А. Р. Андреев, В. А. Захаров, И. А. Настенкоистория мальтийского ордена



страница47/69
Дата30.07.2018
Размер4.79 Mb.
1   ...   43   44   45   46   47   48   49   50   ...   69
О свите Великого МагистраКогда Великий Магистр торжественно выходил из своих чертогов, то сопровождался знатнейшими кавалерского ордена особами с отличным великолепием. Перед ним шло около 300 кавалеров разных языков стройным и чинным порядком, одетым в кавалерское платье; за сими шел один кавалер с жезлом, золотыми гроздьями и кругами украшенным наподобие скипетра. После того поближе к Великому Магистру кавалеры Большого креста, советники, командоры и прочие знатнейшие чиновники, с белыми на грудях и плащах восьмиконечными крестами всяк своего степени. За оными шествовал Великий Магистр, облачен в черно-червленовидную порфиру. Порядок заключали опять кавалеры Большого креста и другие знатнейшие и важнейшие кавалеры».Приложение № 7Путешествие на остров Мальту стольника П.А. Толстого в 1698 году*{* Печатается по изданию: Путешествие стольника П.А. Толстого по Европе 1697–1699. М.: Наука, 1992 г.}«...Июля в 8 день нанял я себе филюгу, дал за нее от Неаполя до Мальтийского острова и от Малты од Неаполя, и в Малте за тое ж платою стоять 15 дней — всего 100 шкудов неаполитанских, того будет 40 золотых червонных. На той филюге 1 чилиота да 8 человек маринеров. И поехал я июля в восьмой день из Неаполя до Малту в той помяненной филюге в шестом часу дни...[...]Под тем городом видели мы две галеры малтийские, которые ездят всегда по Медитеранскому морю от Малту до Цицили, и от Цицилии до Малту, и кругом того Цицилийскаго острова. Те галеры, ходя, ищут того, где б могли наехать турецких людей; и ежели где найдут, тут с ними бьются, буде им будет в силу, в каких бы судах турки ни были, для того чтоб ис Цицилии до Малту, также из Малту в Цицилию проезд был християном свободной. Однако ж в тех местех турков бывает всегда много в галиотах, и в галерах, и в к

раблях, и в тартанталах, и в фустах, и в филюгах, и в ыных судах; а паче много бывает турков в том месте, где переезжают от Цицилии до Малту; чрез море того места есть от Цицилии до Малту 80 миль италиянских.Потом приехали к городу Адаволе на том же Цицилийском острову: стоит при море на ровном месте блиско гор, строение в нем все каменное, город неболшой; от Сиравозы 20 миль итальянских. Около того города по горам и по ровным местам много есть пашни, где сеют пшеницы, есть и сенакосные места. Под тем городом мы начевали. В том городе много живут рыболовов, которые ловят в море великие и малые рыбы и солят в кадях, а иные валят соленые ж рыбы и отвозят продавать в Мисину и в ыные городы, которые суть на Цицилийском острову. Под тем городом встретили мы одну филюгу, в которой ехали гишпанцы; и сказали нам, чтоб мы ехали в Мальт опасно, для того что они видели блиско того города 4 корабля турецких. Также и жители того города нам сказывали, что они всегда видают блиско своего города турецких людей и сего июля 14-го видели под своим городом три карабля турецких, которые ходят по Медитеранскому, то есть по Белому, морю и смотрят, где б могли поймать христиан, проезжих ис Цицилии до Малту — и всегда турецкие люди на Малтийской дороге бывают и добываются.Июля в 16 день. Рано ис-под того города управясь, мы пошли от Цицилийскаго острова до Малтийскаго чрез море, а Цицилия почела у нас быть вправе. Потом поровнялись против города, которой называется Маникара, от города Адавола 8 миль итальянских. Тот город на Цицилийском же острову стоит при море в полугоре; строение в нем все каменное; около ево есть пашни, по которым сеют пшеницы.Потом приехали к одному малому островку, которой гишпанцы называют Капо-Пасаро, а турки тот остров называют Капо-Деоро, то есть Голова Золотая. Для того так ево турки называют, что около ево туркам бывает часто добыча. На том острову построена у гишпанцов одна каменная башня; в той башне всегда живут гишпанских салдат 15 человек з женами и з детми для сторожи, а присылаются те салдаты с Цицилийскаго острову из города Палермы и переменяются погодно. Тем салдатам пятнадцати человеком турецкие люди, которые приходят в караблях и в ыных судах, никакие шкоды учинить не могут, для того что построена та башня, в которой те салдаты сидят, изрядною крепостию. От вышеписаннаго города Маникара до того острова, которой называется Капо-Пасаро, то есть Голова Прохожая, 12 миль итальянских.Под тем островом наехал я две галеры малтийские и, приехав я к тем галерам, взошел на одну галеру, которая называется по-гишпански Нунцията, а по-словенску под знаком образа Благовещения Пресвятыя Богородицы. На той галере капитан и ковалеры малтийские приняли меня с великим почтением и достойные человеческому видению вещи на той галере мне все с охотою показывали; потом подчивали меня кефою и говорили о том, чтоб я на той галере ехал с ними до Малту; и я того учинить не похотел, для того что те галеры имели стоять под тем островом еще от сего числа 8 дней.И в том часе, как я на той галере был, пришла к капитану той галеры ведомость, что пришли блиско тех галер 3 корабля турецких великих, на которых было по 60 пушек на каждом, также и многолюдны гораздо. И в том часе те галеры обе пошли в крепкие места за остров, для того что выттить к тем караблям на моря не могли за малолюдством: всего на тех галерах было по сту по девяносто человек салдат да по двенатцати человек кавалеров малтийских, а галиотов, то есть работников, по 300 человек, которые веслами гребут: у всякаго весла по 6 человек. И стали те галеры за островом ожидать тех вышепомяненных турецких кораблей, а меня в моей филюге тех галер капитан поставил перед галерами своими на стороже, от галер верстах в трех. И так устрояся и ополчася, как надлежит быть готовым судам морским к бою, стояли мы до 12-го часа того дня; а те вышеписанные турецкие карабли увидели мы от себя верст за 10; а потом помалу те карабли подавались морем, против нас заезжая. И от галер к тем караблям капитан посылал в барке малых людей осмотрить подлинно; и те люди, приехав, нам сказали, что те карабли идут по морю к нам мимо того помяненнаго острова Капа-Пасара. А для того те карабли медленно к нам шли, что ветр им был противной, толко у них было распущено на корабле по 2 паруса.А малтийские вышеписанные галеры для того на моря и ходят, чтоб где съехатся с турецкими людми и бится. А с теми караблями свободно, выехав на великое море, бится не могли, для того что на тех караблях турков и пушек зело было много. Однако ж те галеры от них не побежали, а стояли, ожидая их, блиско помяненнаго острова; также и я в своей филюге, где был поставлен на стороже, с того места бес повеления капитанскаго не уступил. А на земле был же караул с моей филюги, которой смотрил на те карабли, чтоб совершенно могли познать, как те карабли придут к нам в меру к бою. А на том карауле многие часы стоял я сам да и того смотрел, что и по другую сторону земли был один порт, то есть пристанище, от того места, где мы стояли, в одной версте или ближе, и если б те турецкие карабли в тот порт вошли, и малтийские б галеры, также с ними и я, стали б над ними чинить промысл, как можно.И те карабли в тот порт не пошли, а шли великим морем. И на первом часу ночи почали к нам кричать с вышеписаннаго острова, которой называют турки Капо-Деоро, караулщики, чтоб мы скоро приехали в своей филюге к той фортеце, для того что те вышеписанные карабли турецкие подкрались к нам из-за земли в одну версту. И капитан с галер прислал ко мне двух мариеров берегом пеших, велел мне с того места в филюге своей к галерам. И я по капитанскому приказу в филюге своей приехал к ево галере; а те галеры отдалися в море для того, что чаяли от тех караблей малых барак в ночи к берегу для добычи и, ежели бы те турецкие барки к берегу подошли, чтоб их от берега в море не выпустить.И так мы тое ночь стояли всю, и караулы были поставлены от галер, как надлежит; а одное филюгу, а в ней 8 человек, капитан от галер послал тайно под те карабли для подлинной ведомости, в которые места пойдут или где будут стоять, для того что за ночным мраком караблей турецких не видно.Июля в 17 день. Поутру рано, осмотря, что турецких караблей блиско нас нет, пошли мы в своей филюге подле берега и встретили тое барку, которую посылал капитан от галер осматривать вышепомяненных турецких караблей. Ис той барки посылные люди мне сказали, что тое ночи турецкие карабли пошли на полдень.И мы паки пошли подле краю Цицилийскаго острова в филюге своей и пришли до одного места, которое называется Лятора-Пуцала, на том же Цицилийском острову. В том месте Лятора-Пуцеле на берегу морском при самом море построена каменная башня высокая изрядной крепостию. Около той башни малое строение каменное и каплица, то есть малая западная церковь. В том же месте живут 12 человек салдат з женами и з детми для сторожи от турецких людей.Не доезжая сего места, наехали мы на море одну тартану, от которой к нам приезжали в барке мариеры и сказали нам, что тое ночи вышеписанные турецкие карабли прошли мимо их тарты и пошли на полдень в те места, которыми месты надлежит мне в своей филюге ехать через море от Цицилийскаго острова к Малту. И стояли башни, на которой та сторожа стоит, усмотрели мы те вышеписанные турецкие карабли: стояли они в одном порте от нас в десети верстах.И мы дожидались ночи, хотели иттить через море до Малтийскаго острова ночью, чтоб пройтить мимо тех ветр великой, нашему надлежащему пути в противность, и во всю тое ночь тот ветр не престал, затем мы той ночи в Малт пойтить через моря не могли, а стояли тое ночь при той вышеписанной стороже.Июля в 18 день. Поутру рано, осмотря мы, что те вышеписанные карабли турецкие из вышеписаннаго порта пошли, и мы также с того места, где начевали, пошли ж подле берега Цицилийскаго острова и пришли к одному месту, которое называется Санкт-Петро, то есть святаго Петра, на том же Цицилийском острову. В том месте пристанища малым судам, а жилье самое малое; от Лятора-Пуцала 6 миль италиянских. В том пристанище святаго Петра наехали мы филюгу, которая хочет иттить до Малтийскаго острову. В той филюге мариеры сказали нам, что они в своей филюге того вечера пошли было через море на Малтийской остров и, отшед от пристани святаго Петра 30 миль италиянских, поворотились назад, для того что заступили им дорогу те вышеписанные турецкие карабли и в Малт они на филюге своей дойтить не могли. И стояли мы в том месте, в пристанище святаго Петра с того дни до 12-го часа, смотрели тех вышеписанных турецких караблей, где бы могли их видеть, и не могли нигде усмотрить.Потом, за 4 часа до ночи, положа упование на Бога, от того помяненнаго пристанищи святаго Петра мы пошли от Цицили через море к Малтийскому острову на веслах, для того что ветру никакого не было. И вышеписанная филюга, которая поворотясь и с 30 миль от турецких караблей стояла в пристанище святаго Петра, пошла ис того пристанища до Малту с нами вместе и на дороге от нас осталась, для того что была тяжело нагружена льдом и за нами поспеть не могла. И так мы того дни до ночи и 3 часа ночи шли на гребле, а в 4-м часу ночи припал нам ветр не добре великой, однако ж к Малту способой, и мы на филюге своей, подняв 2 паруса, побежали.А в той ночи зело было пасмурно и звезд видеть было невозможно; и которая звезда потребно было нам видеть, тое звезду заслонило тучею, и видеть нам ее было невозможно. А патрон, то есть началник филюги нашей, во мраке ночном с праваго пути мало позбился, что я видев, доволно с ним говорил в противность и мнил то, что он делает с лукавства и хочет меня завесть в Барбарию, то есть во Арапы. Потом тот патрон познал сам, что не так идет, как надлежит ехать к Малту, просил меня о том, чтоб я путь к Малту добро, и во всю ночь бежали мы на двух парусах до самаго свету, и на первом часу июля 19-го дня увидели перед собою Малтийской остров, за что меня патрон филюги нашей зело благодарил, что управился путь наш прямо к Малту.В том же часе, не доезжая до Малту за 10 или болши миль италиянских, съехались мы с турецким великим караблем. И увидели ево от себя в далном разстоянии и не познали: чаяли, что тартана християнская из Малту идет. А турки, с того карабля увидев нашу филюгу, поворотили парусы к нам, а ветр был им на нас мало способной. И как тот карабль набежал на нас блиско и мы увидев, что то карабль, а не тартана, и суть неприятелской, почели мы подаватися к Малту. А тот карабль почал за нами правится и уганять нас, и гнался за нами 3 часа с лишком, перенимая нам дорогу к Малту. И мы, видев, что тот карабль нас уганяет и к Малту мы от него уже итить не можем, вскоре на филюге своей парусы переворотили под ветер, и почали мариеры гресть веслами, и пошли к тому караблю в противность, умысля то, чтоб нам тот карабль проплыть вскоре за ветер. И так при помощи Божией, встречу того карабля ехав, проминули ево зело в близости.И как увидели турки, что филюга наша пришла против их карабля в меру пушечной стрелбы, начали стрелять ис пушек; а потом, как еще ближе поровнялись мы с кораблем их, и они стреляли из мелкаго ружья по нас; однако ж Господь Бог нас пощадил: никого не убили и не ранили. И как увидели турки, что мы карабль их проминули за ветер и не могут они нам уже ничего учинить, паче ж что пригнались за нами в Турини, блиско самаго Малту, и опаслись, чтоб от Малту не было на них каких людей, скоро от нас поворотились и побежали в моря. А мы, невидимою силою Божиею свободясь от тех псов-босурман, приехали в Малт в добром здаровье.[ВАЛЛЕТТА]Июля в 19 день. В 5-м часу дня приехал я в Малт и въехал под городом Малтом в малтийской порт, то есть в пристанище, где, не допустя нашей филюги до берегу сажен за 50, встретил нас в барке один человек и взял у меня мои пашпорты, то есть проезжие листы, которые я взял себе из Неаполя. И с теми моими проезжими листами тот человек поехал от меня на берег, а нам до указу к берегу приставать не велел; и мы стояли подле берега один час. Потом тот же человек, которой у меня проезжие листы взял, паки ко мне приехал и сказал мне, чтоб мы свободно к берегу приставали и в город бы шли поволно.И я, ис филюги вышед, пошел в город Малт и стал во астарии, которая называется Делореа. В той астарии патрон, то есть хозяин, породою француз, доброй человек, порядился со мною за полату, в которой мне стоять, и за постелю, на которой мне спать, и за пищу (за обед и за ужину) платить мне ему по получервонному золотому; а салдат, которой со мною был, ел особо и за пищу свою и за постель платил особо. И отвел мне тот хозяин полату изрядную, где спать, и в ней кравать з завесом и с постелею чистою; также в той полате стол и кресел и стулов доволно; да другую полату отвел мне, где есть, великую и кормил меня изрядно. И того дни я ис той астарии никуды не ходил, для того что еще сам не осмотрился и никакого себе в Малте знакомца не сыскал.Июля в 20 день. Поутру послал я до двух кавалеров малтийских с листами, которые листы до тех вышеписанных кавалеров писал адин малтийской же кавалер из Неаполи, и просил их о том, чтоб они явились ко мне любовны и показали б ко мне всякую ласку. Ис тех помяненных малтийских двух кавалеров один, которой называется Иосиф Маноель Палявичина, тотчас ко мне пришел, и сидел у меня время доволное, и сказал мне, что он об моем приезде в Малт сего числа объявит гранмайстеру, то есть началнику малтийскому, и, что от него обо мне будет приказано, о том обещал мне в ведомость учинить. А другой малтийской кавалер, х которому было обо мне писмо из Неаполя от помяненнаго кавалера, того числа ко мне не пришел, для того что он гораздо стар и болен; а есть кавалер великой, один из тех, которые называются гранкруцы: те носят великие кресты белые, нашиты на черных епанчах на плече, и под гранмайстером малтийским первые люди.И сего утра я из остарии, в которой стоял, никуды не ходил. А по обеде сего числа гранмайстер малтийской прислал ко мне корету свою и того помяненнаго кавалера Иосифа Маноеля. И просил меня тот кавалер от граммайстера, чтоб я в той корете приехал к тому гранмайстеру в дом; и я в той корете ко гранмайстеру в дом приехал. И дом ево великой, много на нем полат строения каменнаго, изряднаго. И взошел к нему в полаты по круглой леснице, которая зделана предивным мастерствои и зело широка и пространна. И вверху перед полатами стоит караул — салдат человек з 20.Потом вошел в сени зело великие, изрядным мастерством зделаны; в тех сенях стоят гранмайстеровы камареры, то есть ево домовые люди. Потом вошел в полату зело великую, длинную; та полата будет сажен 15 3-х аршинных или болши, убрана изрядно, обита вся камками червчетыми, изрядными, а поверх обою под подволокою убрана писмами италиянскими, предивными. В той полате зделано у передней стены место гранмайстерово, и над тем местом зделан болдахин изрядной. Ис той полаты вошел в другую полату; та полата менши первой, однако ж велика, во все стены ровной меры, также обита вся камками червчетыми; и в той полате место гранмайстеру зделано под изрядным же балдахином. Ис той полаты вошел еще в полату невеликую, также вся обита червчетыми ж камками. В той полате встретили меня кавалеры малтийские и приветствовали изрядно.Потом вошел еще в полату, в которой сам гранмайстер стоит осередь полаты; та полата обита вся камками ж червчетыми. И как я в тое полату вошел, и гранмайстер подступил ко мне и, сняв шляпу, кланялся мне; и говорил так: я-де себе почитаю за великое счастие, что ты-де, великаго государя человек, из далных краев приехал видеть охотою мое малое владетелство, сей Малтийской остров. Также и я ему кланялся благодарствовал за ево к себе любовную приемность и просил ево о том, чтоб он мне дал поволность на Малтийском острову смотрить всяких вещей, что надлежит фарестиром, то есть иноземцом, видеть; на которое мое прошение с охотою мне позволение дал и велел тому помяненному кавалеру Иосифу Маноелю возить в своей корете, где я похочу смотреть чего видеть, и велел мне все показывать, чего похочу смотрить, и для того дал мне свою корету.По тех разговорах просил меня той гранмайстер, чтоб я надел шляпу, и сам он свою шляпу надел также; и я, свою шляпу надев, разговаривал с ним стоя. А при нем был один кавалер в той полате, где я с ним стоял, да другой кавалер, тот, который со мною приехал, Иосиф Маноель; а те кавалеры, которые меня встретили, в другой полате были, а ко гранмайстеру в полату по обыкности своей не входили. И как по разговорах я от него ис палаты пошел, и он, мне поклон отдав, отпустил меня любовно и того вышепомяненнаго ковалера, которой со мною к нему приехал, Иосифа Маноеля послал паки со мною и велел ему при мне служить во всяких моих потребах. И как я от него ис полаты вышел в другую полату, и в той полате паки меня кавалеры приветствовали, а я, им поклон отдав, пошел до кореты с помяненным кавалером Иосифом Маноелем. А тот кавалер Иосиф Маноель породою туринец, и дом ево есть в Турине под властию дуки Савойскаго.Потом пришел в церковь римской веры святаго Иоанна Предтечи. Та церковь в Малте соборная зело велика и пречудным мастерством зделана; из великаго богатства в той церкве много серебра и всяких вещей; в той же церкве двои арганы изрядные. Столпы в том костеле зделаны из зеленаго мрамору, около их резбы алебастровые, золоченые; своды и стены в той церкве резаны предивным мастерством из алебастру ж, и золоченных мест множество промеж алебастровых резбей. Писана та церковь преузорочным живописным италиянским мастерством; также иного всякаго украшения в той церкве множество, котораго подробну описать трудно.В той церкве виделся я с кавалером, х которому обо мне было писмо из Неаполя от малтийскаго ж кавалера. Тот кавалер зело стар и болен, однако ж ко мне явился любовен и просил меня о том, чтоб я по времени, когда мне будет свободно, приехал бы к нему в дом.Потом из той церкви поехал я до остарии, в которой стоял, и вышеписанной кавалер Иосиф Маноель со мною же поехал, для того что час того времени был жарок; и в той астарии с вышеписанным малтийским кавалером мало позабавились лимонатами.Потом, как час горячести преминул, паки вышепомяненная гранмайстерова корета ко мне пришла; и прислал ко мне гранмайстер камарера своего, то есть покоеваго человека, велел меня спросить о здаровье и говорить о том, буде есть мне до него какие потребы, чтоб я ему о том говорил, а он мне по прошению моему обещал делать. За ту ево любовь я ему благодарствовал чрез того же ево ко мне присланнаго, а нужд до него просителных никаких не имел.И в вышепомяненной ево корете с ковалером Иосифом Маноелем поехали смотреть фортецы, то есть города Малта. И приехал в ворота, которые называются Порта-де-Реало, и ездил по фортеце, смотрел каким кшталтом зделана и с какими крепостьми. И тое фортецы мастерства и крепостей никакими делы именно описать в скорости невозможно, для того что ум человеческой скоро не обымет подлинно о том писать, как та фортеца построена; толко об ней напишу, что суть во всем свете предивная вещь и не боится та фортеца приходу неприятелскаго со множеством ратей, кроме воли Божеской. И, смотря я той фортецы, объехал некоторую ее часть, и приехал в остарию, в которой стоял, для того что приспел час ночи.Июля в 21 день. Поутру тот вышеименованный кавалер Иосиф Маноель пришел ко мне в остарию, в которой я стоял, и просил меня, чтоб я с ним пошел смотрить малтийской оружейной полаты. И я по прошению ево с ним пришел на оружейной дом, где видел: сидят оружейные мастеры и делают ружья. Потом проводили меня в верхние полаты, которые зело велики, и в них множество ружья всякаго убрано изрядно; также множество уборов железных, лат изрядных, бахтерцов, шишаков, щитов и иных уборов воинских, между которыми видел и три бахтерца изрядных, которые взяли малтийцы в прежние лета на турецких караблях с турецкими пашами. В той же полате видел пушку немалую, зделану ис кожи телятинной, а меди в ней положено самое малое число, тоне одного перста, а поверх меди все кожа; и сказали мне, что та пушка к стрелбе зело крепка. В той же полате видел 10 пищалей затинных, железных, которые от запалов зделаны изрядными штуками; и сказали мне, что в тех полатах всяких военных уборов и ружья есть на 60.000 человек всегда готово. В той же полате видел множество банделеров и пульварзаков; в той же полате особ положено множество мушкатонов, которые зело потребны на карабли и на галеры.Сошед ис той полаты, видел на том оружейном дворе два барана барбарийских, то есть арабских, которые зело велики, гораздо болше ардинских великих овец, шерсть на себе имеют красную и зело длинную, хвосты у них зело ж длинны и толсты, на головах у них по 4 рога великих.Ис того оружейнаго двора пошел я к себе в остарию, где стоял, а помяненный ковалер Иосиф Маноель пошел до моистрату, имел себе некоторую нужду, и обещал ко мне приттить в остарию обедать. И во время обеда тот кавалер пришел и, обедав со мною, сидел у меня того дня до вечерен, а в вечерни мы с ним поехали в барке от города Малта на другую сторону малтийскаго порту смотрить одной фортецы, которая называется Деригазоли. Та фортеца построена на краю малтийскаго порту против самого города Малта на другой стороне зело изрядным мастерством и неудоб сказаемыми крепостьми на каменной горе, вся зделана из белаго твердаго камени пречудным разумом. Какие в той фортеце поделаны крепости, бастионы, белварды и иные всякие дела, того описать подробну невозможно; также поделаны предивные погребы на порох и на всякие припасы зело пречудным вымыслом; и какие крепости учинены от неприятелских бомбов, того описать подлинно не могу; и так говорят, что та фортеца во всем свете предивное чудо; и еще мало не докончанна, и ныне непрестанно 250 человек работных людей делают и чают окончить все вскоре.В той фортеце зделана одна неболшая церковь римская во имя святаго чудотворца Николая. В той же фортеце 7 колодезей изрядной чистой воды. В той же фортеце поделаны покои изрядные салдатам подле стен, где живут салдаты з женами и з детми. В той же фортеце много изрядных пушек, великих и малых, над воротами. В той фортеце построены зело изрядным мастерством полаты великие для губернатора.А как я в тое фортецу вошол, и меня тое фортецы губернатор с товарыщи своими встретил в воротех, где стояло салдат для гвардии человек с 30. Тот губернатор, кавалер малтийской, молодец изрядной, принял меня с почтением изрядно и просил о том, чтоб я с ним мало посидел в воротах, где было много поставлено изрядных стулов, для того что еще от солнечнаго паления было жарко; и я тут с ним сидел, где он меня потчивал лимонатами. А как время горечести солнечной преминуло, и я с тем губернатором гулял по всей фортеце и смотрил всяких крепостей. Потом запросил меня тот губернатор до своих полат, в которых у него видел я изрядные уборы; и в тех ево полатах посидели мало, забавились лимонатами.И пошел я ис той фортецы до своей барки, в которой приехал; и тот вышеписанной губернатор проводил меня с ызрядною учтивостию за ворота; и я, ему поблагодарствовав за ево любовь, поехал к себе в остарию. И как приехал ко брегу под город Малт, тут стояла граммайстерова корета, дожидалась меня. И я, вышед из барки, в той корете приехал в остарию, в которой стоял; а кавалер Иосиф Маноель проводил меня до ворот той остарии и пошел до своего дому.А как я ис той фортецы в барке ехал, и поровнялся против одного аглинскаго карабля, на котором был капитан аглинской мне знакомец доброй. Тот капитан, увидев меня с карабля, с великим приветством мне кланялся и рад бы был, чтоб я к нему на корабль вошел, чего я учинить не мог, для того что тот ево карабль стоял в контомаци, потому что пришел из Леванту, то есть с Востоку; и по обыкности малтийской на тот карабль, также и с того карабля в город, до урошных дней никто не ходит под заказом крепким для опасения болезней, что на Востоке бывает часто моровое поветрие. И так я с тем аглинским капитаном, издалека поклонясь, разъехались; и тот аглинской капитан в ночи прислал ко мне одного малтийскаго марканта, то есть купца, которой ему суть приятель, и просил меня о том, чтоб я, ежели хочу ехать в гишпанские или во французские городы, чтоб ехал я на ево карабле для того, чтоб не имел страху от турков; и ежели б я на ево карабле хотел ехать, и он обещал меня дожидатся в Малте, сколко времени мне будет потребно. За тое ево ласку я ему чрез того присланнаго благодарствовал, а ехать на ево карабле из Малту не хотел, для того что я имел замысл ехать из Малту паки до Неаполя, а из Неаполя до Риму.Июля в 22. Поутру рано вышеименованный кавалер Иосиф Маноель пришел ко мне в остарию, потом привезли ко мне граммайстерову корету, и я в той корете с кавалером Иосифом Маноелем поехал смотреть шпиталя. Тот шпиталь построен из общей казны малтийской для покою болящим и есть велик гораздо. В том шпитале построены полаты длинные, сажень по 50 и болши, а шириною сажень по шести. В тех полатах поставлены кравати з завесами и постели хорошие, на которых лежат болные: каждому болящему особая кравать и постеля.В средине тех полат зделана церковь малая, и по вся дни бывает в ней служба римская для болных. И к тем болящим по вся дни приходят дохтуры и лекари и лечат их бес платы. Тем болящим на всякой день служит кавалер, переменяясь между собою поденно, розных государств кавалеры: французы, цесарцы, италиянцы, поляки, гишпанцы и иных земель. Кормят тех болящих всегда с серебра; тарелки, и лошки, и блюда, и чаши, и ставцы, и солонки — все серебреные; и всякое упокоение чинят болящим Христа ради общею казною.Под теми полатами, в которых лежат болящие, сидят неволники, турки и барбарешки; а на верху тех полат, в которых лежат болящие, построены полаты изрядные для всяких покоев болящим. В том же доме между полат построен изрядной сад, и в нем фантаны для утехи болным.Около того дому построены полаты, в которых живут те люди, которые болящим служат; и бывает в том шпитале по 1000 человек болящих; а как я был, в то время было болных толко 200 человек. А болных в тот шпиталь принимают всякаго чину, кто б ни пришел, толко б был християнин; а босурманом болящим поделаны особые покои в том же шпитале.Ис того шпиталя поехал я с тем же кавалером Иосифом Маноелем в той же граммайстеровой корете к одному кавалеру, которой носит гранкруц, то есть великий крест, до котораго обо мне было прислано из Неаполя от малтийскаго же ковалера просителное писмо, чтоб он ко мне был приятен. Тот кавалер называется Каравита, и есть породы честной, и зело стар и болен, однако ж меня принял к себе в дом с великою любовию, встретил меня на крылце. И, вшед в полаты, сидел я с ним время доволное, имея между собою разговоры италиянским языком. Потом я от него пошел, и он меня чрез силу проводил до кореты; и оттуды я поехал к себе в остарию, в которой стоял. Того кавалера Каравита дом построен зело изрядно, много у него полат, и уборы в полатах изрядные, обитья камчатые, зеркал и картин изрядных много; также и людей при нем служит немало изрядных молодцов. И того дни до обеда из остарии никуды не ездил.Того ж числа по обеде тот же кавалер Иосиф Маноель пришел ко мне в остарию, а потом пришел другой кавалер, и сидели у меня немалое время. И за два часа до ночи пришла ко мне гранмайстеровая корета, и я с кавалером Иосифом Маноелем в той корете поехал гулять; а с другой ковалер, которой у меня был, пошел от меня к себе.И приехали мы в один дом, в котором стоят малтийских ковалеров 7 человек. Из тех один просил меня, чтоб я вошел к нему в камору по такому знакомству, что он был у меня в остарии, где я стоял, вчерашняго числа. И я, пришед к нему в камору, смотрил у него карт морских и географических, и потчивал он меня лимонатами. И, забавясь у него недолго, поехал от него гулять, и он сам поехал со мною.И приехал к одной фортеце, которая называется Салталина. Тое фортецы губернатор встретил меня в воротах и принял с любовью; и я в той фортеце смотрил всего, что надлежит видеть. Та фортеца не велика гораздо, построена на углу города при самом море с великими изрядными крепостьми; на той фортеце много изрядных великих пушек. На той же фортеце построена башня круглая, зело великая; на верху той башни построен великий фонарь, в котором с перваго числа декабря по святую Пасху по вся ночи запаляют по 40 лампад деревяннаго масла для того: которые христиане ездят в ночах по морю, чтоб могли издалека видеть Малтийской остров. На той же фортеце ставят знаки малые холстинные на шестах для того, чтоб караулщик, которой стоит на той фортеце, подлинно б ведал, в которой час бывает на море которой ветер; и как увидит в море далеко какое судно, чтобы мог знать, которым ветром то судно бежит.Та фортеца в Малте построена в древние лета; и прежде сего за много лет как приходили в Малт турки и тое фортецу взяли, в той фортеце в то время было 100 человек кавалеров малтийских, которые не хотели отдатся живы босурманом и все в той фортеце побиты, в малые штуки от босурман изсечены. В той же фортеце в то время был и сам малтийской граммайстер; и во время того приступу тому граммайстеру оторваны были ис пушки обе ноги, однако ж он и без ног, сидя в креслах на той фортеце, взяв два пистоля, не пустил к себе турков до тех мест, покаместь ево убили. А ныне та фортеца пред прежним укреплена зело и обведена новою стеною с тремя белвардами предивной крепости; и к той фортеце ныне не может никакое судно по морю подойтить блиско. В той фортеце живут салдаты з женами, з детми. В той же фортеце с осаднаго времени много приведено вод чистых, изрядных по желобам. В той же фортеце внизу зделана одна полата, в которую сажают кавалеров за вины по разсуждению.И, осмотря мы той фортецы, из нее пошли до кореты, и губернатор тое фортецы проводил меня за ворота и, отдав поклон отпустил с любовию. От тое фортецы приехал я в остарию, в которой стоял; и те два кавалера Иосиф Маноель и другой, у котораго я в каморе был, проводили меня до той остарии.Июля в 23 день. Поутру пришел ко мне тот же кавалер Иосиф Маноель, потом пришла гранмайстерова корета, и я в той корете с тем кавалером поехал смотрить малтийскаго города крепостей. И приехали на один белвард, которой называется Поста-де-Италия. Тот белвард великой и зело изрядною крепостию зделан, от моря и от земли на высокой каменной горе; и около ево рвы поделаны предивным мастерством и несказанною крепостию. На том белварде в верхнем и в нижнем бою 38 пушек зело великих и преизрядных, между которыми одна безмерно велика, взята у турок, когда турецкие рати приходили в прежних летех под Малт. А другая такая ж пушка великая в то ж время взята у турок и уронена в моря блиско берега, где и ныне видима лежит. А вынять тое пушки никакими мерами из моря не могут; много разных инструментов на то было делано, чем бы оное пушку могли из моря вынуть, и не могут. Тот помяненный белвард для того называется Поста-де-Италия, что во время неприятелскаго приходу к Малту на том белварде стоят малтийские кавалеры породою италиянцы и оберегают они ево. И построен тот белвард казною малтийских кавалеров, которые породою италиянцы.Потом от того белварду поехал я с тем же кавалером Иосифом Маноелем на другой белвард, которой называется Поста-ди-Кастилия. На том белварде на верхнем и на нижнем бою по 15 пушек зело великих, ис которых одна пушка пребезмерно велика и длинна зело и таким дивным мастерством зделана, что удивлению достойна. Тот белвард зделан на углу от моря не гораздо на высоком месте и очищает вход в порт малтийской, то есть в пристанище, чтоб неприятель не мог войтить никаким судном в то пристанище. На том белварде поделаны изрядные огороды, где родятся многие разные фрукты; и на том же белварде зделана изрядная фантана, из которой истекают сладкие чистые воды для всяких потреб. А на обеих тех вышеписанных белвардах пушки все медные, изрядным размером зделаны; а над ними поделаны на каменных высоких столпах изрядные крепкие кровли, чтоб во время дождя пушек не мочило; и под теми пушками поделаны станки изрядною препорцию зело крепкие.Потом поехал я к себе в остарию для того, что почало быть от солнечной горячести жарко.Того ж числа по обеде тот же кавалер Иосиф Маноель приехал ко мне в остарию. И, побыв у меня, поехали мы с ним в барке на другую сторону малтийскаго порту смотреть одной фортецы, которая называется Санто-Анело. Та фортеца невелика, построена на высокой каменной горе изрядным мастерством, вся зделана из белаго камени предивной крепостию, и пушек в ней множество, великих и малых. В той фортеце зделаны к морю четыре боя, один одного выше, а на всех поставлено много пушек, над которыми поставлены на столпах каменных изрядные кровли. В той фортеце зделана церковь римская изрядная. В той же фортеце построены домы салдатцкие; в тех домех живут салдаты з женами и з детми. В той фортеце живут губернатор; дом ево невелик, а построен изрядно. Всходы снизу в тое фортецу поделаны предивные, пространные и отлогие; без всякой нужды по тем всходам в тое фортецу мошно ввозить пушки и всякие припасы. Та фортеца поставлена против входу в малтийской порт, то есть в пристанище, чтоб возбраняла вход в то пристанище всяким неприятелским судам.Потом из той фортецы поехал я в той же барке и, погуляв по морю время доволное, приехал паки к берегу, где меня дождалась гранмайстерова корета. В той корете приехал я в остарию, в которой стоял; а вышепомяненный ковалер Иосиф Маноель, проводя меня до остарии, пошел к себе.Июля в 24 день. Рано прислал ко мне гранмайстер того ж кавалера Иосифа Маноеля и с ним других кавалеров пять человек и 5 калясак. И просили меня те кавалеры малтийские от лица гранмайстера, чтоб я с ними в тех калясках поехал гулять в одно место, которое называется Бушкетто, котораго их прошения я не мог преслушать и поехал с ними в тех калясках, где им было потребно.И прежде приехали на место, которое называется Грото-ди-сан-Павло, то есть пещера святаго Павла-апостола, в которой пещере пребывал святый апостол Павел, когда был в Малтийском острове со евангилистом Лукою. На том месте построена церковь римская великая, изрядным мастерством зделана. По стороне тое великые церкви зделана церковь неболшая, в той церкве видел я часть руки святаго апостола Павла. Под тою церковью зделаны в земле две малые церкви: одна во имя святаго апостола Павла, в той церкве на олтаре поставлен образ апостола Павла, резной из алебастру, предивным мастерством зделан; а другая малая церковь во имя евангилиста Луки, — обе те церкви римские, — также и в той церкви образ евангилиста Луки, резной из алебастру, изрядной же работы зделан и поставлен на олтаре по правую сторону.Когда идешь в те малые церкви, в земли есть малая пещера, высечена из камени, где было пребывание апостола Павла с Лукою-евангилистом. В той пещере поставлены образы святаго Павла и святаго Луки, резные из алебастру предивным мастерством, и перед ними всегда горит лампада. В той пещере християне берут землю и каменья, с верою приходящие, к себе на освящение. В той же пещере находятся камени изрядным подобием, белые, также и другие вещи, которые называют бутто змеиные очи и языки. Сказывают, что и бывает от них изцеление молитвами святаго апостола Павла — а то суть для того, что на том Малтийском острове апостола Павла укусила ехидна (от тое пещеры то место 15 миль италиянских) и в то время святый Павел тое ехидну, которая ево укусила, от руки своей отряс в огонь и проклял всех ехидн, бывших на Малтийском острову. И доныне, которые есть на Малтийском острову ехидны, те не вредят человека; а которой человек, имея в руке землю или с камнем может взять в руку ехидну, а она ево вредити не может. В тех же местах обретеются камни белые, подобны ехиднам. О том сказывают, бутто те ехидны, которые были во время бытности святаго Павла и ево проклятием все окаменели и ныне находятся там по горам, и по полям, и в земле.Недалеко от той помяненной пещеры есть один курган, не добро высок и невелик. Около ево зделана ограда каменная, невысокая ж, а на верху того кургана зделан один каменной невысокий столб. На том столпе поставлен образ апостола Павла, вырезан из алебастру в меру человеческаго возрасту предивным мастерством. А зделано то для того, что святый Павел во время бытности своей на Малтийском острове всегда восходил на тот помяненный курган и проповедал Христа, быти истиннаго Бога и совершенна человека, поучая народы, бывшия в болванохвалстве, и приводя их во Христову веру. И в то время обитающие на Малтийском острове проповедью ево познали истиннаго Бога.Потом вышепомяненные малтийские ковалеры, которые посланы были со мною от гранмайстера, просили меня о том, чтоб я поехал с ними недалеко от церкви святаго апостола Павла смотрить дому гранмайстерова, которые домы гранмайстер имеет при себе для забавы на Малтинском острове не в далеких местах от города Малта и при тех домах имеет изрядные сады. И я то их прошение исполнил, в гранмайстеров дом с ними приехал.Тот ево дом построен на каменной горе, немал, полат не гораздо много, а построено изрядною препорциею; изнутри подписаны живописными писмами, а иные обиты камками; и поставлены в них кравати изрядные, у всех краватей завесы и одеялы тафтяные червчетые, а в одной полате кровать з завесом и одеялом камчатым, червчетым же. На той постеле спит гранмайстер, когда в тот дом гулять приедет; а на других спят кавалеры, которые с ним приезжают для забавы. В болшой средней полате у стен зделано гранмайстерово место, и над тем местом зделан балдахин бархатной.И вышеписанные кавалеры, которые в тот дом со мною приехали, веселя меня, играли между собою в карты. А как приспело время обеда, тогда те кавалеры просили меня о том, чтоб я в том гранмайстерове доме обедал. И для того гранмайстер прислал в тот свой дом из Малтийскаго города дворецкаго своего и поваров и обед в том ево доме про меня изготовили. И я того числа в том ево доме обедал, сидя в теми кавалеры за круглым столом, на котором была изрядная скатерть и полотенцы, убраны французскою модою предивно. И обед был устроен зело многоестествен и богат; и ествы были розных обрасцов предивные; также пить были вины разные: волоские, флоренские и неаполитанские, — которые пили мы, мешая с водою чистою. После обеда поставлено было на стол зело много канфектов, сахаров предивных и всяких розных вещей, вареных в сахаре, и фруктов свежих изрядных. В том абеде блюда, и тарели, и лошки, и салонки, и всякие суды были все серебреные; и канфекты, и фрукты были убраны изрядно на серебреных блюдах и на тарелех.И по обеде в том доме гулял я с теми кавалерами без церемонии, запросто: хто хотел — спал, хто хотел — гулял, иные играли карты. И как полуденной жар преминул, и я с теми кавалерами пошел гулять в гранмайстеров сад, которой построен при том ево вышепомяненном доме. Тот ево сад зело велик, построен промеж гор; и зело много в нем дерев лимонных, помаранцовых, аливных, винных ягод, арехов грецких, арехов миндалных, грушевых, сливных, яблоней, шепталы и иных розных родов, каштанов, цукатов, штотов, фиников; также много виноградов розных, белых и красных, и иных фруктов, которые на травах родятся. В том же саду построены огороды изрядные, в которых изрядные благовонные травы и цветы.В том ево саду видел я многие предивные фантаны, из которых изтекают предивными штуками изрядные, сладкие, чистые воды; между которыми фантанами видел одну фантану, зело предивным мастерством зделану, из которой вода течет розными многими штуками: прежде потечет вода подобием солнца и лучи длинные около себя имеет; потом потечет подобием звезды, также с лучами; потом многими разными обрасцами, которых для умедления подробну описывать оставляю. А на остаток та фантана чинит одну штуку, зело предивну: когда запрет воду, что не будет из ней истекать, в то время поверх той фантаны положат один помаранец и пустят воду, тогда водою тот помаранец с тоя фантаны подымет вверх высоко и держит долгое время на воде, а упасть не пустит; и паки опустит ево водою к тому месту, где прежде положен был, и паки подымет. И так может чинить, сколко времени изволит; а подняв водою тот помаранец с фантаны вверх, может ево вверху держать на воде хотя целый день, а не уронит; а подымает ево в высоту от фантаны сажени полторы или на две и болши, и держит на воде, власно как на воздухе, — зело та фантана изрядна и пречудным мастерством зделана.Потом дошли в город, которой зделан на горе, и напущено в нем оленей и коз диких немало. Потом я ис того саду поехал в тех калясках и с теми ж ковалеры до города Малту. И те кавалеры проводили меня до той остарии, в которой я стоял, и, отдав мне поклон, пошли к себе.Июля в 25 день. Поутру пришел ко мне вышеписанной кавалер Иосиф Маноель, а потом привезли ко мне гранмайстерову корету, в которой я с тем кавалером приехал х костелу святаго Иоанна Предтечи, при котором пребывает епископ римской веры. Тот костел велик и строения предивнаго; при том костеле живут сто двадцать человек попов, которые в том костеле и в пределах того костела служат. Те попы носят на черных своих одеждах кресты белые, нашиты на левом плече, полотняные; а иные из них носят золотые кресты кавалерские по изволению гранмайстера, которому он поволит.У той церкви зделан предел, зело изрядной и немалой; в том пределе построен олтарь по римской вере; на том олтаре зделаны два ангела литые, серебреные, держат одну фигуру литую ж, серебреную, местами золоченую, изрядной работы и зело великую. На той фигуре зделан великой сосуд серебреной, высотою болши аршина, а шириною в три четверти аршина. Тот сосуд на вышеписанной фигуре поворачивается для того, что в том сосуде стоит сосуд же золотой, в котором есть положена рука десная святаго Иоанна, Пророка и Предтечи, Крестителя Господня. И когда потребно тое святую руку из серебренаго сосуда вынять, тогда один поп взойдет на олтарь созади, и тот серебреной сосуд поворотит к себе замком, и, отомкнув, вынет тое святую руку; или, открыв, чтоб сосуд золотой виден был со святою рукою народу, поворотит паки тот великой серебреной сосуд дверми к народу.И как я в тот предел пришел, и, тое святую руку в золотом сосуде выняв из серебренаго сосуда, один римской поп поставил на олтарь тот золотой сосуд со святою Крестителевою рукою. Тот сосуд золотой изрядной работы, высотою мало болши полу-аршина, а шириною как можно в него вместится человеческой руке, зделан четвероуголен; со всех четырех сторон вставлены в него хрустали, чтоб в нем святая Предтечева рука видна была. А на верху того сосуда поставлен крест четвероконечный подобием тем, как кресты носят малтийские кавалеры, весь золотой с алмазы, в котором болши пятисот алмазов, великих и малых, между которыми в средине один алмаз четверогранный, зело велик и чист безмерно.И как я приступил к олтарю, хотя тое святую руку видеть, тогда поп римской, видя мое желание и хотя мне тое святую руку показать, снял с нее тот золотой сосуд. И та святая Крестителева рука, коснувшаяся верху Владычню, десная от локтя до перстов обложена вся золотом, а над перстами в том золоте зделаны растворы, которые мне отворил тот помяненный римский поп и показал тое святую Предтечеву руку голую. Та ево святая рука имеет на себе кожу, и плоть, и жилы, и ногти — все нетленно и нимало не изсохло, подобно как и живого человека, и не темна, толко мало посмугла. И как я сподобился тое святую руку поцеловать, потом паки тот римской поп накрыл ее тем же золотым сосудом и поставил на олтарь вышепомяненной серебреной сосуд, где и всегда стоит та святая Иоанна Крестителя рука.Потом из того же вышеписаннаго придела пришел я в одну сосудохранителницу, которая приделана у тое великие Предтечевы церькви. В той сосудохранителнице показывали мне святых мощей:Образ Спасов писма Луки-евангилиста, написан на некакой тонкой коже или на иной какой материи, того от многих лет знать неможно, и наклеен на доску. А написан тот Спасителев образ в терновом венце и в багряной одежде, как был во время святых своих Страстей. Величеством тот образ в высоту в три четверти аршина, а в ширину в пол-аршина.А на другой стороне той доски, х которой тот святый образ приклеен, также приклеен образ Пресвятыя Богородицы, начерчен на бумаге тем же святым Лукою-евангилистом.Потом показали крест, в котором древо святаго Креста Христова. В том же кресте гвоздь терноваго венца Христова. В том же кресте Кровь Пречистая Божественная Спасителя нашего Христа в малом хрусталном сосуде.Нога святаго Лазаря, его же Христос воскресил от мертвых, целая плюсна и персты все нетленны.Часть малая от святаго Крестителева носа.Часть мощей от руки святаго великаго учителя восточные церкви пресвятейшаго Иоанна, патриарха Константинопольскаго, Златоустаго.Часть мощей святых апостол верховных Петра и Павла.Часть мощей святаго апостола Иякова.Часть мощей святаго апостола Варфоломея.Часть от руки святыя Анны, матери Пресвятыя Богородицы.Часть от главнаго черепа святаго мученика Пантелеймона.Перст один святыя Марии Магдалины нетленен; имеет плоть, и кожу, и ноготь — все цело.Рука святыя Кирияки преподобные, вся нетленна.Часть мощей святыя великомученицы Ефимии Прехвалные.Кость от руки святаго великомученика Георгия Победоносца.Часть от мощей святаго мученика Клементия.Часть мощей от руки святаго Августина, учителя западные церкви.Часть мощей святых безсребренник Космы и Домиана.Крест немалой, зделан на подножи, пред которым присягает малтийской гранмайстер в то время, как ево посвещают в гранмайстеры. В том кресте часть немалая древа самова Христова Креста.Крест, в котором есть часть древа Христова ж Креста; в том же один гвоздь от терноваго Христова венца, обагрен Пречистою и Предражайшею Божественною Кровию; в нем же две малые части некоторой древней матери, а сказывают малтийцы, что то есть часть от риз Спасителевых, видом лазоревы и стканы подобием крашенины толстой, реткой и нелощеной.В одной великой серебреной шкатуле много вещей святых разных, мученических и преподобнических, видимы все за стеклами.Потом показали мне два креста золотые, которые носят в процесиях, четвероконечные, величеством без мала по аршину; а в них много каменья предивнаго: яхантов, лалов, изумрудов великих и алмазов, из которых один ценят 20.000 червонных золотых, а другой гораздо дороже. Устроены те кресты предивною работаю сканною ис финифти.Потом показали мне дароносицу золотую, зделана по обыкновению римские церкви сканною работою, в которой есть золота полпуда.Потом показали много сосудов золотых предивной работы, в которых сосудех, и в дароносице, и в вышеписанных крестах есть золота болши пяти пуд.Потом много сосудов серебреных изрядной работы.Также много одежд епископских, и шапок епископских же, низанных с каменьем, и персней, которые надевают епископы западной церкви во время служения по обыкновению своему; также много понагей и крестов, которые носят во время службы епископы ж римские.Потом видел в той же сосудохранителнице образ Пресвятыя Богородицы стоящей, имеет на руках Превечнаго Младенца, Спасителя нашего Христа, вылит ис серебра, высотою с лишком в аршин, и образы двунадесять апостол, литые ж, серебреные, в тое ж меру, в которых есть серебра пудов 20 или болши.В той же сосудохранителнице показали мне мощи римских святых, которые у них есть после разорвания веры: святыя Балдешки, и святаго Тафшкана, и святые Киары Францишканы.Потом из той церкви поехал я до астарии, в которой стоял, и кавалер Иосиф Маноель со мной ж. А приехав в остарию, отпустил гранмайстерову корету, подаря слуг ево, которые при мне в той ево корете служили, для того что в то число имел я отъезжать из Малту. Потом подарил вышеписаннаго ковалера Иосифа Маноеля и благодарствовал ему за ево к себе любовь, которую я от него видел в Малте. И чрез того ж кавалера Иосифа Маноеля приказал я униженной свой поклон и благодарение до гранмайстера малтийскаго за многую ево к себе благость, которую он ко мне показал в области своей.Потом тот же вышепомяненный ковалер Иосиф Маноель подал мне паспорт, то есть проезжей лист, с которым мне можно проехать всю Цицилию и Колябрию, даже до Неаполя. Потом тот же кавалер Иосиф подал мне от гранмайстера лист, которым меня пожаловал малтийской гранмайстер, одарил за приезд мой в Малт. И тот лист принял я у него за великой себе дар и зело за него благодарствовал гранмайстера малтийскаго. А в том листе пишет сице:«Брат и господин Раймунд Переллос Рокафул. Божиею милостию святаго дому шпиталя святаго Иоанна Иеросалимитанскаго и желнерскаго закону святаго Гробу Господня майстер, покорный и убогий Иисуса Христа страж.Когда до того нашего острова Малтийскаго и до нашего монастыря приехал честнейший и честно урожденный ево милость господин Петр Андреевич, пресветлейшего престола царскаго дворянин московской, листом ево царскаго величества одаренный, которым всей Европы государем в приемность ево вручает, мы того ж честнейшаго и честно урожденнаго Петра Андреевича теми, которыми до учтивости и милости его принадлежало, афектами приняли и принять повелели, яко славные ево учтивости и явные ево поступки потребовали, и выносили и руку святую Иоанна святаго Крестителя, а нашего патрона, десную, выставленую для почтения, чтоб видел, яко себе желали. И того нашего острова замки, фортецы оному же мы показали; а целой галер наших гармады видети не мог, для того что болшая часть на помочь венецкой гармады от нас послана; однако ж две из тех наших галер, когда из Цицилии до нас приезжал, видел, на которых за караблями неверных турков он бежал и уже догоняли, однако ж для нагло повсталого силнаго и противнаго ветру того совершить не могли, которые потом также карабли неприятелские за филюгою, которая филюга помяненнаго чесно урожденнаго Петра Андреевича везла, гнались; однако ж он за Божиею милостию и хранением до того нашего порту щасливо приехал и потом за повращением до того ж порту помяненных двух галер паки их с доволством и доволным временем видети мог.И мы, приезд ево до нас почитая, при отъезде ево тем нашим листом одаряем, которым того ж господина Петра Андреевича всем и всякому, особно пресветлейшим государям, господам, князем, до которых бы государств ему приехать случилось, от сердца залецаем их, покорно просим, чтоб ево со учтивыми гонорами, фаворами и всякой ласки поволностями приймовали и принять желали, на что для свидетелства тот наш лист за печатью канцелярии нашей, на воску черном воображено, дали в Малте, в монастыре нашем, дня 21-го июля 1698-го».На том же листу пишет: «Записано в канцелярии». На том же листу подписал наместник канцелярский сице: «Брат Фердинанд Конрераз, намесник канцлерский». На том же листу печать Малтинскаго острова изображена на черном воску.И мешкал я в той остарии того числа до 12-го часа, а в 12-м часу, расплатясь с хозяином той остарии за все, сошел на филюгу, до которой меня проводил кавалер Иосиф Маноель; и в той филюге того 25-го числа июля за 4 часа до ночи от Малтийскаго острова пустился к Цицилийскому острову.Остров Малтийской суть невеликой, кругом ево всего 60 миль италиянских; стоит от Цицилийскаго острова на полуденном ветре, которой по-италиянски называется остро. Тот Малтийской остров весь каменной, мало на нем таких мест, на которых родится хлеб и виноград и иные фрукты. Жилья на том Малтийском острову много и зело люден; город сел и деревень по тому острову много, а все в послушании под властию малтийскаго гранмастера. Лошадей на Малтийском острове мало, а добрых лошадей и нет; работают и возят все на мулах и на ишеках. Подлые люди на Малтийском острове живут з женами и з детми, женится им невозбранно; а все суть католики римской веры.Настоящей город на Малтийском острове называется Малт и суть немал и многолюден. В том городе живет сам гранмайстер и все кавалеры подобно тому как в монастыре: жен не имеют.В том городе есть две церкви каменные греческие: одна во имя Пресвятыя Богородицы, а другая во имя чудотворца Николая. При тех церквах служат священники греческие; и есть малое число греков убогих людей; также есть немногие люди греческой веры, которые выходят и которых берут из неволи турецкой ис Констянтинополя и из ыных турецких городов. Римских церквей в Малте 24 церкви прихоцких, кроме пределов, 7 монастырей разных законов римской же веры мужских да 4 монастыря римской же веры девических. Те монастыри и церкви римские изряднаго строения и зело богати.Домы кавалерские и всяких малтийских жителей в Малте строения каменнаго все, изряднаго. Улицы в Малте все мощеные тесаным четвероуголным каменем со скатами, чтобы никогда вода не стояла и грязи бы никогда не было. Город Малт стоит на неровном месте, от моря по косагору; и, которые улицы и переулки в Малте по тому вышеписанному косогору, в тех улицах и в переулках поделаны лесницы каменные, изрядные, чтоб бес труда всходить и исходить можно было.В Малте лавок и таваров всяких есть доволно; также хлеба, и харчу всякаго, и фруктов много ж и не зело дорого. Марканты-малтези, то есть купцы малтийские, имеют в Малте домы изрядные и имеют у себя жен и детей. Во всякой работе у малтийских жителей зело много турков, которых берут на море в неволю, мужеска и женска полу; также есть и арапов, толко немного, а болши есть барбарешков из Барбарии. Остров Малтийской от Барбари в самых ближних местах: барбаринские городы турецкаго салтана от Малту в 100 верстах и ближе.В Малтийском острове в лете зело жары от солнца бывают великие, для того что тот остров суть во Африке и имеет высокость поля 39 градусов, ко экватору близок, и потому в нем бывает безмерно жарко, а холоднаго времени и снегу на том острову никогда не бывает.Город Малт зделан предивною фортификациею и с такими крепостьми от моря и от земли, что уму человеческому непостижимо. Около себя имеет 8 фортец, предивными крепостьми устроенных, которых подробну описать никакими делы невозможно.По обе стороны города Малта великие проливы морские, в которые входят карабли и галеры, и называются те проливы по-италиянску порты, а по-словенски — пристанища судам. Ис тех в одном порте есть один малой остров, на котором зделан дом и называется лазорет, или контомация. Когда придут с Востоку каторги или какие ни есть суды, тогда те суды приведут к тому малому островку и людей с тех судов посадят на том островку в вышепомяненной дом. И не спускают их с того островка никуды, также и к ним никого не пустят 40 ден, опасаяся мороваго поветрия и всяких прилипчивых болезней, для того что на Леванте, еже есть на Востоке, на Морейском острову, и в ыных тамошних местах, и в самом Константинополе бывает часто моровое поветрие и иные на людей болезни. А как на том островку приезжие с Востоку люди 40 дней отсидят и никакие в них болезни не явятся, тогда им дадут свободу с того островка и с судами, в которых приедут, куда хотят иттить или плыть безвозбранно.В Малтинском острове збирается салдат 60.000 человек, а по нужде и болши. Малтийский гранмайстер имеет в Малте 7 галер великих, из которых на одной бывает генерал, а на 6 галерах капитаны тех семи галер. Генералская галера да капитанских 4 по вся годы повинны иттить в Левант, то есть на Восток, в Морею, на помощь венецкой гармаде и битца с турком; а две галеры капитанские по вся годы повинны остатися в Малте и ходить непрестанно от Малту до Цицилии и от Цицилии до Малту, очищая тое дорогу от турков, чтоб от Цицилийскаго острова до Малту, также и от Малтинскаго острова до Цицилии, всяким проезжим людям был путь свободен и безстрашен от сабак-турков. Однако ж те проклятые псы усмотря, когда малтийские галеры на Восток уйдут, а в Малте останутца толко две галеры, и они непрестанно в великих и малых судах Малтинском канале шатаются и християн побирают, которых могут где поймать, что часто и случается.В Малте кавалеры все приезжие из розных государств: из Германии, и из Гишпании, и из Франции, и из Полши, и из Италии, и из ыных мест — все суть католики. Обыкновение суть малтинских кавалеров такое: когда кто приедет в Малт, желая достать себе кавалерства и венчан быть кавалерским крестом, тот прежде повинен быть правым католиком римские веры, а другой веры отнюдь никого кавалером не учинят; потому повинен с собою привесть в Малт из отечества своего свидетелство, что он суть дворянской природы по отце и по матери, даже до четвертаго роду; и чтоб он был неженатый, на том и присягать имеет, что уже ему до кончины своей женату не быть и хранить себя в чистоте, даже до смерти своея. Потом повинен он дать в малтийскую казну сто двадцать пять дупий гишпанских, итого будет 250 червонных золотых. Потом повинен он ехать по два года на малтийских галерах в Левант, то есть на Восток, в Морею, против турок бится в помочь венецкой гармаде; и по два года быть повинен на тех малтийских галерах, которые остаются в Малте опасать цицилийской дороги. А в те четыре года на вышепомяненных галерах будет ему пища от капитана тое галеры, на которой он служить будет; а тому капитану за то, что он кавалеров, которые есть у него на галере, кормит, дается плата от малтинской казны.И как он на галерах в Морее и на Малтийском канале урошные времена будет, потом ему дадут крест кавалерской за присягою трех притчин: первое — побожность, второе — послушание, третье — убожество, — и учинят ево малтийским кавалером. И будет ему от малтийской казны плата на пищу: в которое время живет в Малте, по 80 шкудов на год; а будет которой кавалер взять той платы не похочет, и ево кормят на всякой день с протчими кавалеры, которые не берут платы. А для того, где те ковалеры едят, построено в Малте 7 домов, ис которых в одном едят немцы, то есть цесарцы, в другом — гишпанцы, в третьем — италияне, в четвертом — французы, в пятом — поляки, в шестом — венгры, в седмом — розных государств кавалеры.В Малте кавалеры суть разные: первое называются гранкруцы, то есть старые и честные люди, которые носят великие кресты, нашиты на верхних черных одеждах, белые, миткалинные, ис тех выбираются в гранмайстеры; потом кавалеры, которые носят кресты кавалерские, отправя две гармады, как о том писано в сей книге выше сего; потом кавалеры, которым дают кресты побожности за каким прошением или по какой ни есть притчине знатной, честным особам, те кресты волны они носить при себе и в гербы свои ставить, где изволят; потом дают кресты грации, то есть милости, всяким людям, кому похочет дать малтийской гранмайстер, и те кресты которым людям будут даны, те люди также волны их при себе носить, как хотят.А жить малтийским кавалерам уволнено, где хотят; которой не хочет быть в Малте, и ему волно ехать до своей отчизны или где похочет служить. А во время нужд, когда б неприятель с великими силами пришел под Малт и от гранмайстера малтийскаго посланы будут листы к малтийским кавалерам, чтоб немедленно все съезжалися в Малт, тогда всякой малтийской кавалер повинен, всякую свою нужду покинув, ехать до Малту: хотя б неприятель был при ево отчизне, и тем он от малтийской поездки удержан быть не может.Люди в Малте зело учтивые, а паче почитателны к фарестиром, то есть к приезжим иноземцам, для того что в Малте честные люди все приезжие из иных государств. Мастеровых всяких людей в Малте есть доволно.У кавалеров малтийских, также и у жителей малтийцов, корет нет, и в коретах и верхом в Малтийском городе кавалеры и всякие люди не ездят; разве куда кто похочет ехать из города, и те ездят в калясках и верхом. А в городе Малте в корете толко ездит на 6 возниках гранмайстер малтийской да за ним бывает кореты две или три, в которых по четыре и по два возника заложены, а сидят в них гранкруцы и ездят за гранмайстером. А тот гранмайстер малтийской ездит по вся дни, гуляет и смотрит около города крепостей. Потом приезжает в сад, которой построен у Малтийскаго города на берегу морском, и забавляется в том саду фруктами и смотрит на фантаны, которые в том саду построены изрядно. А кавалеры малтийские которые старые люди или за болезнию кто пеш ходить не может, тех носят в седнях; и имеют у себя садии изрядные, золоченые, обитые бархатом и иных изрядных розных работ.Город Малт имеет трои ворота проезжие, которые утверждены преславными крепостьми от неприятельскаго приходу, и по вся ночи те ворота все трои запираются. От приезду, где приходят в Малт всякие суды, зделано пристанище изрядное. Весь тот берег выкладен белым тесаным камнем, и проделаны с того берегу к морю сходы, лесницы каменные, изрядные. На том берегу против малтийских городовых ворот зделан столп каменной; в том столпе поставлен образ Иоанна Предтечи поясной, литой из меди, на знак того, что есть Малту хранитель.От города Малта до других мест через моря перевозят в барках, также и гулять кавалеры малтийские ездят и всякие люди по морю в барках же, а те барки покрыты полотнами и зделаны особою модою. Судов морских в Малте употребляют: галеры, тартаны, филюги, брегантины и иных, таких же; а караблей, фрегадонов, марцилиянов и иных, тому подобных, не держат.Малтийские галеры, когда бывают в Малте, ставятся от города Малта за портом на другой стороне, при капитанских домех; там же блиско и марнерские домы. И под капитанскими домами ставятся 4, а под марнерскими домами ставятся 3 галеры для того: когда нечаянно придет неприятель блиско Малту, чтоб с великою скоростию те галеры могли из малтийскаго порту за неприятелскими судами выттить и поик над неприятелем учинить.Когда малтийской гранмайстер садится за малтийскими великими делами о воинских нуждах, тогда с ним в полате заседают 40 человек малтинских кавалеров, старых и честных людей. Гранмайстер в Малте от кавалеров и ото всяких людей имеет почтение великое, как надлежит господарю, и послушны ему все во всяких делах; однако ж он, не мысля о каком деле с малтинскими кавалеры, ничего не делает.И того ж июля в 25 день, при самом моем отъезде, гранмайстер прислал ко мне от себя одного малтинскаго кавалера; и тот кавалер от лица гранмайстерова мне приветствовал и поздравлял, отпуская меня в надлежащей мой путь с великою с любовью.Гранмайстер малтинской носит всегда платье черное, у верхнего ево платья на левом плече нашит великой крест белой. Такое ж платье носят гранкруцы, то есть старые и лутчие малтинские кавалеры, из которых выбираются гранмайстеры. А кавалеры малтинские носят платья разной моды, а болши употребляют французскаго убору розных цветов; толко не может в Малте ни одни кавалер малтинской носить золотых кафтанов или иных уборов, верхних и исподних, и ни на чем золота и серебра пряденаго малтинскому кавалеру носить неволно, ни пуговиц, деланых пряденым золотом или серебром не носят. А положил тое заповедь нынешней гранмайстер, тому ныне назад три года, для того чтоб малтинские кавалеры в тех уборех не изживали казны, а берегли б денег на войну и на служивые уборы.Женской народ в Малте носят платья особой моды, подобно турецкому; а поверху покрываются черными тафтами долгими, даже до ног от головы; а на головах те их покрывалы зделаны подобно тому, как носят старицы-киевленки по обыкновению своему.В Малтинском городе по стене и по бастионам великих пушек 700, все медные. В Малте много около города мелниц ветреных каменых, мелют парусами хлеб всякой, а парусы шерстеные. На Малтинском острову лесу нет нигде, привозят уголья и дрова из Цицилийскаго острова. Животины на Малтинском острову рогатой, коров нет, а привозят сыры и масло из Цицилии и из других мест. Также снегу и лду на Малтинском острову никогда не бывает, привозят из Цицилии ж. И всякие тавары на Малтинском острову привозные из Франции, из Англии, из Италии и из ыных мест.Манета в Малте своя вся медная, серебреной манеты никакой нет; меняют золотые червонные на медные денги, которые называют тары; а во всяком таре по 20 гранов, а в шкуде 12 таров, а за червонной золотой дают по три шкуда, итого будет тридцать шесть таров.[...]»

Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   43   44   45   46   47   48   49   50   ...   69


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница