А. А. Помазан, А. В. Седунова, Е. Ядова



Скачать 115.5 Kb.
страница3/5
Дата04.03.2018
Размер115.5 Kb.
1   2   3   4   5

Взаимосвязи Я- и Мы-идентификаций


Обращаясь к эмпирическим данным, прежде всего, отметим, что доля ответивших на вопрос о Мы-идентификации превышает число ответивших на вопрос о Я-идентификации (75% и 64% соответственно). Возможное объяснение - традиционная склонность россиян к «Мы-рефлексии». Вместе с тем самоопределения в Я-идентификациях россиян более разнообразны и охватывают 2/3 от общего числа высказываний. Здесь присутствуют ссылки на личностные качества, пристрастия и глубоко интериоризированные роли в первичных группах (семья, друзья).

Мы-идентификация скорее предполагает соотнесение себя с вторичными группами и общностями. Высказывания респондентов о Мы-идентификации в большинстве своем лаконичны и стереотипны. В 1992 г. страна переживала острый экономический кризис и политическую нестабильность. Идентификация с большими сообществами ослабла или утрачивалась. Ни один респондент не сказал, что он - россиянин, гражданин России (!).

В самоидентификациях, с одной стороны, и соотнесениях себя с социальными группами, общностями, слоями, - с другой просматривается некоторое категориальное ядро. Оно представляет собой набор наиболее часто упоминаемых всеми группами респондентов категорий. Категориальное ядро Я-идентификаций включает: личностные характеристики, жизненное "кредо", аскриптивные семейные характеристики семейные и суждения типа «Я - простой человек». Категориальное ядро Мы-идентификаций составили: описания социального положения, экономического статуса, профессии, а также - «кредо». То есть и в социально-групповых, социально-общностных идентификациях респонденты чувствовали не только близость с людьми своего общественного положения, но и с теми, кто разделяет их взгляды на жизнь, жизненную философию.

В Я-идентификациях явно доминируют личностные характеристики, в отличие от МЫ-идентификаций, где преимущественно имеют место соотнесения с социальным положением, что представляется вполне рациональным. В числе редко упоминаемых категорий личностной идентификации - выделенные по критерию занятости, положению на служебной лестнице, месту проживания, экономическому статусу. Этот факт свидетельствует о том, что респонденты, во-первых, достаточно адекватно понимали различия вопросов относительно «Я - Мы» самоопределения, а, во вторых, о том, что ролевые и статусные позиции не интериоризованы настолько, чтобы подавить собственно субъектные. "Как дальше будет показано, здесь имеются заметные различия в самоопределениях сильноресурсных и слаборесурсных групп.

В социальных идентификациях наименее распространенными оказались гражданские, связанные с положением на служебной лестнице и местом проживания. Как и следовало ожидать, здесь редко упоминались пристрастия, тип темперамента и т.п. субъектные характеристики.

Можно предположить, что глубина личностной идентификации, в частности, выражается в том, что и при личностной, и при групповой идентификациях человек использует одни и те же социальные категории. Ролевая функция становится частью «Я-концепции». Если же в ответе на вопрос «Кто мы?» он описывает себя категориями, которые отсутствуют в Я-идентификациях, это, скорее всего, свидетельствует о том, что данная социальная идентичность либо ситуативна, либо находится на периферии Я-концепции, т.е. не интериоризована субъектом. Из 17 категорий только одна - категория «кредо» - встречается в Я- и Мы-самоописаниях, причем достаточно часто. Высказывания этого типа выражают мироощущение респондента, например: «любящая жизнь и людей», «не слишком довольный всем человек», а также вербализацию стратегий поведения (например, «всячески стараюсь выжить», «без дела сидеть не могу»). Индивид не ощущает себя одиноким в своей жизненной позиции, которая отрефлексирована и является значимой частью не только его жизненного мира, но и других людей, родственных ему по мировосприятию. В качестве контрастной социальной идентификации можно отметить категорию «экономический статус» (самоописания типа: «малоимущий» или «вполне обеспеченный»). Такие самоопределения имеют место в ответах на вопрос «Кто Мы?», но не встречаются в самоописаниях: люди как бы отторгали, не принимали в свою Я-концепцию эти статусно-ресурсные символы.






Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница