1. Законы поведения общества? А. Если бога нет?


Конструктивисты против эмпириков, или вместе снафу? (10)



страница30/34
Дата30.07.2018
Размер1.12 Mb.
ТипЗакон
1   ...   26   27   28   29   30   31   32   33   34
7. Конструктивисты против эмпириков, или вместе снафу? (10)
Итак, почему-то мотивы поступков очень многих людей в последние века предопределяются не только и не столько их личными интересами, но также и интересами, которые они чувствуют по отношению к общности, с которой себя идентифицируют.
При этом имеются в виду не технические интересы, такие, как интерес рабочих поднять зарплату, а метафизические, такие, как судьба народа.
Социальные конструктивисты, подчеркнув, что такого рода интересы во многом конструируются сознательными и бессознательными поступками личностей, одновременно не посмели предложить положительной модели будущего, которую стоило бы всем "хорошим людям мира" начать конструировать, взявшись за руки (как предлагали все их идеологические предшественники).
Это было данью историческому времени ( 20 век - век разочарований и крематориев), а также признаком того, что они попытались усвоить хотя бы те методологические достижения либеральных эмпириков, которые они считали стоящими - ироничное неверие эмпириков в успех глобальных коллективистских проектов, странным образом выродившееся в веру в "конец истории", пропогандируемую большивиками с Уолл-стрит.
Где глобальным коллективистским проектом становится глобальный индивидуалистский проект, который предполагает, что человечество достигнет гармонии, когда все люди станут рациональными максимизаторами своих эгоистических стремлений.
Т.е. живи как живется, так как все идет к лучшему в этом лучшем из миров.
Таким образом, вместе с глубокими принципиальными различиями между этими методами мышления и подходами к общественным проблемам, одновременно их взаимное влияние становится правилом.
Кстати, эмпирики тоже приспособили многие конкретные концепции конструктивистов к своим нуждам.
«Эмпирически достоверная» часть утверждений конструктивистов эмпириками не отрицается и берется на вооружение, проникает в учебники.
Подобным же образом, вопрос гендерного или расового дисбаланса решается количественно, нежели качественно.
Вместе с тем противостояние продолжается.
Эмпирики по самой своей сути не желают задаваться трудными вопросами и трудноразрешимыми проблемами, особенно теми, за изучение которых не платят.
Эмпирики разделяют мир на фальшиво-четко разграниченные секции профессий и дисциплин.
В итоге они, не зная того, дуплицируют собственные достижения в ряде смежных сфер.
Чтобы избежать этого, они создают междисциплинарные подходы, которые напоминают мичуринские опыты, так как одна методологически несостоятельная дисциплина пытается использовать достижения другой, столь же методологически несостоятельной.
Наконец, эмпирики отмежевываются от философствования и гуманитаризма и трубят о превосходстве точных наук.
Соответственно они могут быть интерпретированы как все еще верящие в основном во всеобщий прогресс, моделируя его на примере технологического прогресса.
Естественно, в результате они постоянно попадают впросак, будучи используемы силами, заинтересованными в научном оправдании своих способов накапливать барыши.
И будучи резко критикуемыми группами интересов, которые противостоят этим силам, такими, как феминисты, друзья животных, экологи, и т.д.
Они готовы перенять все то, что социальные конструктивисты могут им предложить, при условии, что корень их эмпирической веры останется незыблем: мир (и общество) познаваемы «извне».
На эмпирики могут быть еще более «неверующими» в пользу познания, чем любые другие.
Начиная с Юма, самые значительные эмпирики объявили, что не внешний мир познаваем, а только наше восприятие его.
Вещь в себе так и остается за скобкой, и нам дана только вещь, как она есть для нас.
Самое интересное, что даже эти хитрые эмпирики останавливают свое диалектическое мышление перед следующей стеной: передаваемость - необходимый атрибут познания.
Так вот, когда мы регистрируем наше познание - впечатление о мире, что передается другим?
Впечатление о впечатлении?
Тень тени? (Платон-Хайдеггер).
Т.е., в конечном итоге, есть ли это "мы", которое регистрирует свое восприятие мира?
Эта линия рассуждений сводит на нет ту маленькую пользу от познания, которая оставалась бы после компромисса в том, что мы познаем вещь для нас, нежели в себе самой.
Поэтому эта линия рассуждений очень не модна: эмпирики или останавливаются до этого и просто не заботятся, какое впечатление будет оставлять их впечатление о мире, или ...
Самые умные из них - выбирают некую позицию бессмысленной рыцарственности: "Мы знаем, говорят они, что все, что мы делаем, это сотворение мифов.
И все же, мы будем продолжать это делать и притом в жанре, который претендует на большее, нежели сотворение мифов - на отражение реальности, как будто ничего не случилось".
Как мухи об стекло.
Отчаянно, как Сизиф: мы знаем, что это бессмысленно, и все же мы это делаем - а вдруг какая-то польза выйдет?
Как говорил герой последнего фильма Тарковского, надо делать что-то в одно и то же время, каждый день на протяжении всей жизни, скажем, поливать засохшее дерево, без надежды, без смысла.
Точно также, можно и в туалет ходить в один и тот же час, каждый день на

протяжении всей жизни.


Цикличность ритуала, его равность самому себе субституирует иначе отсутствующий смысл жизни - а там, глядишь, и чудо произойдет - засохшее дерево зацветет вновь.
Так, традиционная противоречивость и героическая безнадежность западного либерального сознания смело оставляет концы своих противоречий неулаженными.
Это достойно уважения, когда это искренне.
Но чаще всего это - не искренняя вера в то, что так надо, а позиция, зависящая от плательшиков.
Если объявить, что познание не есть таковое, или что мы не знаем, каким образом оно происходит, т.е., что никаких научных методов познания все еще нет, и бабушкино предсказание не менее, если не более, научно, чем все статистические методы вместе взятые - то плательщики просто перестанут платить.
И мир тогда кардинально изменится, в том числе и судьба тех, кому платят за профессиональные познания и предсказания.
Если у социальных конструктивистов нет положительной модели будущего, и они скептики, то эмпирики или не верят во всеобщую положительную модель, и тогда они циники, или верят слишком наивно.
И тогда они или просто недалекие (во что трудно поверить, и если это так, то это неинтересно), или еще более циничные манипуляторы, чем предполагалось вначале.
Очень распространенное обвинение.



Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   26   27   28   29   30   31   32   33   34


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница