А. Р. Лурия (1977) в своем, как его назвал В. П. Зинченко, «антиредукционистском манифесте» утверждал, что вопрос о ме­сте, которое занимает психология в ряду социальных и биологичес­ких наук, остается до сих пор



страница2/17
Дата30.07.2018
Размер333 Kb.
ТипКнига
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   17

часть внешней среды. Здесь есть два аспекта: во-первых, подчеркивается
то, что среда — внешняя для организма, а не внутренняя, а во-вторых, то,
что учитывается не вся внешняя среда, а только ее часть, воспринимаемая
организмом, т.е. организм не имеет полной информации о состоянии внеш­
ней среды.



122

Обозначения: S(t) — внешний сигнал, воспринимаемый индиви­дом; Y(t) — действие индивида в момент t; f — некоторая функция. Эта формулировка означает, что между воспринимаемым внешним сигналом и последующим поведением имеется функциональная за­висимость (Алексеев, Панин, 1996). Формула (1) есть, можно сказать, определение «вычислителя», ее можно «озвучить» и так: к входно­му сигналу S(t) применяется некая функция f, и, с задержкой τ, вы­дается результат вычисления.

Объективность отражения и его постоянство (Декарт) напря­мую следуют из определения функциональной зависимости. Струк­тура рефлекторной дуги и поступательная динамика рефлекса сле­дуют из наличия задержки τ между входным сигналом S и вызывае­мым им следствием Y, и условия τ > 0 которое означает, что следствие наступает позднее причины на время τ.

Развитие теории рефлекса

Несмотря на широкое принятие теории рефлекса, она подвер­галась и подвергается серьезной критике (Анохин, 1978; Швырков, 1995; Судаков, 1997; Александров и др., 1999; Лешли, 1933). Эта кри­тика обусловливала необходимость постоянных модификаций тео­рии (см., например, Петровский, Ярошевский, 1996; Ярошевский, 1996; Батуев, 1991; Судаков, 1997). Картезианский рефлекс учитывал лишь одну детерминанту — подействовавший внешний сигнал, за­тем, в качестве дополнительных, второстепенных детерминант по­ведения стали рассматриваться также состояние индивида, его опыт.

Утверждение значимости внутренних переменных для поведе­ния, казалось бы, направлено на расширение набора учитываемых детерминант — рассмотрение этих переменных, казалось бы, озна­чает учет внутренних детерминант, но это не совсем так. Дело в том, что принципиально важно, чем в свою очередь детерминируется внутреннее состояние и опыт индивида. И вот здесь оказывается, что в соответствии с теорией рефлекса внутреннее состояние детерми­нируется подействовавшим внешним сигналом: «детерминация из­вне является таковой лишь в конечном счете... При этом высокая сте­пень опосредования ответных реакций организма, реализующихся через его внутренние условия, лишь затрудняет изыскание причин­но-следственных отношений, но ни в коей мере не отменяет самой детерминации извне»; «особенности ответной реакции организма на данный стимул-сигнал детерминированы либо текущими, либо про­шедшими взаимодействиями организма и факторов среды. Поэтому поведение, направляемое на первый взгляд «изнутри» (например, «мотивационное» поведение), в такой же мере детерминировано

123

и «реактивно», какиусловные реакции, исследуемые в лабораторных условиях» (Кругликов, 1982, с. 55).

Отметим, что, опираясь на модификации исходного варианта теории рефлекса, исследователь, работающий в рамках этой теории, имеет право апеллировать к опыту, состоянию индивида, а также к его потребностям и пр. Право, но не обязанность брать их всегда в рассмотрение. Учитывать ли состояние и/или опыт, и/или потреб­ности индивида, решает сам исследователь, сообразуясь с тем, дос­таточен ли для него в данном случае классический вариант теории. Такая «гибкость» говорит о нечеткости теории рефлекса, во всяком случае, применительно к упомянутым переменным.

Мы рассматриваем результат всех усилий вырваться за рамки, диктуемые сутью теории рефлекса, как неудовлетворительный. В следующем разделе мы покажем, что подобный результат был пре­допределен тем, что неизменное ядро исследовательской программы (Лакатос, 1995), связанной с развитием теории рефлекса, представи-мо именно приведенной выше формулой (1). Для выхода за эти рам­ки необходима смена ядра, связанная с построением принципиаль­но новой теории.

Как мы покажем ниже, включение внутреннего состояния инди­вида в число значимых детерминант поведения в рефлекторной те­ории не только не произошло, но и, вероятно, не могло произойти. В то же время это не только возможно, но и давно сделано в теории функциональных систем.


Формализация концепции реагирования

Если предположить, что в дополнение к внешним существу­ют и внутренние детерминанты, причем несводимые к внешним, т.е. не определяемые внешними воздействиями, то это нарушит сами базовые положения Декарта: и концепция отраженного действия и постулат о постоянстве отраженного действия в от­вет на приложение определенных стимулов будут нарушены. Так что расширение набора учитываемых детерминант в теории рефлекса приходит в конфликт с сутью модифицируемой тео­рии. Принятие внутренних детерминант в качестве самостоя­тельных приводит к смене принципа реактивности на принцип

активности (см. ниже).

Сущность современной концепции реагирования, для демонстрации роли «внутреннего состояния» мы сформулируем следующим уравнением:















(2) 124

Здесь внутреннее состояние обозначено Q; V — функциональная зависимость. Отсюда следует, что действие объективно отражает (фун­кциональная зависимость) предшествующий внешний сигнал и пред­шествующее внутреннее состояние, а т.к. внутреннее состояние отра­жает предшествующие внешние сигналы и их историю, то действие отражает только предысторию внешних воздействий. Иначе говоря, и поведение, и внутреннее состояние детерминируются последователь­ностью внешних воздействий (Кругликов, 1982; Кругликов, 1988).

Если говорить о причинности (Бунге, 1962; Алексеев, Панин, 1998), то принцип реактивности, отрицая самостоятельность внут­ренних детерминант, является лишь подклассом категории причин­ности, конкретной схемой детерминации, причем довольно ограни­ченной. Иное представление о детерминации поведения использу­ется, например, в теории функциональных систем (см. ниже).

Итак, применение концепции «рефлекс» к какому-либо явлению означает, что его причины ищутся в прошлом и вовне данного явления, т.е. что оно порождается, вызывается другим внешним явлением, имевшим место в прошлом. Включение представления о внутреннем состоянии в теорию рефлекса не избавляет последнюю от указанной ее характеристики. Невнимание к этой сущности «рефлекса» порож­дает нечеткость терминологии и эклектику (Александров и др., 1999).




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   17


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница