А. Р. Лурия (1977) в своем, как его назвал В. П. Зинченко, «антиредукционистском манифесте» утверждал, что вопрос о ме­сте, которое занимает психология в ряду социальных и биологичес­ких наук, остается до сих пор



страница1/17
Дата30.07.2018
Размер333 Kb.
ТипКнига
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   17

УДК 159.9 ББК88 И 29

И 29 Идея системности в современной психологии / Под ред. В. А. Ба-рабанщикова. —М.: Изд-во «Институт психологии РАН», 2005. — 496 с. (Труды Института психологии РАН)

УДК 159.9 ББК88

Коллективная монография посвящена анализу различных аспек­тов психики и поведения человека с точки зрения их целостности и развития. Делается акцент на способах реализации идеи систем­ности в современной психологии. Дается картина текущего состоя­ния психологической науки и практики и обсуждаются пути их раз­вития.

Книга предназначена для психологов, философов, социологов, биологов и педагогов.

ISBN 5-9270-0057-6

© Институт психологии Российской академии наук, 2005










5

ГЛАВА

СИСТЕМНАЯ МЕТОДОЛОГИЯ В ПСИХОФИЗИОЛОГИИ: ОТ НЕЙРОНОВ ДО СОЗНАНИЯ 1


Психология в системе наук

«В сущности, интересует нас в жизни только одно: наше психи­ческое содержание» (1949, с. 351), — писал И.П.Павлов «Психичес­кое содержание» исследуется представителями как естественных наук, например, физиологии, так и общественных наук, к которым принято относить психологию, сочетающую естественнонаучные методы с «герменевтическими».

А.Р. Лурия (1977) в своем, как его назвал В.П. Зинченко, «антиредукционистском манифесте» утверждал, что вопрос о ме­сте, которое занимает психология в ряду социальных и биологичес­ких наук, остается до сих пор одним из самых острых вопросов те­ории научного знания и от его правильного решения в значитель­ной степени зависит судьба психологической науки. Он совершен­но справедливо характеризовал как неадекватные следующие три позиции.

1) Отнесение психологии к числу естественных наук, связанное с «механистическими попытками свести психические явления к элементарным физиологическим».

' Поддержано фондом РГНФ (№ гранта 02-06-00011) и Советом по грантам Президента Российской Федерации ведущим научным школам Российской Федерации (проект № НШ- 1989.2003.6).

119


  1. Оценка психологии как общественной науки, связанная
    с «безнадежными попытками обнаружить истоки сознания
    внутри «человеческого духа»».

  2. Рассмотрение психологии как биосоциальной науки, связанное
    с отнесением «одних психических свойств к сфере биологичес­
    ких задатков, а других — к сфере социально обусловленного со­
    держания».

Вместе с тем для А.Р. Лурия было ясно, что «психология рождается на границах общественных и естественных наук и только признание этого факта во всей его сложности определяет как основной предмет этой науки, так и ее подлинное содержание» (Лурия, 1977, с. 68, 73). В согласии с идеей о «пограничном» положении психологии находят­ся точки зрения о том, что психология, являясь важнейшим связующим звеном между основными тремя группами наук: общественно-гумани­тарными, естественными и техническими (Брушлинский А.В., 2000), синтезирует достижения ряда других областей научного знания, выс­тупая в качестве интегратора научных дисциплин (Ломов, 1984).

Рассматривая в этом контексте психофизиологию, можно заме­тить, что традиционно понимаемая специфическая субзадача этого раздела психологии, обеспечивающего контакт последней с «заин­тересованными» естественнонаучными дисциплинами (физиология, нейронауки), зафиксирована в самом названии дисциплины.

Многим выдающимся психологам уже давно было очевидно, что «абсурдно поддерживать устаревшее мнение о раздельности «духов­ной жизни» и мозга» (Лурия, 1982, с. 113) и что предпринимаемые как психологами, так иногда и физиологами попытки эмансипировать психологию от физиологии совершенно неправомерны. Неправо­мерны, поскольку предмет психологии — нейропсихический про­цесс (Бехтерев, 1991), целостная психофизиологическая реальность (Выготский, 1982), которая лежит в основе всех без изъятий психи­ческих процессов, включая и самые высшие (Рубинштейн, 1973). Со стороны психофизиологии также были приведены веские аргу­менты в пользу того, что самостоятельная, отделенная от психологии физиология не может выдвинуть обоснованной концепции целост­ной деятельности мозга (Швырков, 1995).

Каково же значение психофизиологии, обязанной своим проис­хождением и даже названием сосуществованию психологии и фи­зиологии и призванной устанавливать между ними связь, для упомя­нутых наук? В зависимости от методологических установок на этот вопрос могут быть даны разные ответы.

При всем многообразии теорий и подходов, используемых в пси­хологии, психофизиологии и физиологии, их можно условно разде-

120

лить на две группы. В первой из групп в качестве основного методо­логического принципа, определяющего подход к исследованию за­кономерностей организации поведения и деятельности, рассматри­вается реактивность, во второй — активность.

Парадигма реактивности

Рефлекс. От часов к калькулятору

Для развития всего комплекса упомянутых выше наук важней­шим этапом была смена представлений о природе живого, которая произошла в XVII-м веке, благодаря, в частности, развитию меха­ники. Основываясь на аналогиях с работой механизмов, Декарт выд­винул представление об отраженном действии как законе мироз­дания, проявляющемся и в механизмах, и в живых существах. По­скольку, в связи с этим, животные рассматривались в качестве живых машин, возникала проблема отличия живого от неживого. Декарт считал, что живое обладает следующими отличительными свойствами: 1) наличие внутреннего источника энергии; 2) слож­ность структуры такого уровня, который может создать бог, но не человек.

В концепции отраженного действия ведущей причиной поведе­ния им было постулировано влияние внешней среды, а само действие рассматривалось как объективное отражение компонентов внешней среды, действующих на организм. Также Декарт выдвинул положе­ние о постоянстве отраженного действия в ответ на приложение определенных стимулов, которое мы можем трактовать как утвер­ждение однозначности детерминации поведения внешней средой и отрицание каких-либо прочих детерминант. В качестве примера в те времена проводили аналогию между живым организмом и ме­ханическими часами.

В дальнейшем на основе этих общефилософских материалис­тических представлений была развита теория рефлекса (Павлов, 1949). В ней представления Декарта были выражены постулатом о детерминации внешним стимулом последующего поведения (на­зываемого реакцией). Сам термин «рефлекс» предложил Аструх Монпелье в 1743 г. Позднее Ф. Галль ввел понятие «рефлекторная дуга». Она включала нерв, идущий от возбужденного участка в спинной мозг, сам спинной мозг и нерв, идущий из спинного мозга (к мышцам).

Структурной основой рефлекса была признана трехзвенная рефлекторная дуга, а его реализация рассматривалась как после­довательно-поступательное движение возбуждения от рецепторов


121



к эффекторам: внешний сигнал возбуждает рецепторы, они переда­ют сигнал в центр нервной системы, и из центра преобразованный сигнал поступает на эффекторы в качестве команды к действию. С точки зрения И.П. Павлова, новый индивидуальный опыт приоб­ретается за счет формирования нового «условного рефлекса» при обучении (Павлов, 1949).

В XX веке, с развитием теории информации и теории передачи сигналов, была проведена аналогия между мозгом и электронной схемой, неразрывно связанная с рефлекторной теорией. На смену рассматривавшимся до этого аналогиям между мозгом и гидравли­ческой машиной, а затем и телефонным коммутатором, пришла но­вая метафора, полагающая мозг аналогом компьютера. Функцией нейрона, как и мозга в целом, в соответствии с «вычислительной метафорой» (Harvey, 1992; Stein, 1999) оказалось перекодирование входного сигнала в выходной (подробнее см. ниже).



Формализация картезианского рефлекса

Неоднократно отмечалось, что психология и физиология относят­ся к наукам, в которых для развития теорий существенны четкие фор­мулировки и математизация (Анохин, 1964; Ломов и др., 1976; Кругли-ков, 1988; Меницкий, 1975).

Теория рефлекса постулирует, что реакции строго детерминиро­ваны воздействиями внешней среды и последовательно развертыва­ются в причинно-следственных отношениях во времени (от действу­ющих на рецепторы стимулов до ответной реакции организма): «надо показывать пальцем: где было раздражение, куда оно пере­шло» (Павлов, 1996, с.92).

Мы считаем, что сущность теории рефлекса можно выразить следующей формулировкой: индивид, в своем действии и состоянии2, объективно отражает предшествующий внешний сигнал3.

Это утверждение поедставимо следующей формулой:



2 Здесь «действие и состояние» организма представляют собой соответствен­
но динамическую и статическую компоненты описания индивида и его
взаимодействия с внешней средой.

3 Под «внешним сигналом» здесь понимается воспринимаемая организмом




Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   17


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница