А. А. Помазан, А. В. Седунова, Е. Ядова



Скачать 115.5 Kb.
страница2/5
Дата04.03.2018
Размер115.5 Kb.
1   2   3   4   5

Ресурсные группы


В социологической литературе последних лет идея социального ресурса субъектов (акторов) начинает вытеснять другие - классические - концептуализации, с помощью которых описываются социальная позиция, классовая, статусная принадлежность [б]. Динамизм социальных изменений (а в России тем более) предъявляет к людям и сообществам повышенные требования конкурентоспособности. Обладающие более высоким социальным (и личностным) ресурсом имеют преимущества в сравнении с более слабыми в этом отношении.

В рамках известной концепции П. Бурдье [7] социальное пространство можно представить в виде многомерного пространства социальных позиций. Носителями, или «агентами» позиций являются отдельные индивиды. Дифференциация же позиций основана на различных видах и объеме их символического капитала или властного потенциала. Можно выделить два типа ресурсов: данные от природы (возраст, здоровье, физическая сила) и благоприобретенные в течение жизни (образование, профессия, собственность). Первые ценятся как ресурсы жизненных возможностей человека, причем сам он не властен что-либо изменить. Другие - результат накопления знаний, опыта, престижа - оцениваются как продукт собственных усилий, это можно определить как «заработанный» жизненный капитал. На протяжении жизни человек утрачивает одни ресурсы и приобретает другие либо естественным образом (например, стареет), либо благодаря собственной активности (например, накапливает профессиональный опыт). Конкурентоспособность, если использовать рыночную терминологию, различных позиций зависит от ансамбля, сочетания ресурсов и от их ценности в конкретной социальной ситуации. Можно предположить, что люди, обладающие некоторым набором однотипных личностных ресурсов, занимают схожие социальные позиции. Таким образом в социальном пространстве образуются группы. Это могут быть реальные общности или "просто возможная и часто существующая в действительности основа коллективного действия", с. 20-21].

Осознание этого сходства происходит и через вербальное обозначение социальных позиций. Для вербализации зачастую используется нормативный, официальный язык, по сути, заданный теми, кто обладает, по П. Бурдье, властью номинаций и «монополией на легитимное символическое насилие» (государство и его «доверенные лица»: различные элиты, СМИ). Именно они объективируют, делают видимыми, официальными и должными совокупности устойчивых социальных позиций, переводя их с уровня индивидуального на уровень коллективного существования. Они же задают язык описаний социальных позиций, который агенты воспринимают как собственный и используют для самоопределения в социальном мире и в своей идентификации.

Все это справедливо для стабильной ситуации в обществе. Но в трансформирующемся обществе носители «власти номинаций» неустойчивы, одни теряют свою власть, другие приобретают. События сменяют друг друга, социальная реальность преобразуется на глазах. При этом сознание людей, их картина мира и категории ее описания перестраиваются значительно медленнее. Тем самым сохраняется и прежняя структура номинаций, но вместе с тем появляются новые категории, либо актуализируются те, что раньше находились в латентном состоянии. Какие именно категории использовали респонденты в 1992 г., мы рассмотрим ниже, а сейчас опишем состав выделенных для анализа «ресурсных групп». Эти группы были сформированы по следующим критериям: возрастная когорта (молодые - до 35 лет, средний возраст - 36-50 лет, пожилые - старше 50 лет); уровень образования (респонденты, учившиеся и/или окончившие техникумы, медицинские, педагогические, музыкальные училища и вузы, попали в подгруппу «высокое образование»; остальные были отнесены к подгруппе «низкое образование»); материальное положение (три подгруппы - бедные, средние, богатые - сформированы в соответствии с ответами на вопрос: «На что хватает общего денежного дохода Вашей семье?»); место проживания (горожане - жители столицы, областных, краевых, республиканских центров; сельчане - жители малых городов, поселков, сел и деревень).

Комбинация указанных четырех «ресурсных» состояний в разных их сочетаниях дает 36 группировок. Например, контрастными по ресурсному ансамблю являются группы: молодые горожане с высоким образованием и средним достатком и, с другой стороны, противоположная «слаборесурсная» группа пожилых жителей села с низким образованием и низким достатком (группа респондентов, отнесших себя к богатым, крайне малочисленна).
Категоризация ответов на вопросы «Кто я?» и «Кто Мы?»

Для анализа ответов на вопрос «Кто я?» и «Кто мы?» 2 следовало определить тот угол зрения, который представляется более адекватным задаче исследования.

Авторы теста на самоидентификацию психологи М. Кун и Т.Маркпартленд [10] предлагали испытуемым дать не более 20 самоопределений, отвечая на вопрос «Кто я?». Создатели теста выделили четыре категории, а именно:

1. Физическое Я - определение себя как объекта во времени и пространстве: «я блондин», «я живу в Москве».

2. Социальное Я - место в группе, социальная роль: «я студент», «я сын».

3. Рефлексивное Я - отражение индивидуального стиля поведения, особенностей характера. Примерами могут служить такие высказывания как «я веселый», «я люблю рок-музыку».

4. Трансцендентальное Я как «абстрактная рефлексия вне зависимости от конкретной ситуации», например, «я живое существо», «я часть вселенной».

Ю.Л. Качанов и Н.А. Шматко [2] выделили двенадцать категоризации: личностные качества, семейные роли, профессия, принадлежность к социальным общностям, членство и роли в малых группах, роли в политической структуре, идеологические самоопределения, склонности и формы активности, стиль интерперсонального общения, компетентность, физическое «Я», самоопределения». Мы следовали принципу движения от частного к общему, чтобы избежать надэмпирического «навязывания» номинаций. Принимая во внимание описанные кодификации и отталкиваясь от фактических данных, мы поначалу составили кодификатор из 41 наименования. Например, категория «Физическое Я» Куна и Макпартленда была разделена на шесть более частных: особенности внешности (например, «в меру упитанный», «шатен»), возраст, пол, здоровье. В качестве социального ресурса эти характеристики неравнозначны. «Социальное Я» также дифференцировалось: по занятости в системе разделения труда, гражданскому самоопределению и др.

Первичные номинации позволяли комбинировать и укрупнять их в соответствии с целевой установкой анализа - проверки гипотезы о детерминации социального самоопределения респондентов в зависимости от их конкурентоспособности по составляющим реального социального статуса. В итоге многочисленных проб анализа двумерных и многомерных статистик (комбинации «паспортички» и самоопределений) мы остановились на следующих обобщенных кодификациях, относящихся к самоидентификации «Я» и социальной идентификации «Мы» (полагая, что выделенные категории могут быть общими, "сквозными"). Эти категории можно разделить на два класса: преимущественно объектные, в которых люди самоопределяются по их функциям в системе социальных взаимоотношений, и преимущественно субъектные, основанные на восприятии себя как деятельного, рефлексирующего субъекта.

К первому классу мы относим следующие:



Семейные идентификации, т.е. соотнесение с семейными ролями (например, «жена», «имеющая двоих детей»).

Сог{иальное положение: самоописания, в которых респонденты пользуются лексиконом советского времени, терминами, принятыми в тогдашних анкетах отделов кадров: например, рабочий, крестьянин, служащий, интеллигент, пенсионер. Такие самоопределения устойчиво доминируют во всех группах при ответе на вопрос «Кто Мы?». Определения в терминах «наемный работник», "предприниматель" и т.п., адекватные реальности рыночной экономики, практически отсутствовали. В эту же категорию включались редкие высказывания о социальном происхождении (например, «из семьи рабочих»).

Профессия («инженер», «учащийся» и т.д.) - социально-ролевые идентификации.

Положение на служебной лестнице: высказывания относительно своего места в системе начальник-подчиненный («начальник цеха», «работяга»). Ясно, что подобные идентификации прямо относятся к самооценке своего социального ресурса, «властного капитала».

Экономический статус: отнесение себя к той или иной доходной группе, описание своего материального положения («малоимущий», «вполне обеспеченный»).

Занятость. Отмечается сам факт занятости или незанятости на рынке труда (например, «я безработный», «я работаю»). Последние два типа самоопределений - отражение новой, рыночной психологии.

Гражданство и социокультурная (этнонациональная) идентичность: например, «россиянин», «русский», «советский».

Место проживания. Эта категория фиксирует место жительства («сельский», «сибиряк»). Такие идентификации являются аскриптивными в отличие от субъектно-нагруженных.

Другие аскриптивные характеристики (в противоположность достижительским) - возраст, пол, здоровье, внешние данные.

Во втором, субъектно-нагруженном классе выделены следующие категории.

Кредо. Категория включает в себя высказывания относительно своей жизненной позиции («живущий одним днем», «пессимист», «человек дела»), политических убеждений («демократ») и стремлений («хочу заработать много денег», «хочу, чтобы была интересная работа»).

Личностные характеристики. Эта категория доминирует при описаниях Я-идентификаций и представляет собой набор черт характера (добрый, честный, трудолюбивый, умный, общительный и т.п.).

Пристрастия. Имеются в виду разного рода «люблю...» (читать, спать, природу, животных), а также хобби, любимые занятия.

Судьба. Характеристики фатальных представлений о себе и своей жизни («неудачник», «я невезучий»), а также самоописания своей невостребованности, ущемленности, потерянности (или, наоборот, ощущение себя счастливым человеком) из-за внешних обстоятельств, таких как реформы, государственный произвол и т.п. («остался ни с чем», «никому ненужный», «нищий»). Кроме того, категория включает в себя идентификации с прошлым (например, «фронтовик», «бывший рабочий», «прожившая трудную жизнь», «всю жизнь работал»).

Тип темперамента: приписанные клише типа «холерик», «флегматик», знаки Зодиака.

Философия: размышления о том, на какие группы делится общество, какими должны быть люди и т.п. Сюда же относились метафорические самоописания (например, «я - граната, которая лежит, пока ее не дернут за кольцо»).

Самоописания в терминах «Я - простой человек». Сюда мы включали такие высказывания как «я - простой человек», «хороший человек», «человек», «обыкновенный», «средний» и т.п.: очевидное свидетельство низкой субъектности и «ресурсоспособности»



Неопределенная или несформированная идентификация - отказ от ответа (например, «не могу ответить», «не знаю», «о себе трудно сказать»).




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница