым. отчасти из-за престижа математики вследствие ее успешного применения в физике и отчасти потому, что сложилось широко распространенное мнение, что этика раньше зависела от авторитета, и ей потребовались новые рациональные основы (Коплстон, 1959, с. 251). Кг. программа Просвещения в этом отношении выглядит устаревшей, хотя немало десятилетий прошло, прежде чем новости стали доходить до таких областей, как экономика или эволюционная биология. Как Исайя Берлин отметил в своей самой последней работе по аналитической философии, ни абстрактная, ни аналитическая строгость не возникает из максимально возможного родства с исторической индивидуальной мыслью. Каждая мысль непросто где-то существует, но принадлежит кому-то и находится в этом контексте на своем месте. которое не является просто формально описанным (Берлин, 1950, цит. по Игнатьефф, 1998, с. 88). Хотя Иммануил Кант знали ценил «Теорию нравственных чувств» издания 1759 г. в немецком переводе, Смит даже в 1790 г. ничего не знало размышлениях Канта в далеком Ке- нигсберге о необходимости следовать категорическому императиву. Д.Д. Рафаэль и
А.Л. Макфи отметили, что степень, в которой Смит был под влиянием других философов- моралистов своего времени, была удивительно мала (1976, с. 10). Но Смит знали резко отвергал сведение вопроса о том, что же такое благо, к вопросу о причинах удовольствия, тек утилитаризму, если даже не к форме хаоса точных идей во «Фрагменте о правительстве» и
«Введении в основания нравственности и законодательства» Бентама, опубликованном за год до смерти Смита. Утилитаристское течение берет свое начало, бесспорно, задолго до Бен-




Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   28


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница