Абстрактного имени Москва 1997 ббк 81



страница19/20
Дата01.02.2018
Размер4.94 Mb.
ТипКнига
1   ...   12   13   14   15   16   17   18   19   20
Заключение

Феномен абстрактного имени — неизменный объект научного внимания не одного поколения исследователей и не одной культуры. Парадокс этого интенционального объекта заключается в том, что накопление знаний о нем способствует не столько решению старых проблем, сколько обнаружению новых. Это вызвано тем, что при исследовании абстрактной сущности сознание возвращается к самому себе. Хотя за абстрактным именем и стоит интуитивное знание, это имя рождено потребностями дискурсивного мышления и является материальной скрепой рационального и иррационального в сознании.

Умопостигаемые сущности (фрагменты идеальной субстанции), отражая структуру внутреннего и внешнего мира человека, сложным образом преломляют ее. Имена этих сущностей схватывают "единое во многом", представляют разрозненные фрагменты как целое, существующие в социуме отношения осмысляются с позиции должного, местопребывание которого идеальное пространство сознания. Абстрактные сущности (эйдосы) не имеют независимого от языковой материи бытия, и сознание способно их обнаруживать только в том случае, если оно смогло эти сущности овеществить, сделать реалиями через наречение.

Реальность материальной и идеальной действительности есть результат их означивания. Вне семиозиса реалий нет. При этом язык универсальная, но не единственная форма "реализации" мира. Все, что составляет культуру нации, связано с осмыслением мира, с системой ценностей. А смыслы (ценности) кодируются и в эстетических формах, и в утилитарных.

С лингвистической точки зрения важно, что реальная действительность (материальная и идеальная) формируется в результате интенциональной деятельности креативного мышления, осуществляемой в вербальной форме. С точки зрения апперцептивных (восприятие предметов) и феноменологических (переживание смысла) возможностей сознания все типы реалий могут быть представлены как шкала, на которой они располагаются в зависимости от характера психической активности человека в освоении наглядного и умопостигаемого миров.

Разделение Платоном мира на видимый и умопостигаемый недостаточно, так как есть мир невидимый и неумопостигаемый. Это мир ощущений, включающий в себя реалии психических (эмоциональных и ментальных) состояний, а также реалии социальных отношений.

Вся шкала может быть представлена через ряды оппозиций, характеризующих мир как "видимый — невидимый", "физический — метафизический", "ощущаемый — умопостигаемый". Внутри трех полей (видимый физический мир, невидимый физический ощущаемый мир и невидимый метафизический умопостигаемый мир) разбиение реалий идет по степени их конкретности, производной от сенсорной и/или интеллектуальной активности психики человека.

Максимальная степень конкретности присуща реалиям (resp. именам), информация о которых передается пятью органами чувств. Минимальная степень конкретности характерна для тех реалий, которые невозможно представить наглядно и которые можно лишь помыслить.

Чувственной формой конкретных имен (сущностей) является не только их материальный звуковой комплекс, но и стоящий за ним наглядный образ, обусловленный общностью внешней формы предметов одного класса. Чувственной формой абстрактных имен (и их сущностей) является звуковой комплекс. Содержание абстрактного имени понимаемо.

Эта семантическая особенность абстрактного имени обусловливает способ его существования как в системе языка, так и в дискурсе. Абстрактное имя имеет синтаксическую форму выражения своей семантической особенности, обладая валентностью на интерпретацию, то есть на раскрытие личностного видения абстрактной сущности. Абстрактное имя диалогично, поскольку нет и не может быть единого для всех понимания фрагментов интеллигибельного мира. В индивидуальном сознании и идиолекте личности эпистемология абстрактного имени определяет его онтологию.

Предпосылкой осознаваемости абстрактного имени является наличие акустического образа в индивидуальном сознании. Способы индивидуальной осознаваемости абстрактной сущности при этом могут быть разными: интуитивный — геометрический — метафорический — дискурсивный. Важно, чтобы в индивидуальном сознании личностные смыслы, связывающиеся с акустическим образом абстрактного имени, были представлены.

В научном сознании абстрактное имя (термин) существует в ореоле иррационального, бессознательного. В тексте этот ореол проявляется в метафорической сочетаемости терминов: в генитивных метафорах, метафорических дефинициях, сочетаниях с глаголами и прилагательными дескриптивного типа семантики. Это обусловлено тем, что рациональное (осознаваемое) вырастает из глубин иррационального, бессознательного. Язык бессознательного метафора. Целостное видение явления, не доступного в своей целостности отдельному сознанию, по необходимости сублогично. Научное сознание мира раскрывает горизонты неведомого, непознанного, что допускает только гипотетическое знание. Метафора научная — один из его видов.

Абстрактное имя в дискурсе обрастает образами и гештальтами, отражающими иррациональное видение его сущности. Моделирование метафорической сочетаемости абстрактного имени приводит к построению фразеологических парадигм — объекта, осмысление которого сможет раскрыть наглядные инварианты содержания абстрактных имен. Концептуальный анализ и имеет своей целью установление гештальтов и архетипов, которые становятся мерой абстрактных сущностей и обусловливают возможность как внутрисистемного, так и межсистемного сопоставления абстрактных имен.

Особая проблема — выявление геометрических представлений абстрактных сущностей в сознании. Графические (геометрические) репрезентанты абстрактной сущности могут стать объектами нового типа словаря — бесценного источника иконической информации о символических знаках, являющейся своего рода метаиероглифами.

Диалектика абстрактного (умопостигаемого) и конкретного (наглядного) предопределяет формы существования абстрактной сущности в индивидуальном и коллективном типах сознания, а также формы взаимодействия абстрактных и конкретных имен в дискурсе.

Лингвистическая специфика абстрактного имени состоит в следующем.



  1. Абстрактное имя мифологично, как мифологично все, что не имеет опоры в эмпирической действительности. В первую очередь это относится к таким именам, как культурные концепты (экзистенциальные имена, антропоцентрические имена, имена интуиции).

  2. Наглядность конкретного имени обусловлена его прототипом. Наглядность абстрактного имени, обусловленная проекцией стоящей за ним сущности на область чувственнопостигаемого, проявляется в синтагматике абстрактного имени, выражающей вещные коннотации стоящей за ними сущности.

  3. Вещные коннотации абстрактного имени репрезентируются во фразеологической парадигме абстрактного имени, где слова с дескриптивным типом значения, сочетающиеся с ним, реализуют свое связанное переносное значение. При этом абстрактное имя, хотя и реализует номинативное значение, является коннотативно зависимым от метафоризатора.

  4. Концептуальный анализ позволяет выявить из фразеологических парадигм гештальты абстрактного имени — меру, дающую возможность определять сублогическую общность абстрактных имен и их различия.

  5. Комплексный подход к содержанию абстрактных имен как совокупности рациональных и иррациональных элементов показывает отсутствие точных (абсолютных) синонимов среди них, что обусловлено спецификой лингвистического портрета каждого из них. Идеографическими являются такие синонимы, семантическая общность которых нетривиальна (не повторяется в других оппозициях). Семантическое различие (дифференциальный признак — ДП) идеографических синонимов снимается (нейтрализуется) в том случае, если в контексте употребления синонимов есть слова, семантически связанные с ДП.

Однако сложность содержания абстрактного имени сужает возможности компонентного анализа и адекватного структурного описания абстрактного имени. Компонентному анализу приходит на помощь концептуальный, объект которого не только рациональные элементы содержания, но и иррациональные.

  1. Абстрактное имя диалогично. В функционировании абстрактного имени проявляется закон психологической относительности. Семантический инвариант содержания абстрактного имени, определяющий его существование в коллективном сознании (выбор слова и возможности его понимания), намного меньше его варианта, производного от опыта конкретной личности и уровня ее интеллекта, что обусловливает разные формы экспликации содержания абстрактного имени в дискурсе.

  2. Личностный смысл может раскрываться в предложениях сигнификативного тождества, представляющих собой синтетическое суждение (расширяющее). В этих случаях появляется гипотетическая дефиниция. В предложениях условного тождества, также представляющих собой синтетическое суждение, позицию предиката может занять метафора. Такая дефиниция называется метафорической.

  3. С интерпретативностью абстрактного имени связано наличие поисковых вопросов, касающихся сокрытой в нем сущности. Вопросы о «чтойности» имени отражают метаязыковую деятельность сознания. Направлены они на фрагмент идеальной действительности, стоящей за абстрактным именем, и отражают когнитивную устремленность сознания.

  4. По-разному ведут себя конкретное и абстрактное имена в остенсивной конструкции (Это Х). Если в сочетании с конкретными именами местоимение это представляет собой дейксис, то в сочетании с абстрактными оно анафора с дополнительными прагматическими смыслами. Если предложения сигнификативного тождества с конкретным именем в позиции логического субъекта (Вода — это...) являются аналитическими суждениями, то абстрактное имя в той же позиции делает их синтетическими (расширяющими, а не поясняющими).

  5. Вопросительное местоимение Где? в сочетании с абстрактным именем оформляет риторический вопрос, равный отрицанию Нет (Где справедливость? = Нет справедливости).

Существующая философская литература не дает лингвистических определений абстрактного имени, а лингвистическая — философских. Очевидно, что объективный анализ возможен только при объединении накопленных знаний философов и лингвистов, знаний, позволяющих с когнитивных позиций взглянуть и на языковое сознание, и на ментальный лексикон, а в отдаленной перспективе — и на специфику человеческого разума.



1См.: Семантические типы предикатов. М., 1982. С.93.

2 См.: Ломоносов М.В. Российская грамматика. Наставление первое. Гл. 4. 40 // ПСС. Т. 7. М.; Л., 1952.

3 Аксаков К.С. Сочинения филологические. Ч. 2. Опыт русской грамматики // ПСС: В 3 т. Т. 3. М., 1880. С.39.

4 Широкое понимание референции присуще концепции В.Г.Гака. См.: Гак В.Г. К типологии лингвистических номинаций // Языковая номинация. Общие вопросы. М., 1977.

5 Падучева Е.В. Высказывание и его соотнесенность с действительностью. М., 1985.

6 Ортега-и-Гассет Х. Эстетика. Философия культуры. М., 1991. С.60.

7 Множество подобных примеров см.: Гак В.Г. Сопоставительная лексикология. М., 1977; см. также: Щерба Л.В. Избранные работы по языкознанию и фонетике. Т. 1. Л., 1958. С.86.

8 О типологии структур парадигм см.: Чернейко Л.О. Понятие лексико-семантической парадигмы и его использование при описании диалектных систем // ФН.

Каталог: ~discours -> images -> stories
stories -> Программа модульного курса "Парадигма памяти" в пространстве современного социально-гуманитарного знания
stories -> Гипотеза лингвистической относительности: аргументы «за» и «против»
stories -> Гипотеза лингвистической относительности: «за» и «против»
stories -> Гипотеза лигвистической относительности: аргументы «за» и «против»
stories -> Гипотеза лингвистической относительности: аргументы «за» и «против»
stories -> В. Красных. № Гипотеза лингвистической относительности
stories -> Ю. М. Лотман семиосфера Культура и взрыв Внутри мыслящих миров Статьи Исследования Заметки Санкт-Петербург «Искусство-спб»
stories -> Учебно-методическое объединение по классическому университетскому образованию


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   12   13   14   15   16   17   18   19   20


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница