Абстрактного имени Москва 1997 ббк 81



страница2/20
Дата01.02.2018
Размер4.94 Mb.
ТипКнига
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   20
ISBN 5-7918-0014-2

Чернейко Л.О.

Оглавление

Тема моя столь расплывчата, столь неопределенна,

что границы ее расширяются до бесконечности;

мне придется избрать определение более узкое

и ограничить мои мысли таким пространством,

какое я смогу охватить целиком.

Пьер Симон Балланш

Предисловие

Среди лингвистических объектов абстрактное имя занимает особое положение. Хотя абстрактное имя постоянно привлекает к себе внимание исследователей, оно не охвачено единым взглядом во всех своих свойствах и проявлениях. Главная причина состоит в многоликости и неоднородности экстенсионала термина "абстрактное имя", за которым стоят и существительные (совесть, везение, белизна), и прилагательные (весомый и интеллигентный), и глаголы (созидать, вопрошать), объединенные тем, что все они “от чего-то отвлечены”: от носителя признака или агенса действия, а что касается глаголов, то они абстрагированы от непосредствен­ного протекания действия во времени1.

Предмет нашего внимания — абстрактные субстантивы. Названы они именами в традициях противопоставления имени и глагола2, в той традиции в частности, где считается, что “имя есть покоящийся мир”3.

В класс абстрактных имен-субстантивов (далее: АИ) традиционно объединяются имена психических состояний (эмоциональ­ных и ментальных) (страх, счастье, сомнение), имена ситуаций (измена, карантин), имена отношений (конфликт, дружба), имена этических и эстетических понятий (долг, совесть, красота), имена-категории естественного (природного и социального) мира (материя, социум), гиперонимы (водоем, растение). Все эти группы имен имеют общие свойства. Но имеют также и различия.

Грамматический критерий (отношение к счету, счетность) не является единым и достаточным основанием для объединения перечисленных групп имен в особый лексико-грамматический класс, поскольку абстрактное по семантическому основанию имя (например, мысль, идея) оказывается конкретным по основанию грамматическому (мысль — мысли, идея — идеи, две мысли, идеи).

Референциальный критерий также не способен сам по себе прояснить, в чем состоит семантическая сущность АИ. Принадлежа высказыванию и характеризуя дискурс, референция соотносит высказывание с действительностью. И в этом плане все составляющие высказывания референтны4, но в разной степени. При этом сама действительность неоднородна, и наряду с материальной, телесной субстанцией есть субстанция идеальная, не менее действительная, чем первая. Поэтому в основе типологии референции имени могут лежать не только категория определенности/неопределенности, как в концепции Е.В.Падучевой5, но и характер самой действительности, ее неоднородность и нелинейность.

Сложность объекта исследования предопределяет трудность его постижения. В настоящей работе, не претендующей на недосягаемые для одного исследователя полноту и всеохватность материала, ставятся вполне конкретные цели: определить статус абстрактного имени в отношении к его антиподу — имени конкретному и к его ближайшему соседу — имени отвлеченному, а также осмыслить особенности семантической структуры АИ на фоне этих имен, особенности его парадигматической организации и поведения в речи.

В работе развиваются три основные идеи: 1. Абстрактное имя отличается и от отвлеченного, и от конкретного характером обобщения явлений действительности. Оно индуктивно-дедуктивно. АИ — мера, которую разум прикладывает к действительности, формируя разные пласты реальности. Собственно абстрактные имена — это своего рода “точка зрения” языка на мир, становящаяся в дискурсе точкой зрения говорящего и выражающаяся самим выбором имени и его комбинацией с другими знаками. 2. В отличие и от имен конкретных, и от имен отвлеченных инвариантная часть содержания АИ значительно меньше его вариативной части, производной от опыта языковой личности, что заставляет видеть в содержании АИ перевес прагматического компонента над семантическим, если принимать их разделение в овеянном традицией виде, и сублогического — над логическим. АИ — это диалоговые слова, так как, имея валентность на дескрипцию, они вводят в высказывание имплицитный “эпистеми­ческий модус” (термин Н.Д.Арутюновой) незнания. 3. АИ как языковая, универсальная форма бытия элементов невидимого духовного интеллигибельного мира обрастает “плотью” — результатом проекции бестелесных сущностей на предметы видимого мира, составляющие повседневный опыт личности. Содержание АИ моделируется через концепт, включающий логический и сублогический страты. Структура концепта представлена логическими и сублогическими образами.

Исследуемый в работе материал извлекался на протяжении нескольких лет из текстов разных жанров, так что в основе его лежит не вокабула (resp. словарная дефиниция), а результат препарирования высказывания — единицы дискурса. Особой ценностью обладает речь спонтанная, неподготовленная, так как именно она позволяет, как представляется, увидеть языковое сознание в его природной ипостаси и именно ту его сферу, где спрятано отношение к миру, его видение, его оценка. Кроме того, такой несловарный и неидеографический подход к отбору материала позволяет выделить культурно значимые единицы, обеспечивающие диалог, для которых вокабулы выступают как фон, высвечивающий фигуру. Однако нельзя не признать, что на этом пути есть свои рифы, которые мы в меру сил старались обойти.

Композиция работы определяется осознанием той основополагающей роли, которую играет абстрактное имя в духовной жизни человека. Оно вообще делает эту жизнь возможной. Есть и другие формы выражения жизни духа, но слово универсально. Духовная жизнь человека определяется наличием главных антиномий: “добро/зло”, “прекрас­ное/безобразное”, “истина/ложь”, формирующих три сферы духа: эти­ку, эстетику и логику, чему на деятельностном уровне соответствуют нравственность, искусство и наука. Поэтому абстрактное слово рассма­тривается нами и в моральном сознании, и в художественном, и в научном. Однако в центре внимания стоит сознание обыденное, потому что только через него мы способны определить и уровень духовности общества, и степень освоения личностью духовного богатства.

Как писал Х.Ортега-и-Гассет, “логика, этика, эстетика суть три предрассудка, благодаря которым человек возвышается над животным миром и, опираясь на них, как на сваи, разумно и свободно возводит здание культуры”6. Нельзя не разделять мысль Ортеги-и-Гассета, что имена этих “предрассудков” создают культуру и в этом смысле все они “культурные концепты”. Однако на “сваях предрассудков” трудно строить что-либо разумно. Вера в торжество рациональности есть тоже предрассудок. Избежать его едва ли удалось и в этой работе.

Структура работы аналогична структуре концентрических кругов: материал “нанизывается” на центральную идею, суть которой — неоднородность абстрактного имени и семантическая полифония культурно значимых имен. Различные аспекты рассмотрения избранного объекта исследования с позиции центральной идеи обусловливают выделение глав и параграфов.

Главы объединяются в две части. В первой сосредоточены вопросы онтологии абстрактного имени: осмысляются характер действительности, с которой соотносятся абстрактные имена как знаки, и особенности существования этих знаков в коллективном и индивидуальном типах сознания как обыденном, так и научном. В этой же части рассматриваются проблемы понимания абстрактного имени и формы экспликации понимания в тексте.

Вторая часть работы касается семантической структуры абстрактного имени, специфики его полисемантической организации, отношения к семантической эквивалентности системной и текстовой, а также обусловленности нейтрализации семантических различий характером как семантической оппозиции, так и семантической позиции. Особое место в этой части уделено концептуальному анализу культурно значимых абстрактных имен, объектом которого является метафорическая сочетаемость имени, репрезентирующая так называемое “языковое знание”.

Диалектика конкретного и абстрактного является базовым принципом существования абстрактного субстантива в континууме сознания и речи. Этот принцип избран в работе в качестве метаязыковой стратегии.

ЧАСТЬ I

ФЕНОМЕНОЛОГИЯ


АБСТРАКТНОГО ИМЕНИ



Каталог: ~discours -> images -> stories
stories -> Программа модульного курса "Парадигма памяти" в пространстве современного социально-гуманитарного знания
stories -> Гипотеза лингвистической относительности: аргументы «за» и «против»
stories -> Гипотеза лингвистической относительности: «за» и «против»
stories -> Гипотеза лигвистической относительности: аргументы «за» и «против»
stories -> Гипотеза лингвистической относительности: аргументы «за» и «против»
stories -> В. Красных. № Гипотеза лингвистической относительности
stories -> Ю. М. Лотман семиосфера Культура и взрыв Внутри мыслящих миров Статьи Исследования Заметки Санкт-Петербург «Искусство-спб»
stories -> Учебно-методическое объединение по классическому университетскому образованию


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   20


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница
Автореферат
Анализ
Биография
Бюллетень
Глава
Диплом
Дипломная работа
Диссертация
Доклад
Задача
Закон