А. В. Тонконогов


Часть V. Сущность коллапсирующей экономики



страница15/23
Дата10.05.2018
Размер2.35 Mb.
ТипМонография
1   ...   11   12   13   14   15   16   17   18   ...   23
Часть V. Сущность коллапсирующей экономики

современной России
Уроки Истории, как мы уже выяснили ранее, к сожалению, достаточно быстро забываются и особенно теми, кто, не пройдя долгий профессиональный трудовой путь, волею судеб оказываются обладателями реальной политической и финансово-экономической власти. Они пребывают в состоянии административной эйфории и поэтому не могут адекватно оценивать объективно существующую социальную обстановку. Между тем, состояние Российской экономики и политической жизни в целом угрожающе напоминают события 100-летней давности, когда Российский олигархат при поддержке Великобритании, США и Франции совершил в России Февральскую революцию дабы увеличить свои прибыли до уровня быстро получаемой сверхприбыли. При этом естественно пострадало большинство населения Российской Империи, что в свою очередь привело к новой революции в октябре 1917 года. Народ требовал справедливости и мира, так как война была явно выгодна только олигархату, но уже не носила восторженно патриотический характер. Вот как писал об этом С.А. Есенин в своей поэме «Анна Снегина», вспоминая настроения, царившие тогда в Российском обществе:

«Война мне всю душу изъела.

За чей-то ЧУЖОЙ ИНТЕРЕС (выделено – авт.)

Стрелял я в мне близкое тело

И грудью на брата лез ….

Война «до конца», «до победы».

И ту же сермяжную рать

ПРОХВОСТЫ и ДАРМОЕДЫ (выделено – авт.)

Сгоняли на фронт умирать»188.

Сейчас происходит что-то похожее: играя на врождённом патриотизме большинства Россиян, многие политики пытаются заработать политические баллы и отвлечь людей от насущных проблем (это пока удаётся), но это очень опасная социально-политическая игра, особенно в состоянии мировоззренческого хаоса и вакуума, которые существуют в Российском общественном сознании. Постсоветской России навязана олигархическая модель развития капитализма189 посредством «вашингтонского консенсуса», идеи которого активно реализуют отечественные прозападные политики и экономисты, являющиеся членами различных официальных международных организаций и неформальных (теневых) наднациональных объединений. Потенциалы России используются для обслуживания интересов мирового капитала (нескольких мировых финансово-политических олигархических групп высшего уровня, осуществляющих, по сути, прямое теневое управление в некоторых странах современного Мира).

Обращая внимание на данный деструктивный феномен, Председатель Конституционного Суда Российской Федерации В.Д. Зорькин констатирует: «Ослабление формального и неформального контроля глобальной политики в рамках «блоковой» мировой системы после распада «советского блока» и развала СССР привело к ещё одному очень тревожному феномену … Я имею ввиду резкий рост численности и мощи таких негосударственных и трансгосударственных формальных и неформальных структур, деятельность которых почти не регулируется ни международными правовыми нормами, ни административными органами государств»190.

Пренебрежение правом и даже общественной моралью в процессе формирования первоначального капитала – вот императивное требование «дикого капитализма», которое, естественно, смогли принять в России только не обременённые духовными исканиями лица. Классик справедливо утверждал: «Это первоначальное накопление играет в политической экономии приблизительно такую же роль, как грехопадение в теологии»191. Такое накопление привело к формированию в нашей Стране наиболее худшего вида олигархического капитализма – социально не ориентированного дикого олигархизма. Такая тенденция наблюдается не только у нас – это глобальная проблема.

Закулисное распределение национальных богатств между социумами (отдельными группами – представителями социумов), причисляющих себя, к так называемому, «золотому миллиарду» – это путь: во-первых,- к общепланетарной социальной нестабильности, неуправляемому, разрушающему всю современную цивилизацию, хаосу (несмотря на самонадеянную уверенность США с их вассалами в своих возможностях контроля и руководства, инспирированным ими во многих странах Мира,- управляемым хаосом); и, во-вторых,- к открытому, по сути, уже начавшемуся в Африке, на Ближнем и Среднем Востоке, в самих Соединённых Штатах Америки,- геноциду целых народов и представителей некоторых человеческих рас Земли.



Всё это в своей совокупности предопределяет проведение США с их вассалами и в дальнейшем циничной и неадекватной политики абсурда192, которая направлена на эскалацию международной напряжённости в различных регионах Мира, провоцирования различных социально-политических, социально-экономических, этнорелигиозных конфликтов, в том числе вооружённого характера. Адекватно противостоять неоправданным гегемонистским устремлениям наших геоконкурентов, возможно только обеспечив эффективное развитие во всех сферах общественных отношений и, прежде всего, в духовной и социально-экономической сфере.

В современных условиях развития многих стран мирового социума в соответствии с принципами олигархического капитализма, не предполагающего по своей природе удовлетворение потребностей абсолютного большинства общества, одним из основополагающих направлений укрепления России как региональной, и становления как Мировой Державы (на это уже обращалось внимание) является формирование новой более эффективной геостратегической модели социально-экономического развития России в XXI веке. В данном контексте доктор экономических наук, заслуженный деятель науки Российской Федерации, профессор Байкальского государственного университета экономики и права М.А. Винокуров справедливо утверждает: «России нужна смена экономической модели развития … самой главной опасностью для России сегодня является … состояние её собственной экономики. Кризис поразил большинство отраслей и предприятий, включая средний и малый бизнес»193.

Ориентация значительной части Российской финансово-экономической, политической и даже культурной элиты на худшие примеры реализации социально-экономических моделей капитализма в странах Запада, особенно в их исторической ретроспективе, представляет собой угрозу для будущего России, так как социально не ориентированные концепции не могут служить объединяющим началом Российского общества. Идеология циничного либерализма не объединяет Российское общество, а дезинтегрирует его.



В реальных цифрах итоги «развития» олигархического капитализма в России за последние 20-ть лет выглядят следующим образом. 100 семей современных олигархов владеют сегодня 92 % доходов от природных богатств страны, а 8 % приходится на более чем 140 миллионный народ России194. Кроме того, по производительности труда мы отстаем от Америки в 5-6 раз, но по заработной плате ещё больше в 10-12 раз195; что, конечно же, не стимулирует рост производительности труда. И в этом нет ничего сверхъестественного, ибо как справедливо утверждал ещё в XVIII веке венецианский монах и экономист Ортес Джаммария: изобилие благ для одних всегда так велико, как недостаток благ для других; большое богатство немногих всегда сопровождается ограблением необходимого у несравненно большего количества других196. По сути: «Тайна самовозрастания капитала сводится к тому, что капитал располагает определённым количеством неоплаченного труда»197.

В современной России капиталы увеличиваются в геометрической прогрессии, что позволяет отдельным высшим представителям исполнительной власти достаточно виртуозно жонглировать цифрами. Но простые люди живут не обнадёживающими порою макроэкономическими показателями, а реальными ежемесячными доходами. А вот именно эти показатели совсем неутешительны, так как происходит эскалация явного обнищания Российских граждан: «Численность населения России с доходами ниже прожиточного минимума по итогам 2013 года составила 15,9 млн человек (11,1 % от общей численности населения страны), сообщил Росстат. По итогам 2012 года их было 15,6 млн человек (10,9 %). По итогам 4-го квартала 2013 года прожиточный минимум составил в среднем по стране на душу населения 7,326 тыс. руб.»198.

С каждым годом ситуация в России складывается всё более угрожающая и парадоксальная. Мы, по сути, находимся в Советском Настоящем, конечно, не по качеству и уровню жизни большинства граждан. Но в целом, с одной стороны,- используем производственно-коммуникационный потенциал, созданный в период СССР (предприятия, трубопроводы, атомные станции, инфраструктуру ЖКХ и т.д. и т.п.); а, с другой,- так и не перестроили свою сырьевую, военно-промышленную экономику. По мнению автора, к очевидным и основным социально-политическим, экономическим деструкциям прошлого и настоящего нашей Родины, подвергнутой множеству социальных экспериментов в краткий исторический период (1917 – 1997 г.г.), следует отнести следующие.



  1. Отечественная экономика почти на 80 % имеет сырьевой характер и в целом напрямую зависит от мировой конъюнктуры на энергоносители.

  2. Мелкие и средние производства как прежде развиваются крайне неэффективно, а монополии, в том числе транснациональные корпорации, контролируют весь рынок и формируют неадекватную ценовую политику на товары и услуги. В Советском Союзе (как уже указывалось) статья 17 Конституции СССР в редакции 1977 года предусматривала: «В СССР … допускаются индивидуальная рудовая деятельность в сфере кустарно-ремесленных промыслов, сельского хозяйства, бытового обслуживания населения, а также другие виды деятельности»199. Но, как известно, реально широкого распространения частная предпринимательская деятельность не имела,- была монополия государственных гигантов, не следивших за конъюнктурой рынка и качеством товаров и услуг.

  3. Почти третья часть ВВП Страны выводится за рубеж через оффшоры (в советский период такая же доля тратилась на поддержку «коммунистического» и освободительного движения в других странах).

4. Идеология (или система идеологий) как мировоззренческая основа развития Российского общества отсутствует (точнее циничная либеральная идеология планомерно внедряется в общественное сознание, но как и «социалистическая» идеология в завершающий период развития СССР, она не вызывает в обществе искреннего доверия и ясного понимания). Патриотизм как возможная социальная идеология России в ситуации более 20 % нищего населения не может стать действительно – народной.

  1. Реальная политическая деятельность находится, по сути, под контролем одной партии-монополии, что влечёт за собой создание коррупционных рисков в сфере государственного управления всеми социальными сферами, в том числе и экономикой.

  2. Принцип социальной справедливости подчёркнуто не соблюдается даже хотя бы декларативно как, например, в странах Западной Европы («По данным швейцарского банка Credit Suiesse Россия находится на одном из первых мест в мире по неравенству распределения имущества и доходов … 110 олигархов владеют 35 % национальных богатств (в целом по миру миллиардеры владеют лишь 1-2 %)»)200. На излёте Советской Империи расслоение теневой советской буржуазии и основной части советских граждан был уже огромен и заметен, так, что скрыть его тоже было нельзя.

7. Постоянно латентно и периодически открыто практически во всех субъектах Российской Федерации, как и в Советском Союзе, возникают конфликты этноконфессиональной направленности, явно дестабилизирующие сложную социальную обстановку.

В нашем Советском Прошлом псевдокоммунистический догматизм не позволял развиваться в обществе творческой предпринимательской инициативе (как это предполагала Конституция СССР – см. выше). При этом по справедливому мнению академика РАН С.Ю. Глазьева: «Если бы советское руководство избрало путь постепенного внедрения рыночных механизмов при сохранении государственного контроля, СССР стал бы ядром формирования нового мирохозяйственного уклада»201. Кстати, статья 16 Конституции СССР 1977 г. это прямо предписывала: «Руководство экономикой осуществляется … при сочетании централизованного управления с хозяйственной самостоятельностью и инициативой предприятий, объединений и других организаций. При этом активно используются хозяйственный расчет, прибыль, себестоимость, другие экономические рычаги и стимулы»202.

В «советском» настоящем, к сожалению, также присутствует фанатичный догматизм, но противоположного рода – догматизм экономического либерализма. И, если в СССР упорно повторялось «магическое заклинание» о тотально плановой экономике; то в современных условиях не менее фанатично повторяется «мантра» – рынок отрегулирует всё сам. И тот, и другой подход утопичен,- поскольку только конвергенция, то есть комплексное использование потенциалов разных экономических подходов и моделей может гарантировать действительно эффективное социальное развитие. Ввиду социального догматизма, геоситуация в современной России, как и во времена СССР,- складывается весьма напряжённая.



В этой связи в одном из своих докладов председатель Комитета по обороне Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации В.П. Комоедов прямо констатировал, что промышленное производство России в настоящее время достигло уровня 1900 г. по производству обуви, 1910 г. по производству вагонов и тканей, 1931 г. по производству тракторов, 1937 г. по производству автомобилей203. Россия неизбежно превращается в сырьевую экономику, не способную к реальной конкуренции во многих отраслях, что напрямую угрожает её безопасности. Данная социально-экономическая деструкция не может быть исправлена без изменения самой модели финансово-экономического развития. Это очевидный факт. Поэтому академик РАН, директор Института социологии РАН М.К. Горшков прямо заявлял: «Речь идёт о принципиальном выборе модели дальнейшего экономического развития страны … сочетающей и рыночные возможности, то есть модели государственного капитализма»204. Однако, анализируя и данную оправданную логикой нашего развития позицию, автор считает, что крен в сторону государственного доминирования в экономике неизбежно в России приведёт к укреплению слоя бюрократической буржуазии, которая уже достаточно сильна, как и во времена СССР. Из советской бюрократической партийно-номенклатурной буржуазии вышли представители (или их ставленники) современной финансово-политической элиты, которая заботится, главным образом, о благосостоянии узкой группы лиц (незначительной части общества).

Вместе с тем, возможно предположить, что на тактический (например, трёхлетний или не более, чем пятилетний) период перехода от олигархического к народному капитализму следует использовать именно модель государственного капитализма как более социально ориентированную и стабильную, способную обеспечить добросовестную экономическую и творческую конкуренцию во всех сферах социальной жизнедеятельности современной России. В данном контексте академик РАН С.Ю. Глазьев обоснованно подчёркивает, что: «В России нет объективных ограничений для роста производства. Мощности обрабатывающей промышленности загружены на 60 % … Они есть только по кредитным ресурсам, которые создаются политикой денежных властей»205. Это обусловлено тем, что олигархический капитализм, исходя из своей сути, не предполагает развитие всех уровней бизнеса (от крупных монополий до среднего и мелкого), а также честную открытую конкуренцию, так как основан на деятельности корпораций, владельцы которых – ограниченный круг лиц, в том числе являвшихся или даже являющихся высшими государственными чиновниками.

Таким образом, в основе олигархического капитализма – сговор монополистов: собственников капиталов, которые в отсутствие средних и мелких, что-либо производящих предпринимателей, не выдерживающих с ними конкуренции вследствие слабой поддержки государством, не позволяют полноценно развиваться нормальным рыночным отношениям. Это приводит к тому, что монополисты, не вкладывая значительных средств в модернизацию средств производства, научные исследования, улучшение инфраструктуры труда и отдыха рабочих, могут получать в тактической перспективе сверхприбыль. А сверхприбыль для капиталиста – это Высшее Божество.



Как справедливо указывал английский профсоюзный деятель Т.Дж. Даннинг: «Капитал боится отсутствия прибыли или слишком маленькой прибыли … Но раз имеется в наличии достаточная прибыль, капитал становится смелым. Обеспечьте 10 процентов, и капитал согласен на всякое применение, при 20 … он становится оживлённым, при 50 процентах положительно готов сломать себе голову, при 100 процентах он попирает все человеческие законы, при 300 процентах нет такого преступления, на которое он не рискнул бы, хотя бы под страхом виселицы»206.

При этом экономика всегда развивается либо интенсивно, либо экстенсивно. Интенсивное развитие предполагает наращивание производства товаров и услуг, то есть реализацию модели по формуле: товар – деньги – товар. Прогрессирующая экономика предлагает в качестве товара реально произведённые изделия, прошедшие значительную переработку из первичного сырья на основе инновационных технологий и посредством совершенствующихся орудий производства.


Каталог: files
files -> Истоки и причины отклоняющегося поведения
files -> №1. Введение в клиническую психологию
files -> Общая характеристика исследования
files -> Клиническая психология
files -> Валявский Андрей Как понять ребенка
files -> К вопросу о формировании специальных компетенций руководителей общеобразовательных учреждений в целях создания внутришкольных межэтнических коммуникаций
files -> Русские глазами французов и французы глазами русских. Стереотипы восприятия


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   11   12   13   14   15   16   17   18   ...   23


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница