А. А. Помазан, А. В. Седунова, Е. Ядова



Скачать 115.5 Kb.
страница5/5
Дата04.03.2018
Размер115.5 Kb.
1   2   3   4   5
В какой степени советские стереотипы идентичности сохранялись в 1992 г.?

Ю.А. Левада, автор известного проекта «Советский простой человек», в последней своей статье пишет, что в советском обществе «единственным выражением связи человека с общественной системой - была принадлежность к определенной социальной позиции» [4, с. 8]. В нашей кодификации высказываний респондентов имеются такие, что ориентировочно позволяют приблизиться к ответу на вопрос: насколько сохраняются советские структуры социальной идентичночти и в какой мере они замещаются иными. Признаком «советскости» мы посчитали самоописания в терминах так сказать анкеты отдела кадров советского времени (социальное положение - «рабочий», «служащий»...) и название своей профессии идеология «жить ради работы», но не работать, чтобы жить, т.е. идеология трудоцентризма. [II].

Рассмотрим категориальную пару «кредо» - «социальное положение», где первое отражает мировоззренческие позиции респондентов, а второе - самоописания в терминах деления общества на классы и социальные слои, напоминающие заполнение листка по учету кадров. Здесь мы имеем дело с самоописаниями, которые конструируются самим человеком (категория «кредо»), другие же - результат усвоения номинаций официального языка («социальное положение»).

При Я-идентификации высказываний типа «рабочий», «крестьянин», «интеллигент» встречаются значительно реже, чем высказывания о своей жизненной позиции, тогда как в МЫ-идентификациях - наоборот. Исключение составляют респонденты пожилого возраста и лица с низким образованием, для которых социальное положение значимо в обеих самоидентичностях, свидетельствует о глубокой интериоризации советских клише.

Как видно из таблицы 4, в Я-концепции более склонны отказаться от стереотипов недавнего прошлого люди в активном возрасте (9.4 и 5.5 у молодых и респондентов среднего возраста в пользу «кредо» против 1.5 у пожилых), респонденты с высоким образованием (9.3 против 1.6), горожане в сравнении с сельскими жителями (7.4- 2.7) и, наконец, более обеспеченные в сравнении с малоимущими (5.1 - 2.2). Старшее поколение, малообразованные и сельские жители заметно более консервативны в своих самоопределениях. Та же тенденция, но намного слабее, прослеживается и в Мы-идентификациях.

По критерию трудоцентризма, как видно из табл. 5, трудоцентристские ориентации в концепции Я наиболее выражены у молодежи (простейшая интерпретация - у незамужних и холостых нет ответственности за свою семью). Представители решительно всех других групп свободны от советской идеологии «жить, чтобы работать». В социальных же идентификациях, наоборот, во всех группах доминанта принадлежит трудовым идентичностям. Такое размежевание приватной и публичной сфер самоопределения скорее всего является общей нормой в обществах с рыночной экономикой.



6. Выводы

Предпринятый анализ имел целью проверить гипотезу о том, что социальный ресурс личности отражается в идентификационных склонностях. С учетом небольших численностей выделенных подвыборок и поэтому низкой статистической надежности выводов из приведенных распределений мы можем заключить, что во'всех случаях без исключения наблюдается тенденция более высокой субъектности относительно высоко-ресурсных групп.

Такими группами являются: более молодые (естественный жизненный ресурс), более образованные, жители городов в отличие от проживающих в сельской местности, и относительно более состоятельные. Последнее качество личностного «капитала» представляется самоочевидным, но не могло быть аккуратно подтверждено из-за малочисленности матери­ально благополучных респондентов, которые попали в выборку опроса 1992 года.

Таблица 1

Соотношение субъектно-нагруженных (S) и объектно-аскриптивных (О) самоописаний (S объединяет несколько категорий)




Группы


N (чел.)

S/О,

S/O,






Я-идентификация

Мы-идентификация

Молодежь

794

3.3

1.5

Средний возраст

582

3.7

2.9

Пожилые

703

3.1

1.7

Имеют низкое

1004

2.5

1.7

образование







Имеют высокое

1075

4.3

2.2

образование







Горожане

704

3.6

2.2

Жители села

1375

3.2

1.8

Бедные

893

3.2

2.3

Люди со средним

1160

3.4

1.7

достатком








Таблица 2

Соотношение субъектно-центрированной (S) идентичности ("мое кредо») и объектно-аскриптивных (О) самоописаний




Группы

N (чел.)

S/О

S/О





Я-идентификация

Мы-идентификации

Молодежь

794

1.8

1.1

Средний возраст

582

2.3

2.0

Пожилые

703

1.4

1.4

Имеют низкое

1004

1.1

1.1

образование







Имеют высокое

1075

2.6

1.5

образование







Горожане

704

1.8

1.6

Жители села

1375

1.8

1.2

Бедные

893

1.5

1.4

Люди со средним

1160

2.0

1.3

достатком








Таблица 3

Соотношение по категориям: «личностные характеристики» (S) / « Я - простой человек» и «мы - простые люди, от нас ничего не зависит» (O)




Группы

N (чел.)

S/О,

Я-идентификация



S/О,

Мы-идентификация



Молодежь

794

5.4

1.2

Средний возраст

\


582

5.2

1.1

Пожилые

703

4.0

1.6

Имеют низкое образование

1004

3.2

1.3

Имеют высокое образование

1075

7.2

1.2

Горожане

704

5.4

1.4

Жители села

1375

4.5

1.2

Бедные

893

4.9

1.7

Люди со средним достатком

1160

4.7

1.1


Таблица 4

Соотношение личностных категорий «кредо» (S) / «социальное положение» (О)




Группы


N (чел.)

S/О

S/О






Я-идентифыикация

Мы-идентификация

Молодежь

794

9.4

0.36

Средний возраст

582

5.5

0.18

Пожилые

703

1.5

0.15

Имеют низкое

1004

1.6

0.18

образование







Имеют высокое

1075

9.3

0.24

образование







Горожане

704

7.4

0.21

Жители села

1375

2.7

0.21

Бедные

893

2.2

0.16

Люди со средним

1160

5.1

0.26

достатком








СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
1. Андреева Г.А. Психология социального познания. М.: Аспект-пресс, 2000.

2. Качанов Ю.Л., Шматко Н.А. Семантические пространства социальной идентичности// Социальная идентификация личности /Под ред. В.А. Ядова. М.: Ин-т социологии РАН, 1993.

3. Козырев Ю.Н., Козырева П.М. Дискурсивность социальной идентичности //Социологический журнал. 1995. № 2. С. 23-43.

4. Левада Ю. Координаты человека. К итогам изучения «Человека советского» //Мониторинг общественного мнения: экономические и социальные перемены. 2001. №1.

5. Ядов В.А. Социальные и социально-психологические механизмы формирования социальной идентичности личности // Мир России. 1995. № 3-4. С.158-182.

6. Portes A. Social Capital: Its Origins and Application in Modem Sociology// Ann. Rev. Sociol. 1998. Vol.24, p. 1-24.

7. Бурдье П. Социология политики. М. «Социо-Логос», 1993.

8. Вебер М. Класс, статус и партия //Социальная стратификация. Часть 1. М., 1991. С. 19-38.

9. Чураков А.Н. Компьютерный контент-анализ. М., 1996.

10.Кун М., Маркпартленд Т. Эмпирическое исследование установок личности на себя //Современная зарубежная социальная психология. Тексты. М., Изд. МГУ. 1984, стр. 180-188.



11. Магун B.С. Российские трудовые ценности: идеология и массовое сознание //Мир России. 1998. № 4.

1 ФОМ-ИНФО, № 09 (358) .2001 г.

2 Все высказывания были введены в компьютер и далее подвергнуты итеративной группировке с помощью компьютерной программы «Контент-анализ». Использована версия 1.6, созданная 1995-1996 гг. Чураковым А.Н. в научно-исследовательском комитете «Теория социальных систем» Российского общества социологов [9].



Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница