А. П. Назаретян Смыслообразование как глобальная проблема современности: синергетический взгляд



Скачать 204.5 Kb.
страница1/8
Дата17.01.2018
Размер204.5 Kb.
  1   2   3   4   5   6   7   8




А.П. Назаретян
Смыслообразование как глобальная проблема современности: синергетический взгляд
История – это прогресс нравственных задач. Не свершений, нет, – но задач, которые ставит перед отдельным человеком коллективное могущество человечества, задач все более и более трудных, почти невыполнимых, но которые с грехом пополам все же выполняются (иначе все бы давно развалилось).

Г.С. Померанц [1991, с.59]

В научной и философской литературе широко обсуждаются способы решения демографических, генетических, ресурсных, организационно-политических и прочих проблем, составляющих в перспективе угрозу для существования цивилизации. Отчётливо прослеживается крепнущее убеждение аналитиков в том, что ядро глобальной проблематики составляют культурно-психологические факторы, включающие содержание мировоззрения, характер мышления, доминирующую систему ценностей и норм. Справедливость такого убеждения подтверждает изучение исторического опыта, в котором обнаруживается множество кризисов (в том числе глобального характера) и катастроф, спровоцированных человеческой деятельностью. Анализ прецедентов помогает выявить некоторые закономерности обострения и преодоления антропогенных кризисов и использовать полученные результаты для построения прогнозов и сценариев на обозримое будущее.

Тема настоящей статьи – радикально возросшая роль смыслообразования в современном мире – вырисовывалась по мере того, как механизмы, раскрытые серией междисциплинарных исследований, складывались в единую картину. Поэтому первые шесть разделов статьи посвящены краткой характеристике выявленных механизмов. Их подробное описание, иллюстрации и необходимые библиографические справки см. в книгах [Назаретян 1991; 2004; 2008].
1. Понятие кризиса. Закон эволюционной дисфункционализации и правило избыточного разнообразия
В синергетическом определении, всякий живой организм представляет собой устойчиво неравновесную систему, т.е. такую систему, для сохранения которой необходима постоянная работа, направленная против уравновешивающего (разрушительного) давления среды. Антиэнтропийная работа – жизнедеятельность – требует регулярного притока свободной энергии извне, а энергия высвобождается при разрушении других систем. Конкуренция за свободную энергию составляет исходную предпосылку для образования многоступенчатых и внутренне конфликтных природных симбиозов, обеспечивающих глобальный энергетический круговорот.

Это одна из причин, исключающих линейные процессы в неравновесных системах. В их существовании и развитии неизбежно наступают фазы опасного снижения устойчивости, когда, в силу изменения внешних или внутренних условий, наработанные ранее шаблоны антиэнтропийной активности оборачиваются противоположными эффектами – опасностью катастрофического роста энтропии; такие фазы называются кризисами. За кризисом следует либо катастрофическая фаза – разрушение системы, – либо смена среды обитания, либо обновление антиэнтропийных механизмов.

Имеется множество оснований для классификации кризисов. Так, по масштабу различают локальные, региональные и глобальные кризисы, хотя в ряде случаев кризис регионального масштаба оказывался глобальным по эволюционной роли. По предмету кризис может быть преимущественно экологическим или (в социальных системах) геополитическим. В действительности, правда, он чаще всего принимает комплексный характер, так что речь идёт о последовательности событий.

Наконец, по происхождению предложено различать экзогенные, эндогенные и эндо-экзогенные кризисы. Первые происходят из-за относительно случайных (не зависящих от системы) изменений в среде: колебаний солнечной или геологической активности, спонтанных изменений климата, космических катаклизмов, появления воинственных кочевников и т.д. Вторые обусловлены сменой периодов генетической программы или её исчерпанием. Кризисы третьего – смешанного – типа вызваны изменениями среды, спровоцированными собственной активностью неравновесной системы.

Именно кризисы третьего типа играли наиболее существенную и по-настоящему творческую роль в эволюции природы и общества, и они представляют особый интерес для синергетической модели. Монотонное наращивание антиэнтропийной активности (например, увеличение биологической популяции, потребления ресурсов) накапливает разрушительные эффекты в среде, и рано или поздно прежние механизмы жизнеобеспечения становятся контрпродуктивными. Закон эволюционной дисфункционализации гласит, что такая фаза обязательно наступает, и дальнейшая судьба неравновесной системы зависит от того, насколько она готова к изменениям. Если при обострении эндо-экзогенного кризиса система не имеет возможности сменить среду обитания, то она либо разрушается, либо вырабатывает антиэнтропийные механизмы с более высокой удельной продуктивностью (величиной полезного эффекта на единицу разрушений). Последнее всегда требует радикального роста организационной сложности и «интеллектуальности».

Шанс на конструктивное преодоление кризиса во многом определяется тем, какой объём актуально бесполезного – избыточного разнообразия система успела накопить в периоде относительно спокойного развития. Если отбор был не настолько жёстким, чтобы отбраковывать так называемые слабовредные мутации, то в кризисной фазе маргинальные элементы, игравшие прежде периферийную роль, обеспечивают внутренний ресурс, из которого черпаются новые модели и стратегии поведения. Очевидно, что это правило конкретизирует общесистемный закон необходимого разнообразия, открытый У.Р. Эшби в 50-х годах прошлого века (см. раздел 3).


Приведём для иллюстрации обоих положений – закона эволюционной дисфункционализации и правила избыточного разнообразия – только один эпизод из ранней истории биосферы.

На протяжении миллиардов лет жизнь на Земле была представлена в основном цианобактериями (сине-зелёными водорослями). Отходом их жизнедеятельности были свободные атомы кислорода, которые постепенно накапливались в атмосфере планеты, изменяя её химический состав. В итоге атмосфера приобрела столь выраженное окислительное свойство, что стала губительной для основного носителя жизни – и началось массовое вымирание цианобактерий.

Но к тому времени в результате мутаций успели сформироваться простейшие аэробные организмы (поглощающие кислород и выделяющие углекислый газ), которые начали быстро размножаться и приобрели ведущую роль в развитии жизни. Биосфера радикально усложнилась, что и обеспечило её сохранение. (Если будет доказано существование на Марсе в далёком прошлом примитивной жизни, то она могла исчезнуть оттого, что не нашлось избыточных элементов, которые послужили бы источником спасительного усложнения).

В литературе описаны пять переломов глобального значения, развивавшихся по сходной причинно-следственной схеме, в биологической истории фанерозоя (хотя не во всех случаях факторы столь же отчётливо выявлены) и не менее семи – в социальной и прасоциальной истории. Но для понимания последних необходимо существенное дополнение, о котором речь в следующем разделе.





Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3   4   5   6   7   8


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница