2. Проблемы мира и человека в истории философской мысли Исторические предпосылки возникновения философии



страница7/10
Дата30.07.2018
Размер1.34 Mb.
ТипЗакон
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10
Классическая немецкая философия

Классики немецкого идеализма строили грандиозные философские системы, в которых пытались осмыслить взаимоотношения человека и мира сквозь призму дея­тельной, творческой активности человека. "Отсюда и произошло, что деятельная сторона, в противополож­ность материализму, развивалась идеализмом, но только абстрактно, так как идеализм, конечно, не знает дей­ствительной, чувственной деятельности как таковой"1.

Наиболее полное объяснение сущности человека с исторической точки зрения в философии Нового времени дает Гегель (1770-1831 гг.). Понимание человека как существа общественного имелось уже у Аристотеля, Вико и Гердера, но только Гегель возвысился до осозна­ния общественно-исторической, природы человека.

Гегель — создатель системы объективного, абсолют­ного идеализма, в которой он стремился выразить в еди­ном диалектическом процессе мир природного, социаль­ного и духовного бытия. В соответствии с исходным принципом своей идеалистической системы — принци­пом тождества мышления и бытия — природный мир Гегель рассматривает как несамостоятельный, вторич­ный, производный от идеи. Природа — инобытие, от­чуждение идеи. В силу своего идеализма Гегель не при-емлет высказывавшиеся уже в его время идеи органи­ческой эволюции (Ламарк). В "Философии природы" он затрагивает проблемы эволюции, но не ставит вопрос о природной эволюции человека. "Природа должна быть рассмотрена как система ступеней, каждая из которых необходимо вытекает из другой и является ближайшей истиной той, из которой она проистекала, причем, одна­ко, здесь нет естественного процесса порождения, а есть лишь порождение в лоне внутренней идеи, состав­ляющей основание природы"2. Природное своеобразие человека определяется тем, что он — "орудие духа" и как таковой есть наиболее совершенный организм при­роды. Если в философских концепциях общественной жизни, строившихся на понятии природы человека, со­циальность сводилась к природности, то у Гегеля отно­шение переворачивается: сама природа вообще и природа человека, в частности, сводится к духовности.

Вместе с тем в рамках идеализма Гегель, как никто из предшествующих ему философов, сумел приблизиться

_____________________________________

1 Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения, 2-е изд. Т.3. С.1.

2 Гегель Г. Энциклопедия философских наук: В 3 т. М., 1975. Т.2. С.33.

92
к верному пониманию специфики общественной дея­тельности человека, своеобразия социального мира. Со­вершить это Гегелю удается потому, что он подвергает специальному анализу предметную человеческую дея­тельность — труд. На этой основе, в рамках, допустимых идеалистическими исходными принципами, Гегель впер­вые раскрывает диалектику индивидуального и социаль­ного, специфику общественной жизни, диалектику при­чинности и целесообразности.

Отдельный индивид, по Гегелю, ни в коей мере не выступает основой исторического процесса. Каждый ин­дивид включается в общественную деятельность лишь после того, как он пройдет процесс образования в каче­стве человеческого индивида — процесс усвоения исто­рически выработанных до него знаний, культуры, ду­ховности. Образование индивида Гегель сводит к разви­тию его индивидуального сознания, поскольку для него вообще сущность человека заключена в его самосозна­нии. В этом процессе индивид проходит все те ступени развития, которые в историческом процессе были этапа­ми саморазвития духа.

В общественную деятельность каждый индивид вклю­чается как частное лицо, преследующее свои частные интересы. Философы французского Просвещения разгул своекорыстия индивидов, стихию столкновения частных интересов пытались регулировать принципом разумного эгоизма, должного учитывать не только собственные, но и интересы другого; Кант и Фихте настаивали на при­оритете общих интересов и предписывали индивидам не­обходимость следования принципу долга. Гегель трезво и реалистично смотрит на буржуазное гражданское обще­ство. Он признает правомерность и законность частных, случайных интересов, целей и побуждений множества индивидуумов. Основная проблема гегелевской филосо­фии истории, направленной на уяснение специфики со­циального бытия человека, состоит в выяснении диалек­тики субъективности устремлений отдельных индиви­дов и объективности, закономерности, созданной сами­ми людьми системы общественных отношений и опосре-дований. Хотя Гегель и придает историческому процессу своеобразного носителя — дух, ему удается изобразить процесс человеческой истории через осуществление че­ловеческой практики. Историческая необходимость воз­никает из деятельности людей, их устремлений и стра­стей. Эти частные и многообразные индивидуальные действия в своей противоречивой совокупности и порож­дают историческую необходимость. Понимание социаль­ности как результата массового действия индивидов поз-



93
воляет Гегелю уловить такую особенность исторического процесса: хотя процесс этот и слагается из множества сознательных и частных деяний индивидов, все же в итоговом результате он независим от воли и сознания последних. "Во всемирной истории благодаря действиям людей вообще получаются и несколько иные результаты, чем те, к которым они стремились и которых они дости­гают, чем те результаты, о которых они непосредственно знают и которых они желают; они добиваются удовлет­ворения своих интересов, но благодаря этому осуще­ствляется еще и нечто дальнейшее, нечто такое, что скрыто содержится в них, но не осознавалось ими и не входило в их намерения"1. Гегель ясно осознавал несов­падение или неадекватное совпадение целей и результа­тов человеческой деятельности в историческом процессе и делает из этого факта принципиальные выводы.

Гегель понимает исторический мир как самостоятель­ную онтологическую подлинность, несводимую к множе­ству индивидов и их частных действий. Он приблизился к открытию тайны провиденциалистских концепций всемирной истории, поскольку отчетливо осознал при­чины несовпадения личных целей индивидов и массо­вого результата их совокупного действия. Но преодолеть провиденциализм не удается и ему. Открытый им меха­низм складывания объективной исторической необходи­мости он принимает за свидетельство того, что во все­мирной истории подлинным водителем народов является дух, его разумная и необратимая воля. Он прибегает к понятию хитрости мирового разума, который творит историю посредством деятельности людей.

Обращение к анализу человеческого труда позволяет Гегелю по новому поставить и труднейшую традицион­ную философскую проблему соотношения причинности и целесообразности в мире. В новоевропейской философии категории причинности и целесообразности были анти­номически разведены. Ряд философов (Гоббс, Спиноза) все происходящие в природе и обществе процессы и со­бытия сводили исключительно к причинным связям. Постановка и реализация целей считалась, и по праву, чем-то исключительно человеческим, субъективным. Другие философы (Лейбниц, Вольф) принцип целесооб­разности переносили на все мироустройство. Кант и Фихте разграничивали непроходимой гранью мир при­роды, где господствует принцип причинности, и мир че­ловеческой свободы, устроенный по принципу целесооб­разности. Гегель, рассматривая человеческий труд, впер-

____________________________________



1Гегель Г. Философия истории // Сочинения. М., 1935. Т.8. С.9.

94

вые истолковал его как целесообразную деятельность в рамках объективных причинных зависимостей. В труде человек придает объективным природным процессам форму целесообразности, организует причинные связи таким образом, чтобы добиться своих субъективных це­лей. "Вообще собственная деятельность природы,— эла­стичность часовой пружины, вода, ветер принимаются так, чтобы в своем чувственном наличном бытии делать нечто совершенно иное, чем они хотели бы делать, (так что) их слепое делание становится целесообразным, в противоположность им самим: разумное поведение при­роды, законы — в их внешнем наличном бытии. С самой природой ничего не случается; единичные цели природно­го бытия (становятся) неким всеобщим. Здесь побужде­ние вполне выступает из труда. Оно предоставляет при­роде мучиться, спокойно наблюдает и малым усилием управляет целым: хитрость"1. Процесс труда никогда не может выйти за пределы причинных отношений, осуществление цели в процессе труда предполагает поз­нание причинных связей объективной действительности и сознательное их использование. В лице Гегеля фило­софская мысль впервые приближается к адекватному истолкованию целесообразного устройства человеческого мира, к диалектическому синтезу причинности и целесо­образности.



Диалектическая концепция соотношения человека и мира, разработанная в гегелевской философии, несла на себе печать идеализма и вскоре была отвергнута Людви­гом Фейербахом (1804-1872 гг.). Фейербах преодолевает гегелевское сведение сущности человека к самосознанию, исторического процесса — к самодвижению духа, использующего для реализации своих всемирно-истори­ческих целей деяния людей. Философская мысль вновь делает поворот к утверждению природной, чувственной основы человеческой сущности. Антропологический принцип в философии, принятый Фейербахом, предпо­лагает, что своеобразие человеческой деятельности и историческое развитие человека выводится из природно-сти самого человека. Он делает шаг вперед по сравнению с просветительскими концепциями общественной жизни, строившимися на понятии природы человека — для Фейербаха человеческая сущность не заключена в от­дельной индивидуальности. Сущность силы человека — воля, мышление, чувственность — это его родовые, т.е. общественные, деятельные способности. Фейербах при­ближается к пониманию сущности человека как опреде-

_______________________________



1Гегель Г. Работы разных лет: В 2 т. М„ 1970. Т.1. С.307.

95

ляемой социальными связями: "Отдельный человек как нечто обособленное не заключает человеческой сущности в себе ни как в существе моральном, ни как в мысля­щем. Человеческая сущность налицо только в общении, в единстве человека с человеком, в единстве, опираю­щемся на реальность различия между Я и Ты"1. Исто­рический процесс осуществляется не под управлением мирового духа. Этапы человеческой истории отличаются, по Фейербаху, лишь сменами в религиозном и нрав­ственном сознании человечества. Само же религиозное чувство Фейербах считает свойственным человеку от природы, т.е. прирожденным. Вот тут-то и сказывается ограниченность антропологизма. Правильно подчеркивая лишь одну сторону дела — природность человека, Фейербах стремится объяснить и социальные связи, об­щественные отношения людей как чисто природные узы, объединяющие индивидов. Субстанциальной основой общения, в котором только и проявляется человеческая сущность, являются чувственные отношения людей (любовь). Фейербах не рассматривает практическую дея­тельность человека в ее всемирно-историческом масшта­бе, и поэтому у него общественная связь имеет не исто­рическую, а природную основу.



Чтобы теоретически выразить специфику социального бытия человека, генетическое и диалектическое единство природного и социального, естественного и общественно­го, материального и духовного, необходимо подвергнуть теоретическому анализу действительную субстанциаль­ную основу общественной жизни — предметно-практи­ческую, материальную деятельность — труд. Такой ана­лиз открывает новые перспективы в истолковании сущ­ности человека и его взаимоотношений с миром. Такой анализ и был осуществлен в марксистской философии.


Каталог: Електронна%20бібліотека -> навчальні%20матеріали
Електронна%20бібліотека -> 7. общая структура и состояние системы человек — мир. Диалектика и ее альтернативы. Логика общественного развития
Електронна%20бібліотека -> Конспект книги Теория государства и права: курс лекций
Електронна%20бібліотека -> 2. Проблемы мира и человека в истории философской мысли Исторические предпосылки возникновения философии
навчальні%20матеріали -> Риторика в россии XVII xix в. Прочитав главу, вы узнаете


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница