Абстрактного имени Москва 1997 ббк 81



страница18/20
Дата01.02.2018
Размер4.94 Mb.
ТипКнига
1   ...   12   13   14   15   16   17   18   19   20
Власти, Суд, а РОК — исполнитель приговора, Палач. Рок ничего не решает, не взвешивает "за" и "против", а только механически исполняет и потому неотвратим: От судьбы не уйдешь. Судьба руки свяжет. — Рок головы ищет. Рок виноватого найдет. Угнетен, убит роком. Противопоставления СУДЬБА — УЧАСТЬ, СУДЬБА — УДЕЛ, СУДЬБА — ДОЛЯ очевидны в контекстах, подобных следующему: Режиссер — это судьба, а применительно к театру "Современник" — доля (Г.Горин).

Задача исследователя, как определил ее И.А.Бодуэн де Куртенэ, "состоит только в том, чтобы прочесть в душах человеческих, то есть озарить светом научного сознания то, что в объективном психическом мире сложилось и существует помимо всякой науки"710. В психике русской языковой личности сложилась своя картина идеи СУДЬБА, отличная от того, что есть в сознании носителей других языков (см. содержательную статью А.Вежбиц­кой "Судьба и предопределение"711). Овеществление идеальных сущностей, метафизических объектов, их онтологизирование создают концепт, уникальный не только для семантически сопоставимых имен разных языков, но и для сопоставимых имён одного языка (синонимов, гипонимов). Потому так важен поиск концепта (единства имени и его содержания), что предмет семантики не сам мир, а по-разному членимая область представлений сознания.

Особый вопрос — это отношение сознания к той силе, что скрывается за именем судьба (и за его эквивалентами в других языках). Разные ученые, представители разных культур отмечали общее в отношении человека к судьбе: судьба оценивается с позиций пессимизма. А.Камю писал, что “человеческое сердце обладает досадной склонностью именовать судьбой только то, что его сокрушает”712. Русский естествоиспытатель — философ И.И.Меч­ников отмечал у испытуемых переживание судьбы со знаком “минус” и связывал это с пессимизмом их мировоззрения. “Судьбу, — отмечал он, — представляют себе в виде злобного существа, несправедливо посылающего людям всякие бедствия”713.

Подведем некоторые итоги. Концепт — это конструкт, репрезентирующий ассоциативное поле имени, но не равный ему. Концепт — это парадигматическая модель имени, включающая и логическую структуру его содержания, и сублогическую. Эти структуры выводятся соответственно и из свободной сочетаемости имени, и из несвободной, то есть из синтагматических отношений имени, фиксированных в тексте. Такая парадигматическая модель отражает нелинейность содержания сложного абстрактного имени и представляет собой структурированный фрагмент ассоциативного поля, эксплицирующего все системные и "несистемные" связи слов между собой и отношения слов и явлений.

В. фон Гумбольдт писал, что "как бы ни был богат и плодотворен язык, никогда невозможно представить подлинный смысл, совокупность всех объединенных признаков подобного слова (обозначения внефизических предметов) как определенную и завершенную величину"714. "Когда мы говорим, — писал В.Одо­евский, — мы каждым словом вздымаем прах тысячи смыслов, присвоенных этому слову и веками, и различными странами, и даже отдельными людьми"715.

Незамкнутость ассоциативного поля имени отражает беспредельность и континуальность идеальной действительности. Слово — единица дискретная. Совокупность дискретных единиц языка (лексикон) способна соотноситься с идеальной действительностью (континуумом коллективного сознания) только через континуум субъективной реальности — логического и сублогического содержания слов в индивидуальном сознании. Сублогическое соткано из ассоциаций. Самые невероятные индивидуальные ассоциации корреспондируют с логикой непрерывности субстанционального мира — как материального, так и идеального. Метаязык описания "нервной системы языков"716 (структуры ассоциативных полей) еще не создан, а создание его может способствовать "абстракт­ному освоению бессознательных процессов, залегающих в основе праобразов"717. Узлами этой системы являются, очевидно, гештальты, а крупными блоками — концепты.

Концептуальный анализ имени дополняет ассоциативный эксперимент и дополняется им. Два подхода к одному объекту (например, к фрагменту идеальной действительности, стоящему за именем судьба) дают в "герменевтическом диалоге" более объёмное и глубокое представление о способе его существования в языковом сознании социума, если бессознательное считать основной и неотъемлемой частью этого сознания.


Каталог: ~discours -> images -> stories
stories -> Программа модульного курса "Парадигма памяти" в пространстве современного социально-гуманитарного знания
stories -> Гипотеза лингвистической относительности: аргументы «за» и «против»
stories -> Гипотеза лингвистической относительности: «за» и «против»
stories -> Гипотеза лигвистической относительности: аргументы «за» и «против»
stories -> Гипотеза лингвистической относительности: аргументы «за» и «против»
stories -> В. Красных. № Гипотеза лингвистической относительности
stories -> Ю. М. Лотман семиосфера Культура и взрыв Внутри мыслящих миров Статьи Исследования Заметки Санкт-Петербург «Искусство-спб»
stories -> Учебно-методическое объединение по классическому университетскому образованию


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   12   13   14   15   16   17   18   19   20


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница