А. Е. Годин Развитие идей Московской философско-математической школы



страница32/34
Дата11.03.2018
Размер2.32 Mb.
1   ...   26   27   28   29   30   31   32   33   34
5.4 Специфика системного подхода
5.4.1 Конструктивная критика позитивизма
Х.Патнэм [101] вводит понятия удовлетворительного и неудовлетворительного объяснения. Попытка описать мыслительную деятельность человека из физико-химических свойств его мозга представляет собой пример неудовлетворительного объяснения, неверного в методологическом отношении. Ибо даже если мы опишем мысли человека механистически, это все равно ничего не объясняет, не помогает лучшему пониманию закономерностей функционирования мозга.

В.Я.Цингер приводит красивый довод в пользу того, что не все в окружающей действительности может быть описано с помощью механических воззрений, разложено на элементарные кирпичики, что человеческая культура представляет собой качественно новую сущность, не сводимую к сущностям составляющих ее элементов. Он подчеркивает, что основной догмат эмпиризма заключается в отрицании духовной сущности сознания и духовного сознания вообще. Последователь эмпиризма уподобляется человеку, который стал бы отрицать всякий смысл написанного или напечатанного на бумаге на том бесспорном основании, что этого смысла нельзя открыть никакими микроскопическими и химическими исследованиями бумаги и чернил [130].

Современная наука вообще близка к тому, чтобы отказаться не только от понятия детерминированности, но и причинности. Шредингер, нобелевский лауреат по физике, писал: «Откуда возникает широко распространенное представ­ление о том, что поведение молекул детерминировано аб­солютной причинностью, откуда возникает убеждение в том, что противоположное немыслимо? Просто из тысячеле­тиями передающейся по наследству привычки мыслить при­чинно, а это приводит к тому, что представление о недетер­минированных событиях, об абсолютной, первичной бес­причинности кажется полной бессмыслицей, логическим абсурдом» [118].

За много лет до Шредингера это уже сказал Г.Тейхмюллер [115].

Не отказываясь полностью от категории причинности, современная наука уже не подходит к этой теме упрощенно. «По мнению Пирса, говорить, что будущее не влияет на настоящее, это неверное положение. Пирс различает два типа причинности: действенная причина – это такой вид причинности, при котором части называют целое; конечная причина – это такой вид причинности, при которой целое называет части. Конечная причина беспомощна без действенной. Однако действенная причина без причины конечной – это еще хуже, чем беспомощность, это чистое ничто» [121].

Казалось бы, само понятие сложной системы, то, что сложная система не может быть описана с помощью переменных, которыми описывается поведение составляющих сложную систему элементов, полностью выбивает почву из-под позитивизма.

Однако это не так. То, что система при ее образовании из большого числа взаимодействующих элементов самоорганизовывается, в результате чего ее поведение описывается с помощью нескольких параметров порядка, вовсе не означает, что эти параметры порядка имеют какой-то мистический смысл и не могут быть описаны математически.

Все дело не в какой-то принципиальной дефектности позитивизма. Все дело в элементарной целесообразности, конструктивности, скажем больше, в эффективной организации труда. При описании сложных систем позиция позитивизма неконструктивна, неэффективна, нецелесообразна.

При описании не слишком сложных механических систем был продемонстрирован такой эффект как вырождение решений системы дифференциальных уравнений. При описании механического взаимодействия многих элементов получается много дифференциальных уравнений. Например, если элементов тридцать, а каждый элемент описывался одним дифференциальным уравнением, то система должна описываться системой из тридцати дифференциальных уравнений. Так вот, при строгом математическом исследовании оказывается, что для достаточно точного описания поведения системы нужно значительно меньше уравнений, чем можно было бы представить. Например, тридцать дифференциальных уравнений вырождаются в три.

Здесь нет мистики. Только голая механика и голая математика.

Кинетическая теория газов была создана поначалу эмпирическим путем. Но потом, путем символического усреднения миллионов одинаковых механических уравнений для каждой молекулы было показано, что для описания поведения газа как системы достаточно всего нескольких уравнений.

Внутри лазера миллионы молекул газа. Было математически доказано, что для описания поведения лазера не нужно миллионов уравнений, достаточно всего нескольких.

В механических системах известны уравнения для каждого из механических элементов в отдельности, известны также законы взаимодействий между элементами. В общественных науках каждый отдельный человек не описан формулами. Взаимодействие между людьми не описано строгими законами. Позитивист предложил бы сначала открыть нужные законы, описать отдельно каждого человека, а потом сложить все уравнения.

Но такой подход был бы неконструктивным, неэффективным, нецелесообразным. Зачем вновь и вновь повторять одно и то же доказательство, один и тот же путь? Не проще ли использовать индукцию и предположить, что и в случае общества поведение всей системы может быть описано значительно меньшим количеством уравнений, чем количество составляющих общество людей; а в случае культуры поведение всей системы может быть описано значительно меньшим количеством элементов, чем количество «фактов культуры» и действующих в конкретном культурном пространстве людей.


Вывод:

49. Конструктивная критика позитивистского подхода использует понятие удовлетворительного объяснения и понятия системы, ее самоорганизации, вырождения решений описывающих ее уравнений.

5.4.2 Системность и проблемы философии
Современное понятие культуры как сложной саморегулирующейся системы не могло сформироваться в конце XIX века из-за недостатка накопленных фактических данных. И Бугаев, и Тейхмюллер оперируют понятиями личность, коллектив, общество, государство, воспитание, обучение, даже понятием культурный человек, но они не могли подняться до понимания самовоспроизводящейся системы накопления, переработки и передачи через поколения человеческого практического и теоретического, идейного опыта. Это современное понятие культуры частично заменялось всемогущим Богом, пекущемся о благополучии истинно верующих православных, частично «свободой воли» и тягой к самосовершенствованию и развитию как от природы свойственных человеку.

Становление системного подхода в качестве общенаучного метода осуществлялось в сфере нефилософского знания, главным образом в рамках современной логики и методологии науки. Понятие организованной системы появилось как диалектический итог многовековой борьбы меризма или редукционизма и холизма. Система и образующие ее элементы напоминают по их определению понятия части и целого. Однако характерное для системы понятие структуры, организации системы, то есть совокупности законов, выражающих связь элементов в системе, является новым, диалектическим понятием. В философском смысле системный подход позволяет нам рассматривать бытие тоже как особого рода систему. Это означает, что мы можем выделять в нем различные уровни и подуровни, выявлять самые разнообразные системы связей, то есть разные структуры, рассматривая эти структурные связи как особого рода закономерности, которые можно познавать. Причем оказывается, что на таком предельном уровне исследования бытия грани, разделяющие, например, идеализм и материализм, стираются и явления предстают как различные интерпретации одной проблемы [69].

Философия начиналась как единственная наука об окружающем мире; по мере появления и развития частных наук они отбирали у философии часть территории, но прерогативу рассмотрения наиболее общих вопросов мироздания и мышления ни одна наука до сих пор не дерзнула отнять у философии.

Культурология напала на философию снизу, выбив почву из под ног. Если язык меняется, если меняются принципы мышления, координаты мышления, рушатся и перестраиваются коренные принципы систематизации человеческих знаний, то о каком рассмотрении общих вопросов мироздания может идти речь? Философия превращается чуть ли не в схоластику, историю развития которой изучать любопытно, и не более. В.С.Библер наверняка чувствовал это, когда, подытоживая рассмотрение «спора логических начал» в философии XVII века, отметил, что «…необходимо внимательное и сосредоточенное сопряжение идей собственно логических и – идей культурологических, целостной философии культуры. В нашей реконструкции «спора логических начал» мы все же оставались в пределах (в границах) наукоучения; контекст культуры (в ее онтологических предположениях) учитывался все еще слабо, маргинально» [1].

В.С.Библер говорит уже не о философии культуры, а о философских культурах (фактически – о культуре философии), о диалоге, полифонии философских миров, философских культур. Восприятие философского учения зависит от контекстной культурной матрицы в уме воспринимающего, и невозможно понять философское учение, не перестроив матрицу, то есть систему координат [16].

С другой стороны, все меняется и развивается постепенно. Основное ядро человеческих понятий и представлений, сама система мышления остаются почти неизменными или меняются весьма медленно. Поэтому и философия, хоть она и испытывает определенный кризис, остается и останется актуальной, тем более что ни одна из наук не взяла на себя рассмотрение наиболее общих проблем мироздания. Познание бесконечно, и несмотря на все большее развитие частных наук, у философии всегда останется поле для деятельности.


Вывод:

50. В философском смысле системный подход позволяет рассматривать бытие тоже как особого рода систему; на таком предельном уровне исследования бытия грани, разделяющие, например, идеализм и материализм, стираются и явления предстают как различные интерпретации одной проблемы.





Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   26   27   28   29   30   31   32   33   34


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница