А. А. Помазан, А. В. Седунова, Е. Ядова



Скачать 115.5 Kb.
страница4/5
Дата04.03.2018
Размер115.5 Kb.
1   2   3   4   5

Социальный ресурс личности и интенции самоидентификаций


Ситуация социальных преобразований требует от людей способности оценивать внешние условия, собственные ресурсы и в соответствии с этим выбирать стратегии поведения. Различные группы населения в разной степени ощущают себя или в роли субъектов, строящих свою жизнь, или в качестве «жертвы обстоятельств».

В нашем перечне идентификационных категорий есть те, которые относятся к объектным, аскриптивным характеристикам - гражданским, по месту проживания («сибиряк», например), семейно-родственным, и те, которые отражают субъектность индивидов, как, например, выражения жизненной философии, «кредо», описания личностных свойства, темперамента, пристрастий. В аскриптивных самоопределениях человек воспринимает себя объектом воздействия независящих от него сил, в субъектно-нагруженных, напротив, - скорее в качестве деятельного актора.

Исходя из гипотезы о том, что идентификационные наклонности так или иначе связаны с объемом социального ресурса индивида, мы выделили полярные «ресурсные группы» и сопоставили пропорции субъектных (S) и объектных (O) идентификаций для каждой из них. В таблице 1 за критерий субъектности были приняты суммарные характеристики по категоризациям: «кредо», «личностные характеристики», «пристрастия», «тип темперамента», «философия». Критерием объектности выступали аскрипритвные самоописания (гражданинство, место проживания, семейный статус). В таблице 2 (для контроля) индикатор субъектности - более жесткий - только жизненное «кредо», а показатели объектности - те же аскриптивные самоописания. Приводятся пропорциональные отношения первых ко вторым (S/O).

Из таблиц видно, что картина пропорций S/O неодинакова при Я- и МЫ-идентификациях. В обоих случаях преобладают субъектные, но они более интенсивны при личностной идентификации. В самоодентификациях люди среднего возраста, можно сказать, обладали более высоким (накопленным и не истраченным) ресурсом и, вероятно, потому более субъектны: активно включены в социальную жизнь, имеют более устойчивую жизненную позицию, убеждения и оценку будущего (S/О здесь 3.7 в сравнении с 3.1 у пожилых и 3.3 молодежи в таблице 1, а в таблице 2 - 2.3 против 1.4 и 1.8). Горожане, имеющие возможность более широкого выбора самоустройства в кризисной ситуации, также более субъектны в сравнении с селянами (3.6 против 3.2 по суммарным характеристикам, но это не подтверждается в пропорциях «кредо»/«аскриптивные характеристики»). Что касается уровня образования как личностного ресурса, то здесь различия наиболее заметны: более образованные демонстрируют наибольшую субъектность перед менее образованными (4.3 против 2.5 и 2.6 против 1.1), что также объясняется более высокими способностями к саморефлексии и вербальному выражению своей позиции. Напротив, минимальная степень субъектности характерна для имеющих низкое образование.



В Мы-идентификациях мы находим аналогичные соотношения. Здесь кажется парадоксальным, что молодые люди наименее субъектны, тогда как в Я-концепции - напротив. Не является ли это следствием подавленности «взрослым» обществом? И еще: нет заметных различий между бедными и людьми со средним достатком. Это вполне объяснимо невысокой разницей в материальном положении: те и другие не принадлежат к «состоятельным». Состоятельные, каковых в выборке из 2079 человек оказалось всего 26, заметно выделялись своими самоописаниями. Примеры: «деловой человек», «бывший бандит, исправившийся, добрый, люблю детей, люблю справедливость и четкость», «старые люди, но крепкие и думающие, знающие жизнь».

Аналогичные данные мы получаем, сопоставляя пропорции S/О по индикаторам субъектности - "личностные характеристики" против самоописания в терминах " Я - простой человек".

Один из основных выводов: люди отторгают безликость в Я-концепции, но немало и тех (5 %), кто в Мы - пространстве ощущает себя в качестве обычных, не отличающихся от других, - не субъектно. Здесь в первую очередь лидируют малоимущие (S/0 = 1.7 против 1.1, имеющих средний достаток) и близко к ним респонденты в активном возрасте (1.2 и 1.1 против 1.6 пожилого возраста), обладающие неистраченным «естественным» жизненным ресурсом. Городские жители и имеющие высокое образование также демонстрируют некоторые преимущества в этом плане.

Таким образом, высокое образование, средний (точнее - не пожилой) возраст, проживание в городе (не в сельской местности) и имущественный достаток оказываются, судя по приведенным данным, ресурсной предпосылкой более высокой субъектности в идентификационных побуждениях.





Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница