А. Горохов Человеческая жизнь: самостоятельная ценность или экономическая категория? Россия хх1 2007 №1 с. 85-109



страница1/8
Дата04.05.2018
Размер0.73 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8


А. Горохов Человеческая жизнь: самостоятельная ценность или экономическая категория? Россия ХХ1 2007 № 1 с. 85-109.

Многие беды человечества происходят оттого, что оно чрезмерно упорствует в своих начинаниях. В результате целые нации, государства и государственные содружества надолго становятся пленниками той или иной идеи, не лишённой когда-то рациональной основы, но с течением времени во многом утратившей свои позитивные свойства и превратившейся в тормоз общественного развития. Более того, поведение государств в отношении как своих союзников, так и противников обычно базируется на абсолютной уверенности в том, что их собственный положительный опыт в полной мере применим и для всех остальных. Как следствие, происходит экспансия идей на почву, малопригодную для их произрастания, неизбежная мутация этих идей и в конечном итоге возникновение острейших противоречий между собственными реалиями и навязанными извне моделями развития. Причиной подобного самораспространения в существенной мере является то обстоятельство, что такого рода «сверх идеи» как бы порождаются самым «взрослением» человечества. являются следствием «силы вещей», а потому (и зачастую не без оснований) претендуют на собственную универсальность и непогрешимость. В недавнем прошлом наиболее ярким воплощением такой сверх идеи были принципы коммунизма, сейчас на эту роль претендуют принципы демократии.

В эпоху глобализации, однако, процесс экспансии (диффузии) сверх идей приобретает стремительный, в определённой степени – самостоятельный характер. Это вполне объяснимо, тем более, если под глобализацией понимать стремление человечества к достижению согласия на установление для себя единых стандартов (в политической, экономической, социальной и иных сферах). Поэтому не исключено, что уже в ближайшем будущем мировая экономика будет в существенной мере определяться постулатами так называемой “human life economy” – принципиально нового направления экономической жизни. А это будет, в свою очередь, означать если ни низвержение, то радикальную модификацию основ современного экономического мироустройства.

Термин “human life economy” обычно переводится на русский язык как «экономика человеческой жизни». На наш взгляд, это не вполне корректно, в том числе и потому. что в зарубежной литературе существует весьма похожее понятие, но означает (в несколько упрощённом смысле) калькуляцию годовых расходов среднестатистического потребителя. Поэтому более правильным представляется перевод термина “human life economy” как «экономика, основанная на человеческой жизни». Всё же, учитывая сложившуюся практику, в нижеследующих рассуждениях будет использоваться первый из указанных вариантов перевода (в том числе и по причине его более выразительного звучания). Как бы то ни было, и тот, и другой перевод требуют более подробного истолкования.

Следует учесть, что некоторые считают «экономику человеческой жизни» в лучшем случае вещью в себе, не имеющей ровным счётом никакой практической значимости, а в худшем – научной мистификацией, грандиозным блефом, очередной попыткой оболванивания читающей публики. В ответе на вопрос в том, чем же она является на самом деле, и состоит одна из целей данной статьи.

Рождение монстра.

Своим внедрением в экономический лексикон понятие “human life economy” обязано английскому экономисту Эндрю Коулту и его работе «Аналитические основы экономики человеческой жизни» (Colt A. The Analytical Foundations of Human Life Economy. European Polices Research Centre, University of Strathclyde, 1995). Исходной целью Коулта, по его собственному признанию. Выступало изучение перспектив оптимизации национальной налоговой системы и, в частности, решение принципиального вопроса о возможности полной отмены корпоративного налога. Другой его задачей являлось решение с помощью фискальных механизмов проблемы регулирования миграций и численности населения в целом. В процессе исследования Коулом был сделан знаменательный вывод о целесообразности внедрения в практику налогового регулирования совершенно нового инструмента – налога на человеческую жизнь. В связи с этим работа английского учёного приобрела совершенно иную направленность и в итоге предстала перед научным сообществом в её теперяшнем виде.

Последствия сделанных Коултом рекомендаций, очевидно, ещё долго будут являться предметом разного рода дискуссий и обсуждений. Вместе с тем, на наш взгляд, начало их использования в числе методов государственной налогово-бюджетной политики – лишь вопрос времени, причём самого ближайшего времени. По Коулту, налог на человеческую жизнь (human life tax – НЧЖ) должен исчисляться по прогрессивной шкале с учётом так называемой возрастной амортизации (age deprecation). Иными словами, с увеличением возраста физические лица (или их попечители) должны будут выплачивать в казну всё большие суммы. Первоначально (после достижения пенсионного возраста) выплата налога на жизнь может быть обеспечена за счёт соответствующего сокращения причитающихся данному лицу социальных пособий. Однако очевидно, что после прохождения «точки экстремума» наступает момент, когда индивидуум полностью лишается таких пособий и вынужден выплачивать налог из личных сбережений (при условии наличия таковых). При пенсионном возрасте в Соединённом Королевстве в 65 лет «точка экстремума» была определена Коултом на уровне 71-73 года. В данном случае он исходил из того, что введение налога на человеческую жизнь должно обеспечить снижение как минимум на треть корпоративного налога, что должно привести к равноценному росту предпринимательской активности и увеличению объёмов производства (последующие исследования, прочем, выявили ряд ошибок в произведённых Коултом расчётах).

На этом этапе возникают, по меньшей мере, два вопроса. Вопрос первый. Какие меры воздействия должны применяться по отношению к лицам. Уклоняющимся от уплаты данного вида налога? Здесь следует особо отметить, что Коулт предлагал применять этот налог только к иммигрантам, а потому в качестве основной меры воздействия им была рекомендована высылка указанных лиц из страны. Тем самым, по его мысли, достигалось уменьшение социального бремени государства и одновременно перевод иммиграционной политики на «нормальные» рыночные принципы. Не прошло, однако, и трёх лет, как американский исследователь Брайан О’Ши (Bryan O’Shea) в одной из своих работ предложил распространить НЧЖ на всё население, взимать его только с лиц, достигших трудоспособного возраста, а неплательщиков, по истечении так называемого «контрольного периода» продолжительностью в три года, подвергать перемещению в специально оборудованные поселения с предоставлением им на весь так называемый «период доживания» (rest period) (по всей вероятности, именно с легкой руки О’Ши этот изумительный термин занял своё достойное место в российском словаре бюрократического новояза) социальных благ на уровне минимальных жизненных потребностей. При этом О’Ши не исключал вероятности того, что «в случае неуплаты налога объект налогообложения (то есть человеческая жизнь) может быть полностью лишён государственной правовой защиты и превратиться в предмет рыночных отношений» (иначе говоря, купли-продажи). Всё это, на первый взгляд, может показаться чем-то ирреальным, так как в корне противоречит принципам социальной политики, принятым в ведущих странах мира. Вместе с тем предложения О’Ши полностью соответствуют логике либеральной экономической мысли, равно как и выводам самого Коулта, сделанным им во второй части указанной книги. Показательно, что ортодоксально настроенные представители академического сообщества долгое время никак не реагировали на творение Коулта, считая, видимо, его критику ниже своего достоинства. Когда они спохватились, поезд уже успел уйти довольно далеко - в истории, к сожалению, такие вещи случаются сплошь и рядом.



Вопрос второй. Каким в принципе должен быть размер НЧЖ и какое место он должен занимать в налоговой системе того или иного государства? Напомним, Коулт предлагал использовать НЧЖ в качестве вспомогательного механизма, призванного обеспечить снижение корпоративного налога. В противовес этому Майкл Голдфилд в работе «Модернизация налоговых систем» (Goldfield M. Modernization of the Taxation Systems/ Vancouver: Fraser Institute, 1999) указывает на возможность установления в развитых странах такой ставки налога на человеческую жизнь, которая позволила бы довести поступления от НЧЖ до уровня примерно в 30% от общего объёма налоговых поступлений в государственный (федеральный) бюджет. Это приведёт, как он полагает, не только к коренной реорганизации всей фискальной системы, но и к фундаментальным сдвигам в практике государственного регулирования экономики. Так или иначе, изобретение Коулта представляется очень удобным инструментом. Налог на человеческую жизнь удобен тем, что, во-первых, может являться очень сильным стимулятором экономической активности каждого отдельно взятого индивидуума для обеспечения его нормального существования после прекращения трудовой деятельности. Во-вторых, он является простым и эффективным средством перенесения налоговой нагрузки с корпораций на население и одновременно способом повышения темпов экономического роста. В-третьих, как уже отмечалось, он может выступать в роли универсального регулятора миграционных потоков и численности населения в целом, что представляет особую важность в первую очередь для стран с высоким уровнем развития. Наконец, в-четвёртых, введение НЧЖ обусловит необходимость и явится весомым поводом для внедрения ещё более жёсткой системы мониторинга в отношении физических лиц и распространения такой системы на как можно большее число стран. В свою очередь, выполнение этого условия на определённом этапе может стать жизненно необходимым для дальнейшего развития процесса глобализации. Доводы в пользу введения НЧЖ изначально выглядят весьма убедительными, и его противникам придётся немало потрудиться, чтобы создать столь же впечатляющую базу контраргументов.

Вторая часть книги Э.Коулта посвящается проблеме определения рыночной стоимости человеческой жизни. Сразу следует подчеркнуть принципиальную разницу между стоимостью человеческой жизни и стоимостью единицы рабочей силы. Последняя, по мысли Коулта, является компонентом первой, но в количественном выражении в формуле стоимости жизни человека учитывается лишь опосредованно. И в том, и в другом случае речь идёт о стоимости отдельно взятой жизни человека или о стоимости труда отдельно взятого работника. Значительную часть этого раздела составляют теоретические рассуждения. На основании которых Коултом был предложен следующий метод определения рыночной стоимости человеческой жизни. В общем виде формула выглядит так:

P hx = P b + C, где

P hx – стоимость человеческой жизни в стране Х,

P b – базисная стоимость,

С – капитализация.

В свою очередь, базисная стоимость определяется как:

P b = Y px х Л, где

Y px – размер среднедушевого валового продукта (ВВП) в стране Х

Л – коэффициент возрастной продуктивности.

Значение Л определяется в пределах от 0 до 1 в зависимости от возраста человека по разработанной Коулом шкале, внешне напоминающей известную в экономической теории кривую Лаффера (описывающую зависимость размера собираемых налогов от уровня налогового бремени). Иначе говоря, наибольшая возрастная продуктивность, близкая к 1, установлена Коулом в диапазоне от 40 до 45 лет, и она снижается с уменьшением или увеличением этого возраста в асимптотическом приближении к нулю.

Капитализацию Коулт определил, как сумму годовых налоговых выплат данного лица в бюджеты всех уровней, которая отражает размеры его доходов и стоимости имущества на данный момент времени. При этом Коулт подчёркивал, что стоимость человеческой жизни оценивается им, прежде всего, с точки зрения её номинальной экономической полезности для государства. То есть стоимость жизни миллиардера, который уклоняется от уплаты налогов, и стоимость жизни нищего будут примерно одинаковыми. Впоследствии некоторые экономисты предлагали использовать в указанной формуле не размер налоговых отчислений, а непосредственную величину рыночной стоимости активов, находящихся в собственности данного лица, и стоимости принадлежащего ему имущества. При этом, однако, экономическое содержание формулы существенно меняется. В частности, в связи с тем, что активы и имущество существуют независимо от физической жизни конкретного индивидуума.

Одним из очевидных слабых мест формулы Коулта является то, что она лишь в малой степени учитывает экономическую полезность достаточно многочисленной категории лиц, не обладающих значительным личным богатством, но чья профессиональная деятельность может оказывать существенное позитивное (или, наоборот, негативное) воздействие на хозяйственное развитие той или иной страны. В том числе: политиков, государственных служащих, учёных, общественных и религиозных деятелей, разведчиков, а также членов террористических организаций. «агентов влияния» и т.д. Кроме того, возникает очередной вопрос. Как следует оценивать стоимость жизни, например, высококвалифицированного специалиста, который по тем или иным причинам не имеет возможности работать по специальности?

Хотя проблемы подобного рода трудноразрешимы в принципе, некоторыми последователями Коулта (Р. Лесли, Л. Чангом и другими) были предприняты попытки таких оценок. Лесли, например, предложил использовать при расчёте капитализации человеческой жизни поправочный (повышающий) коэффициент К в диапазоне от 1 до 10, который бы определял (конечно, весьма приблизительно) экономический эффект от жизнедеятельности физических лиц. В последние годы за рубежом, равно как и в России, появились работы, специально посвящённые этому вопросу (см., например, Ф. Тахтаманов Ф. Методические рекомендации по оценке экономической эффективности работы сотрудников государственных ведомств. Лондон; Казань: Фонд «Оксидентал», 2004). Как бы то ни было, эта тема, несомненно, ещё потребует дополнительных исследований и в ближайшие годы вряд ли будет закрыта.

Л.Чанг, со своей стороны. предложил исчислять НЧЖ не по предложенному Коултом варианту, а непосредственно исходя из величины стоимости человеческой жизни. Эта идея, однако, не нашла отклика у большинства адептов “human life economy”, в том числе и по той причине, что в данном случае будет иметь место двойное налогообложение доходов и имущества.

Третья часть книги Коулта посвящена проблеме теоретического обоснования и практического применения некоторых интегральных показателей, в первую очередь, валовой внутренней стоимости человеческой жизни (gross domestic human value – ВВСЧЖ), который он предлагал использовать для оценки текущего состояния экономики конкретных стран наряду с такими индикаторами, как ВВП, ВНД (валовой национальный доход), национальное богатство и др. Следует признать, что если использование ВВСЧЖ приобретёт достаточно широкий характер, это будет означать коренные изменения в практике экономического анализа. Что касается других предложенных Коултом показателей: личного продукта (personal product), потребительной стоимости человеческой жизни (human life consumer value) и других, то аргументы в их пользу представляются не столь убедительными, а сами эти индикаторы нуждаются в более глубоком экономическом анализе.

В целом из книги Коулта и работ его последователей могут быть сделаны следующие основополагающие выводы, которые собственно говоря, сегодня, рассматриваются в качестве краеугольного камня «экономики человеческой жизни».


  1. Человеческая жизнь имеет рыночную стоимость, которая зависит в том числе от размеров доходов и имущества индивидуума, а также от его возраста и профессиональных качеств.


  2. Каталог: ~nemtsov -> fileman -> download
    download -> Социальные и гуманитарные предпосылки кризисных явлений в мировом и российском высшем образовании
    download -> Братусь Б. С. Основные подходы к дихотомии «норма» и «патология». Из книги Аномалии личности
    download -> А. Климов Православный социализм и западный капитализм. Национальные интересы 2009 №2
    download -> Социальная стратификация
    download -> Н. А. Бердяев Истоки и смысл русского коммунизма. 1937 г
    download -> Тесты по модулям по курсу «Культурология»
    download -> Традиционный и инновационный типы цивилизации по Баевой Л. В. и М. Логинову «Обложка» Эхо
    download -> А. Дугин Германский, французский, английский логос
    download -> Гюстав Лебон (1841-1931) Психология социализма. 1898 г
    download -> «Социология больших групп и психология массовых процессов


    Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3   4   5   6   7   8


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница