1. Законы поведения общества? А. Если бога нет?


Конструктивистские теории?



страница31/34
Дата30.07.2018
Размер1.12 Mb.
ТипЗакон
1   ...   26   27   28   29   30   31   32   33   34
8. Конструктивистские теории?
Позицию социальных конструктивистов, таким образом, можно обобщить, как следующую:
а) Мир изучаем, но не простыми эмпирическими методами.
б) Мир конструируется социально.
в) Власть - конструирование желаемого мира.
г) Будущее - это разница между дизайном власти и сопротивлением материала.
д) Существует два типа власти - личная (деспотическая) и инфраструктурная, или технологическая (последняя становится решающим типом власти в современном глобусе).
Если технологизировать процессы, то разницу между дизайном и сопротивлением можно свести к минимуму.
е) Утверждения эмпириков и эмпирических мировоззрений вообще помогают нфраструктурной власти укорениться, и сами есть часть этой власти также, как и продукт ее победного шествия.
ж) Роль социального конструктивиста - в увеличении сопротивления материала

(11) при помощи предугадывания конструируемого будущего, при допущении отсутствия социального конструктивиста в картине мира, и воздействие на процесс этого конструирования фактом своего присутствия и анализа так, чтобы самореализующиеся предсказания власти не оправдались бы.


Социальные конструктивисты предлагают различные теории конструирования мира.
Так, например, в теориях о воздействии средств массовой информации в начале века преобладала примитивная концепция «волшебной пули», согласно которой люди под влиянием СМИ делают то, к чему они были индоктринированы со стороны СМИ.
Великолепным подтверждением этой теории была радиопередача Орсона Уэллса о нашествии марсиан, в результате которой многие американцы, поверив голосу Уэлсса, выбежали из домов и бросились куда глаза глядят в панике.
Или фильмы, в которых содержались скрытые мессиджи – 25-й кадр периодически пропагандировал, например, Макдоналдс незаметно для человеческого глаза, и после фильма зрители бросались в ближайший Макдоналдс.
Эти начальные теории стали, однако, быстро опровергаться с развитием критического сознания зрителя, когда оказалось, что невозможно предугадать, какова будет реакция зрителей: одни бросались в Макдоналдс, чтобы купить его, а другие, чтобы разгромить.
Так теория «магической пули» была опровергнута жизнью.
Дальнейшее усовершенствование этих концепций привело к возникновению теорий "определения повестки" и "обрамления".

Теория определения повестки говорит, что индоктринация через СМИ и другими способами (школа, ритуалы, семейные традиции и т.д.) не напрямую воздействует на последующие действия человека, а определяет его кругозор.


Так, тот, кто определяет повестку дня, будь то новость или повестка заседания, приобретает власть, так как те, кто должны следовать этой повестке, не имеют выбора вне ее пунктов.
Если вы сейчас дочитали досюда, значит, данный текст и его автор имели достаточно власти, чтобы заставить вас не заниматься чем-либо другим, а дочитывать досюда.
Это хорошо известный механизм власти, в свое время использованный вовсю Лениным и Сталиным.
Он приводит к тому, что люди слушают эти новости, а не другие, или решают эти вопросы, а не другие.
Бюрократия, нежели сознательно принятые решения, предопределяет лицо мира, в котором человек живет.
Возникает Кафкианский замок.
Что еще хуже, люди даже не задумываются об упущенных возможностях.
Это можно также проиллюстрировать через парадокс феминизма.
Феминистки считают, что мир определен мужским сознанием и мужскими поступками, иначе бы он был другим.
Но они одновременно считают, что женщины должны получить полные

права и одинаковые возможности с мужчинами.


Но, если женщины не ударяются в абсолютное отрицание существующего мира, то они должны войти в него - этот мужской мир, и попытаться изменить его изнутри.
В результате происходит кооптация, так что феминистки, пытаясь конкурировать с мужчинами, принимают их способы борьбы, становятся мужеподобными и таким образом увеличивают, а не уменьшают

мужеподобность мира.


Теория «обрамления» является усовершенствованным вариантом теории «определения повестки».
Она говорит, что власти не надо даже повестку определять пункт за пунктом, а достаточно ограничить ее, и это уже ограничивает свободный выбор достаточно, чтобы добиться стационарной нереволюционности населения.
Так, все этнические проблемы необходимо решать в рамках существующих границ государств.
Или, в случаях скрытого обрамления, очень близкого к определению повестки, представьте себе типичный американский книжный магазин, где есть двести тысяч томов различных писателей, но все это писатели триллеров.
Иначе говоря, свободным поиском в этом магазине никто и никогда не набредет на Шекспира.
Есть еще один способ понимания теории обрамления: социальный заказ брамляет продукт мышления и тем самым предопределяет границы мышления.
Рынок.
Социальный заказ - это импульс к производству, данный извне.
Так, в случае этого эссе социальным заказом является концепт будущего.
Этот концепт может быть недостаточно интериоризирован для исполнителя, и тогда процесс его интериоризации будет воздействовать на конечный продукт.
Другими словами, вместо того, чтобы анализировать способы предсказания будущего, исполнитель может быть психологически вынужден пойти по пути попытки сделать понятие будущего своим, и тем самым его эссе будет не чистым продуктом, а упражнением на тему, как если бы оно было посвящено средствам предсказания будущего.
Пример социального заказа - тема диссертации, никогда не выбранная в свободе творческого порыва, но всегда продиктованная институциональной системой науки.
Так, люди посвящают тонны творческих усилий, чтобы анализировать концепты, которые при критическом независимом отношении вообще могли бы быть отброшены, как несущественные или ведущие не туда, куда надо.
Как, например, глобализация, или предотвращение конфликтов.
Эти искусственные или неинтериоризированные в критическом сознании исследователя концепты становятся исходной точкой для построения исследования, а также его ограничителем, и при помощи творческого усилия приобретают весомость, интериоризируются, и в конце концов глобализация или предотвращение конфликтов происходят также и в большом мире - становятся явлением.
Американская культурная позиция в принципе отрицает необходимость творческого автора в социальных науках, заменяя его профессионально функционирующим членом команды.
При таком раскладе даже хорошо, что тема не выбрана личностью и не интериоризирована, потому что конечный продукт не сможет быть авторским, а следовательно, отклоняющимся от стандарта, а только лишь усилит воздействие существующих теорий, базируясь на них и делая один маленький, незаметный шаг "вперед" (прогрессизм, закон имманентного саморазвития), вместо того, чтобы критически отбросить их и сделать большой, революционный шаг непонятно куда.
Таким же обрамителем, как неинтериоризованные концепты, в древней Армении являлись рамки куска камня, которому предстояло стать хачкаром.
Так как камень был один, и быть может единственный на всю жизнь, варпет

пытался вложить в него все свое желание творчества, и в результате



орнамент становился чересчур многослойным и тяжелым.
Слишком много содержания в ограниченной форме, где многие слои содержания становятся лишними из-за невозможности (материальной или политической) их осмыслить и оценить.
Тот же эффект имеют и мусульманские орнаменты, а также суфийские стихи, и любые другие результаты эзотерического и мистического творчества из-за внешнеположенных ограничителей, таких, как жанр, политическая или религиозная цензура, шантаж, обычай, и т.п.
Те же самые процессы постепенного усложнения объяснения действия власти наблюдались в теориях пропаганды и рекламы.
В пятидесятые годы Жак Эллюль в своем трактате "Пропаганда" определил основную разницу между тоталитарной пропагандой и другой, общей для всех обществ.
Тоталитарная пропаганда, как волшебная пуля, имеет целью подчинить свою мишень и заставить ее сделать то, что она бы иначе не сделала.
Так как это трудно, тоталитарная пропаганда должна опираться на террор прямого подчинения методами физического насилия.
Но, если этот террор оптимален, то тоталитарная пропаганда вообще не имеет необходимости быть последовательной, и успех тоталитарного общества определяется тем, насколько эффективно подчиняются подданные каждому решению власти независимо от того, соответствует ли это решение доктрине, провозглашенной заранее.
Т.е. подданные должны подчиняться взаимно противоречивым решениям, и пропаганда ( точнее, степень ее несоответствия - противоречия диктуемому поступку) становится только способом измерения того, насколько эффективно это подчинение, нежели методом подчинить, как таковым.
Концепты, спущенные извне, помогают оформить, но также и фальсифицируют исследование.
Они помогают начать говорить.
Потому что иначе непонятно было бы, с чего начать и где остановиться.
Но они случайны для свободного творчества исследования и насилуют его путь.
Но в любом обществе есть также и другой, более базовый слой пропаганды, а именно традиции, ритуалы, обычаи и все остальные способы добиться самовоспроизведения общества, которые в принципе преследуют ту же цель - исключить свободное волеизъявление индивидуума во имя самосохранения гомеостаза общества.
Эта пропаганда особенно важна в нетоталитарных обществах, потому что иной там нет.
Так как в Америке полицейских мало, принцип несовершения преступления должен быть индоктринирован в семье и школе.
Для этого семья и школа пропагандируют, что каждый должен следить за каждым и при малейшем сомнении докладывать.
Докладывается обычно не возможное преступление, а необычное поведение - необычное согласно мировоззрению докладчика.
Этот вид самопропаганды и самовоссоздания общества Эллюль назвал «социологической пропагандой».
Такое же развитие прошла и реклама.
Сначала она концентрировалась на том, чтобы доказать потенциальному потребителю нужность товара, и побудить его (ее) купить товар.
Со временем, однако, нужность сменилась роскошностью.
Потребитель уверен, что данный продукт он приобрел не потому, что он нужен, а потому, что он роскошен.
Нужность товаров отодвинулась на задний план и пропала: ничего действительно нужного приобрести практически невозможно.
Ничего такого, что создало бы привязанность между личностью и товаром после того, как он приобретен: эфемерный имидж товара существует только до момента приобретения.
Удовлетворение, как в сексе без любви, достигается в момент приобретения, нежели дальнейшего использования.
Дальнейшие отношения с товаром напоминают отношения с надоевшей проституткой, услуги которой уже были оплачены: избавиться бы побыстрее, забыть и пойти охотиться за чем-то другим.
Более того, если раньше реклама исходила из мифа, что производится то, что нужно потребителю, то теперь она исходит из постулата, что надо продиктовать и внушить потребителю, что это нужно.
Огромное большинство товаров, таких, как Макдоналдс или Барби, выпускаются потому, что они создали себе потребителя.
Поэтому человек, который точно знает, что он хочет купить, должен быть миллионером, чтобы иметь возможность индивидуального заказа.
Индивидуальный заказ в век массового потребления становится самым дорогим удовольствием в развитых капиталистических обществах.
К той же категории маркетинга относится и "встроенная устареваемость товаров" - т.е. качество, которое позволяет производителю быть уверенным, что покупатель купит то же самое, немножко измененное, еще и завтра.
Это касается машин, электроники, мебели, домов, туфель, одежды, всего того, что традиционный человек привык покупать нечасто и надолго: они специально сделаны плохого качества, чтобы быстро износиться и превратить человека в покупателя вновь. (12)
Оценивая самопонимание теорий социальных конструктивистов, можно отметить, что в процессе развития они мудреют.
Конструктивисты отмечают также мудрение и самоусложнение других эмпирических теорий, однако, как уже отмечалось, это внутреннее самоусложнение не дает качественного результата из-за дисциплинарных границ и невозможности (если не запрета) оценить результаты трудов в смежных дисциплинах.
Социальные конструктивисты изучают не отдельные факты, а условия, делающие возможными целые созвездия фактов.
Между эмпирическими теориями среднего ранжира (которые воссоздают капитализм) и критическими глобальными проектами ( которые, по Попперу, неизбежно приводят к тоталитаризму), социальные конструктивисты занимают важную, но противоречивую нишу тех, кто понимает, что к чему, но часто не имеет возможности или не находит убедительных средств, чтобы объяснить это другим.



Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   26   27   28   29   30   31   32   33   34


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница