А философско-филологическая концепция тела в работах В. В. Розанова, Ф. Ницше и М. М. Бахтина


Методологическими и теоретическими основаниями исследования



Скачать 144.5 Kb.
страница4/6
Дата20.01.2018
Размер144.5 Kb.
ТипАвтореферат
1   2   3   4   5   6
Методологическими и теоретическими основаниями исследования служат вышеуказанная книга Н.Д. Тамарченко «Эстетика словесного творчества» М.М. Бахтина и русская философско-филологическая традиция», в которой обоснована эстетическая значимость проблемы тела и телесности в русской философско-филологической мысли рубежа XIX ̶ XX веков, поставлен вопрос о необходимости сопоставления концепций тела крупнейших русских мыслителей и современных им европейских философов и эстетиков, прежде всего Ф. Ницше; а также работы Дж. М. Кёртиса, Х. Гюнтера, А.Я. Кожурина, К.Я. Кожурина, Э. Мазур-Матусевич, которые посвящены сравнению идей и теорий трех анализируемых нами авторов.

Источниками исследования являются литературно-критические, философско-эстетические работы В.В. Розанова, Ф. Ницше и М.М. Бахтина, в котором обсуждается проблема тела человека: «Люди лунного света. (Метафизика христианства)», «Семья как религия», «Уединенное», «Опавшие листья» Розанова; «Рождение трагедии или эллинство и пессимизм», «Так говорил Заратустра», «Веселая наука», «По ту сторону добра и зла», «Воля к власти» Ницше; «Искусство и ответственность», «Автор и герой в эстетической деятельности», «Творчество Франсуа Рабле и народная культура средневековья и Ренессанса» Бахтина. Для сопоставительного контекста нами использованы также книги русских религиозных философов, где обсуждаются проблемы пола и любви: «Оправдание добра», «Жизненная драма Платона», «Смысл любви» В. Соловьева; «Метафизика пола и любви», «Самопознание (Опыт философской автобиография)», «Смысл творчества» Н. Бердяева; «Л. Толстой и Достоевский» Д. Мережковского.

На защиту выносятся следующие положения.



  1. На рубеже XIX — XX вв. и в Европе, и в России проявился новый подход к телу и телесности, который, в противовес традиционному христианскому аскетизму, наделял тело позитивным значением. При этом в России (в культуре Серебряного века) проблема тела обсуждается в тесной связи с религиозными проблемами; намечаются противоположные тенденции в понимании тела. Одна из них представлена в первую очередь Соловьевым, который утверждал личностное начало в телесном, а другая (в первую очередь Розанов) ставила акцент на начале родовом.

  2. Концепция «родового тела» у Розанова, отчасти связанная с идеями Ницше (антихристианские мотивы), в то же время основана на идее тесной связи пола с Богом. Этим обусловлено коренное расхождение между концепциями тела у Розанова и Ницше.

  3. Концепция «дионисийского тела» у Ницше, антирелигиозная по самой своей сути, восходит к его ранней книге «Рождение трагедии, или эллинство и пессимизм», где философ выдвигает два противоположных начала (аполлонического и дионисийского) как составляющие принципы греческой трагедии. По мнению Ницше, в истории культуры соотношением этих двух начал обуславливается и соотношение духа (души) и плоти (тела). Существенно для концепции Ницше также различение здорового и нездорового тела (данное в образе Заратустры), переносимое далее на философию и искусство. Этот перенос в конечном итоге порождает различение «эстетики избытка» и «эстетики голода», которым Ницше объясняет противоположность классической и антиклассической эстетики.

  4. Синтезируя элементы, восходящие как к Розанову, так и к Ницше, Бахтин развивает собственные представления о теле, которые представлены прежде всего в работах «Автор и герой в эстетической деятельности» и «Франсуа Рабле и народная культура средневековья и Ренессанса». Два извода бахтинской концепции тела обладают и различием, и сходством. Если в первой работе границы между двумя «концептуальными телами» («моим телом» и «телом Другого») сохраняются и эти тела оказываются несовпадаемыми, как несовпадаемы два сознания (эстетическая активность не позволяет разрушить границу между моим телом и телом Другого, потому что она все время работает на этой границе), то в книге о Рабле эти границы разрушены в «гротескном теле». В то же время, в обеих работах сохраняется принцип диалогизма. В первом случае диалогизм реализуется между личностями, а в последнем – между культурами (между официальной культурой и неофициальной культурой) и между эстетическими канонами (между классическим каноном и гротескным каноном).


Каталог: binary
binary -> Счастье как социокультурный феномен (социологический анализ)
binary -> Особенности репрезентации культурной идентичности в интернете
binary -> Стратегии личностной идентификации в сетевом пространстве компьютерной симуляции: культурологический аспект
binary -> Жизненное самоопределение молодежи в современном российском обществе
binary -> Формирование образа семьи в средствах массовой информации россии
binary -> Религиозно-философская и психоаналитическая интерпретации проблемы пола: В. В. Розанов и з. Фрейд
binary -> Программа по социологии «Социология семьи, детства и гендерных отношений»
binary -> Мурадян Овик Хачикович
binary -> Программа курса пояснительная записка курс «Социальная психология личности»
binary -> Презентация тела в советской фотографии «оттепели»


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница