А. Е. Годин Развитие идей Московской философско-математической школы



страница19/34
Дата11.03.2018
Размер2.32 Mb.
1   ...   15   16   17   18   19   20   21   22   ...   34
Государственное и общественное устройство
Что представляла собой социокультурная обстановка в России в середине XIX века? О России этого периода написано множество книг; единственно возможным будет попытаться извлечь из всего изложенного главное и относящееся к данному исследованию.

Государственное устройство России характеризовалось колоссальным неравенством. Два процента дворян и государство в лице императора владели крепостными крестьянами, составлявшими почти 80 % населения России [60].

Дворянство было высшим привилегированным сословием. Петровская Табель о рангах существенно расширила возможности приобретения дворянского достоинства путем выслуги на военной или гражданской службе. Дворянство приобреталось также и «монаршей милостью», а со времени Екатерины II и «пожалованием российского ордена». К 1825 году удельный вес получивших дворянство путем выслуги составлял 54 % российского дворянства. Привилегии дворян были закреплены в «Жалованной грамоте дворянству» (1785). Провозглашались «неприкосновенность дворянского достоинства», освобождение дворян от обязательной службы, от всех податей и повинностей, от телесных наказаний, преимущество при чинопроизводстве, при получении образования, право свободного выезда за границу [53].

Но главной привилегией дворянства было исключительное право владеть землей с поселенными на ней крепостными крестьянами. Эти привилегии потомственные дворяне могли передавать по наследству. Личные дворяне (эта категории была введена Петром I) не могли передавать дворянские привилегии по наследству и не имели права владеть крепостными крестьянами. В 1858 году в России, включая Польшу и Финляндию, численность дворянского сословия составляла 887 тысяч человек обоего пола, в том числе 610 тысяч потомственных и 277 тысяч личных дворян [54].

Неподатным сословие, пользовавшимся рядом льгот, было духовенство. Оно было освобождено от податей, рекрутской повинности и от телесных наказаний. В 1860 году насчитывалось 126.2 тысяч церковнослужителей и 32 тысячи монахов и готовившихся к монашескому званию. Купечество также освобождалось от подушной подати и телесных наказаний, а купцы 1-й и 2-й гильдий – и от рекрутчины. Численность купечества с 1811 оп 1851 год возросла со 125 тысяч до 180 тысяч человек мужского пола, из них ѕ являлись купцами 3-й гильдии [54].

Крестьяне состояли из трех основных разрядов: помещичьих, государственных и удельных. В 1858 году помещичьих крестьян насчитывалось 23.1 миллионов. В центральных областях, Литве, Белоруссии и на Украине помещичьи крестьяне составляли от 50 до 70 % к остальному населению. Крепостные крестьяне находились в полной зависимости от их владельцев, которые по своей воле назначали виды и размеры повинностей, могли отнять у крепостных все их имущество, а их самих целыми деревнями продать, заложить, завещать. Помещик мог сдавать в рекруты вне очереди неугодного ему крестьянина, сослать его без всякой вины в Сибирь, подвергать телесным наказаниям. Правительство практически не вмешивалось в отношения помещиков с их крепостными [53].

Сложившаяся на Руси система крепостного права вредно сказывалась на хозяйстве страны. Земледельческое население оставалось сгущенным на наименее плодородной почве; естественное географическое распределение земледельческого труда задерживалось. Крепостное право задерживало рост городских ремесел и промышленности. Помещик был мало заинтересован в повышении эффективности крестьянского земледелия. В результате правительство не могло собрать в казну достаточного для функционирования государственной власти количества подушной подати и компенсировало этот недостаток повышением доходов с питейных заведений и внутренними и внешними займами. Дворянские имения были неэффективными; к 1859 году больше двух третей дворянских имений с двумя третями крепостных крестьян было заложено в государственных кредитных учреждениях с общим долгом, числившимся на этих заложенных имениях свыше 450 миллионов рублей [60].

Еще до начала своего правления Александр I мечтал посвятить себя задаче даровать стране свободу и тем не допустить ее сделаться в будущем игрушкой в руках каких-либо безумцев; лучше, чтобы революция была произведена законной властью, а потом перестала бы существовать, как только конституция была бы закончена, и нация избрала бы своих представителей [55].

В начале своего правления Александр I созвал из друзей юности так называемый Негласный комитет, на заседаниях которого вынашивались планы либеральных реформ. Было проведено широкое помилование заключенных, в частности, политических. Двенадцать тысяч человек, уволенных со службы, вновь получили доступ к государственным должностям. Была уничтожена Тайная канцелярия, которая занималась делами, связанными с оскорблением царского величества и изменой государю и государству. Еще одним указом были уничтожены пытки. Многие судебные дела были пересмотрены, цензура смягчена [55]. Было издано несколько указов, направленных на ограничение помещичьего произвола и смягчения крепостного права. Но эти указы почти не изменили дела по существу. На более серьезные преобразования Александр I не решился.

Николай I видел неприглядные стороны крепостного права и считал его социально опасным, но считал несвоевременным его отмену. «Нет сомнения, – заявил он в Государственном совете 20 марта 1842 года, – что крепостное право в нынешнем его положении есть зло, для всех ощутительное, но прикасаться к нему теперь было бы еще более гибельным, и всякий помысел о даровании свободы крепостным людям был бы преступным посягательством на свободу государства» [53].

Государственные функции реализовывались с помощью многочисленного и чрезвычайно неэффективного бюрократического аппарата. В начале своего царствования (1855) Александр II пришел в ужас, узнав, что только ведомством юстиции произведено два миллиона восемьсот тысяч дел. В 1842 году министр юстиции представил государю (Николаю I) отчет, в котором значилось, что во всех служебных местах империи не очищено еще 33 миллиона дел. Размноженные центральные учреждения ежегодно выбрасывали в канцелярии и палаты сотни тысяч бумаг, по которым эти палаты и канцелярии должны были чинить исполнение. Этот непрерывный бумажный поток, лившийся из центра в губернии, наводнял местные учреждения, отнимал у них всякую возможность обсуждать дела; все торопились очищать их; не исполнить дело, а «очистить» бумагу – вот что стало задачей местной администрации [60].

При Николае I была произведена кодификация законодательства; под постоянным контролем императора было издано «Полное Собрание законов Российской империи»: в 45 томах было собрано 30 тысяч законов, начиная с «Соборного Уложения» 1649 года [55].

По VIII ревизии 1836 года в России народонаселение составляло 52 миллиона человек (без Царства Польского и Финляндии), из этого числа крепостных крестьян 41 миллион человек. Все сельское население ведалось особой своей администрацией и землевладельцами. Общие правительственные учреждения ведали только высшим сословием – гильдейским гражданами, купцами и духовенством. Все государственные учреждения правили ничтожной кучкой народа – миллионом с небольшим душ [60], то есть менее чем тремя процентами населения.

За первую половину XIX века население России возросло с 37 до 69 миллионов человек как за счет вновь присоединенных территорий, так и преимущественно за счет его естественного прироста – около 1 % в год. Средняя продолжительность жизни в России в первой половине XIX века составляла 27.3 года. Такой низкий показатель объяснялся высокой детской смертностью и периодическими эпидемиями. Для сравнения средняя продолжительность жизни во Франции в конце XVIII века составляла 28.8, а в Англии – 31.5 года [54].

В 1855 г. в разгар Крымской войны умер Николай I, а год спустя закончилась эта война, наглядно показавшая банкротство про­водившейся императором политики, а также глубокую экономическую и техническую отсталость охранявшегося им крепостнического режима. Опасаясь революции, правительство Александра II пошло на ряд реформ, главной из которых явилась отмена в 1861 году крепостного права [120].

Александр II, выражая при жизни своего отца даже более правые взгляды, нашел в себе мужество признать необходимость освобождения крестьян. Опасаясь дворянско-помещичьей реакции, Александр II избрал весьма хитрую тактику, с немалым трудом, по описанию В.О.Ключевского, инициировав ряд записок и писем с предложениями о проведении реформы крепостного права, на которые он «нехотя» распорядился подготовить в губерниях проекты крестьянской реформы. За пять лет в различных инстанциях была проведена большая работа, и она растянулась бы еще на десять лет, если бы не постоянное подталкивание со стороны императора. Из-за сопротивления дворян-помещиков окончательная редакция указа реформах получилась весьма половинчатой, из-за чего окончательное, полное освобождение крестьян затянулось еще на десятки лет до следующего века.

Недовольство крестьян грабительским по отношению к ним характером крестьянской реформы вылилось в череду протестов: весной-летом 1861 года произошло до 1860 крестьянских волнений. Восстания в селах Бездна и Кандеевка закончились расстрелами восставших: более сотни крестьян были убиты или ранены. Очевидно, что выступления безграмотных крестьян, легко усмирявшиеся войсками, были для Александра II намного менее опасны, чем возможные выступления профессиональных военных-дворян при попытке проведения более справедливой к крестьянству реформы.

Затем были проведены земская, судебная, военная реформы; преобразования затронули и народное просвещение. Правительство разрабатывало их гласно и с учетом общественного мнения. Появились Петербургское педагогическое общество, комитет грамотности при Вольном экономическом обществе [68].

В соответствии с земской реформой сфера деятельности земств ограничивалась исключительно хозяйственными вопросами местного значения, однако даже такая постановка вопроса была весьма прогрессивной и заметно улучшала обустройство жизни на местах.

В 1870 году было введено городское самоуправление на базе избираемых на основе несколько ограниченного избирательного права городских дум. Компетенция городского самоуправления , как и земского, была ограничена рамками чисто хозяйственных вопросов. Несмотря на ограниченность этой реформы, она явилась крупным шагом вперед, заменив сословно-бюрократические органы управления новыми, основанными на буржуазном принципе имущественного ценза.

Новые судебные уставы предусматривали бессословность суда и его независимость от административной власти, несменяемость судей и судебных следователей, равенство всех сословий перед законом, состязательность судебного процесса с участием в нем присяжных заседателей и адвокатов. Это явилось значительным шагом вперед по сравнению с прежним сословным судом, с его безгласностью и канцелярской тайной, отсутствием защиты и бюрократической волокитой [53].

В 60-70-е годы была проведена серия военных реформ, заменявшая отжившую систему рекрутского набора введением всесословной воинской повинности и проводившая ряд мер по перевооружению армии и улучшению ее боевой подготовки.

К моменту воцарения Александра II, в середине 50-х годов, численность населения России составляла 70 миллионов человек, из которых лишь 10 % проживало в городах. Через 40 лет, к середине 90-х годов, численность населения империи возросла до 130 миллионов человек, из которых 17 миллионов (13 %) проживало в городах. По темпам прироста населения во второй половине XIX века Россия обгоняла все прочие европейские страны [55].



Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   15   16   17   18   19   20   21   22   ...   34


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница