1. Проблема возникновения философского мировоззрения, его специфические особенности



страница47/62
Дата10.03.2018
Размер1.17 Mb.
1   ...   43   44   45   46   47   48   49   50   ...   62
28.Учение Г.Спенсера об эволюции.

Герберт Спенсер (англ. Herbert Spencer; 27 апреля 1820, Дерби — 8 декабря 1903, Брайтон) — английский философ и социолог, один из родоначальников эволюционизма, идеи которого пользовались большой популярностью в конце XIX века.

Эволюцион́изм (эволюционная школа) — направление в социальной антропологии, этнологии и этнографии, культурологии, сторонники которого предполагали существование универсального закона общественного развития, заключающегося в эволюции культуры от низших форм к высшим, от дикости к цивилизации и т.д. Главная идея эволюционистов заключалась в убеждении о полном тождестве исторических путей разных народов. А историю эволюционисты рассматривали как сумму независимых эволюций единичных элементов культуры и социальной структуры. Во взглядах Спенсера соединились эволюционизм, принцип laissez faire и концепция философии как обобщения всех наук, а также другие идейные течения его времени. Отсутствие систематического образования и нежелание изучать труды предшественников привели к тому, что Спенсер черпал знания из тех источников, с которыми ему случилось познакомиться.

Центральной идеей всего его творчества была идея эволюции. Под эволюцией он понимал переход от неопределенной, бессвязной однородности к определенной, связной разнородности. Спенсер показал, что эволюция есть неотъемлемая черта всего окружающего нас мира и наблюдается не только во всех областях природы, но и в науке, искусстве, религии и философии. У Спенсера выделено три вида эволюции: неорганическая, органическая и надорганическая. Надорганическая эволюция – это предмет социологии, которая занимается как описанием процесса развития общества, так и формулировкой основных законов, по которым эта эволюция протекает. Строение общества он сравнивал с биологическим организмом: отдельные части являются аналогом отдельных частей организма, каждая из которых выполняет свою функцию. Он выделил три системы органов (социальных институтов) – поддерживающую (производство), распределительную (коммуникация) и регулятивную (управленческая). Любое общество, чтобы выжить, должно приспосабливаться к новым условиям окружающей среды – так происходит естественный отбор. В ходе такого приспособления происходит все более сильная специализация отдельных частей общества. В результате, как и организм, общество эволюционирует от более простых форм к более сложным.

Используя для исследования социального развития понятия биологической эволюции (это получило название социал-дарвинизма), Спенсер во многом способствовал популяризации идей «естественного отбора» в обществе и «борьбы за существование», которые стали почвой для «научного» расизма. Другой важной его идеей было выделение двух исторических типов общества – военного и промышленного. Тем самым он продолжил традицию формационного анализа общественной эволюции, заложенную Анри Сен-Симоном и Карлом Марксом. Для обществ военного типа, по Спенсеру, характерна борьба за существование в форме вооруженных столкновений, заканчивающихся порабощением или уничтожением противника. Кооперация в таком обществе является принудительной. Здесь каждый работник занимается своим ремеслом и сам же доставляет произведенный продукт потребителю. Постепенно общество растет и происходит переход от домашнего производства к фабричному. Так возникает новый тип общества – промышленное. Здесь тоже существует борьба за существование, но уже в форме конкуренции. Этот вид борьбы связан со способностями и интеллектуальным развитием индивидов и приносит в итоге выгоду не только победителям, но и всему обществу в целом. Данное общество базируется на добровольной кооперации.

Большой заслугой Спенсера стало признание того, что процесс эволюции не прямолинеен. Он указывал, что промышленный тип общества может снова регрессировать в военный. Критикуя популярные социалистические идеи, он называл социализм возвращением к принципам военного общества с характерными для него чертами рабства. 


 Герберт Спенсер (1820-1903) - английский философ и социолог, один из родоначальников позитивизма, основатель "органической" школы в социологии. Позитивизм Спенсера - агностицизм и феноменологизм в вопросах философии мировоззрения плюс стихийно материалистический подход к наукам. Вот, например как Спенсер ставит вопрос о соотношении религии и науки. Основной постулат здесь: "знание не может монополизировать сознание" - пишет он в своих "Основных Началах" об основаниях широкого распространения верований. О науке Спенсер говорит так: "наука - высшее развитие общественного знания; бессмысленность предрассудка направленного против нее в том, что, отвергая науку, можно отвергнуть с ней и все знание".

Нельзя сказать, где кончаются указания здравого смысла и начинаются обобщения науки. Практика - убедительное свидетельство ее истинности. Если же и религия, и наука имеют основания в действительном положении вещей, то между ними должно существовать основное согласие. Наиболее отвлеченная истина в религии и таковая в науке должны быть тем, в чем обе стороны согласны.

Это есть конечный факт нашего познания.

Главная установка философии - примирить веру и знание на почве агностицизма. Признание невозможности ответа на основной вопрос бытия ни со стороны науки, ни со стороны религии примиряет их. В конечном счете познание исчерпывается феноменологией. По мнению Спенсера, сфера познаваемого - проявление неведомой абсолютной силы, поэтому наиболее общие истины из области общей философии, должны формулироваться в понятиях вещества, энергии, движения, силы. Таким образом, мы подошли к главному для философии Спенсера вопросу об эволюционизме, его месте в теории систем и в спенсеровской "органической теории общества".

1. "Повсюду, в общем и частном, перераспределяется материя и движение."

2. "Это перераспределение - эволюция, когда преобладают интеграция материи и рассеяние движения; - разложение, когда - поглощение движения и дезынтеграция материи." То, что Спенсер здесь называет эволюцией близко к понятию самоорганизации в современной физике и биологии. Речь идет об эволюции отдельно взятой системы, или выделенной подсистемы (если ставить акцент на слове выделенной, как в этом случае доктрина метода может определять выводы - слишком очевидно), а не об ансамбле систем взятых в одинаковых внешних условиях при условии подозрения на существование сильных взаимодействий между ними.

3. "Эволюция простая - процесс интеграции не осложнен другими процессами."

4. "Эволюция сложная - рядом с первичными изменениями от бессвязного состояния к связному, существуют вторичные изменения, вызванные несходством в положении различных частей агрегата." Иначе говоря, перераспределение ролей, которое в общем случае зависит не только от каких-то направляющих, внешних по отношению к системе сил, но и от "взаимной договоренности" частей системы: равноправные по началу части, пользуясь одинаковыми алгоритмами поведения, могут пойти по разным, качественно разным путям развития, в дальнейшем направляя друг друга. Здесь встает до сих пор нерешенный наукой вопрос о соотношеннии ролей случайных и детерменированных процессов в момент потери симметрии и вопрос о полной обратимости происходящего.

5. "Вторичные изменения совершают превращения однородного в разнородное."

6. "Интеграция в частном и общем соединенена с дифференциацией. Это делает изменение не переходом от однородности к разно- родности, но от неопределенной однородности к определенной разнородности. Возрастание определенности сопровождает возрастание разнородности везде и во всем." Это тезис о единстве интеграции и дифференциации в естественнонаучной интерпретации этих понятий. О неопределенности однородности хотелось бы заметить, что однородное состояние обладает более высокой симметрией.

7. "Перераспределение сохраненного движения (как и перераспределение материи) тоже становится более определенным и более разнородным." С современной точки зрения - оно становится все более самоопределнным, что не означает - определенным для нас. Зная все о столкновении молекул, мы тем не менее пользуемся для термодинамических расчетов моделью газа, где столкновения предполагаются полностью хаотичным процессом. Термодинамика говорит нам в этом случае все о том, как система ведет себя в целом и ничего о том, что происходит внутри.

8. Причины, делающие "неизбежным это перераспределение, одной из фаз которого является эволюция (это тезис о неизбежности)",

таковы:

9. "Неустойчивость однородного." Превращения, отсюда вытекающие, таковы:

10. "Разложение следствий. Каждая часть массы подразделяет и дифференцирует действующую на нее силу, а каждая вызванная этим перемена дает начало новым переменам. Их размножение становится тем больше, чем разнороднее становится агрегат." Но с переходом к структурообразованию, надо заметить, новый порядок требует иных критических условий, поэтому многие "перемены" на каком-то этапе будут релаксировать, о чем будет сказано далее.

11. Этим причинам возрастания дифференциации способствует то, что Спенсер назвал "разделением", - "процесс, стремящийся разъединить разнородные единицы и соединить однородные, постоянно обостряя и делая более определенной дифференциацию." Ему, в известной мере, мы этого уже коснулись, противостоит то, что Спенсер назвал "равновесием".

12. "Равновесие - конечный результат превращений, испытываемых развивающимся агрегатом. По пути к окончательному равновесию процесс может пройти через переходное состояние уравновешивающих движений, но состояние покоя для неорганических тел и смерть для органических - необходимый предел всех перемен, составляющих эволюцию." Это не следует воспринимать как отличие неорганического мира от органического, скорее, это говорит об их общем происхождении, об универсальности законов природы, в том и другом случае.

13. "Разложение - процесс обратных изменений, которым подвергается каждый развивающийся агрегат. Из-за неуравновешенности внешних сил, исчерпаемости среды каждая система может быть разрушенна заключенным в ней движением." Даже протоны когда-нибудь распадутся.

14. "Этот ритм эволюции вечен и всеобщ. Каждая из чередующихся фаз господствует в известный момент в одном месте, в известный, в другом." Кажется, что этот пункт совершенно избыточен в системе. Как нам тогда относиться к эволюции вселенной как целого? Существу- ют ли тогда другие вселенные, "в другом месте" или в другое время, тоже не снимает вопроса о существовании эволюции сверх- вселенной, которая их объединяет. Придется тогда согласиться с тем, что вселенная - это то, что мы видим, то есть лишь то, что может влиять друг на друга и ничего больше (это называется замкнутость). Тогда остается вопрос: может ли во вселенной появиться что-то, чего не было известно заранее, до рождения вселенной, - а это относится и к нашим мыслям о ней.

15. "Все явления суть неизбежные последствия сохранения силы в ее формах движения и материи." Надо сказать бывают и другие проявления "силы" - симметрия, например.

16. "То, что остается количественно неизменным, но вечно меняет свою форму под чувственными проявлениями, то превосходит чело- веческое познание и понимание и есть незнаемая и непознаваемая сила, которую мы должны считать беспредельной в пространстве и не имеющей ни конца ни начала во времени." Имеются в виду законы природы, для которых, разумеется, пространство и время - всего лишь вспомогательные понятия, и то лишь в наших формулировках этих законов. Именно в последнем смысле следует говорить об их "непознаваемости", в том смысле, в каком метод познания предполагает метафизическую доктрину, которая, порой отрицая право на самосомнения познающего, заранее определяет выводы.

Итак, в эволюции Спенсер выделил следующие основные моменты: переход от простого к сложному (интеграция); переход от однородного к разнородному (дифференциация); переход от неопределенного к определенному (возрастание порядка). «Что такое социальная эволюция?» - ставит вопрос Спенсер. И отвечает на него в том духе, что социальная эволюция есть прогрессивное развитие общества по пути его усложнения и совершенствования деятельности социальных институтов, прежде всего политических. Он показывает объективную обусловленность социальной эволюции потребностями людей. Это, пишет он, наблюдается во всех областях общественной жизни, в том числе в области развития государственной власти. «Правительственная эволюция является результатом социальных потребностей. ... Конституции не создаются, они сами вырастают», - утверждает он, подчеркивая обусловленность развития политических процессов потребностями и интересами людей.

С точки зрения Г. Спенсера, в процессе социальной эволюции увеличивается значение коллективной деятельности людей и разного рода социальных институтов. Он писал: «Прогресс в человеческих обществах всегда происходит в направлении поглощения индивидуальных действий действиями корпоративных органов». В ходе социальной эволюции, совершающейся совместными усилиями людей разных поколений, изменяются многие функции общества, которые в свою очередь «возрастают в размере, в разнообразии, в определенности и сложности».

Г. Спенсер далек от фаталистического понимания эволюции как абсолютно неподвластной человеку. Напротив, он постоянно подчеркивал, что социальная эволюция совершается людьми в процессе их деятельности, ставил и решал вопросы мотивации социального поведения и деятельности людей. Более того, он заявлял, что общество не будет развиваться, если не создать условия для нормальной физической и духовной деятельности индивидов. В то же время каждый гражданин должен смотреть на себя с точки зрения не только объективной исходя из своих желаний и стремлений, но и объективной, понимая свое место в обществе как «одной из многочисленных общественных единиц». Как член общества он должен действовать в направлении улучшения социальной жизни, альтруистические действия так же необходимы, как и эгоистические.

После знакомства с философией эволюции Спенсера сразу же возникает множество вопросов. Во первых, Спенсер имеет в виду микроэволюцию - эволюцию системы внутри самой системы. Мы с удивлением не находим у него развития столь модных после Дарвина идей о роли конкуренции (внутревидовой и межвидовой) в эволюции видов. Следует признать, что Спенсер первый ввел этот новый язык в натурфилософию - язык микроэволюции, то что сейчас в эру Пригожина называется синергетикой (от греч. "совместное действие" - термин придуманый Хакеном). Именно развивая этот новый язык Спенсер смог сказать так много нового для своего времени.

Но наука говорит на языке математики, поэтому потребовалось время для того чтобы научная мысль смогла выйти на этот уровень и уточнить многое, сказанное Спенсером. Можно даже сказать, что спенсеровский эволюционизм перед современной наукой выглядит как детский волчок рядом с циклотроном. Это не умаляет заслуг Спенсера перед философией. Внеся свой вклад в создание языка философии ХХ века, Спенсер открыл новый его источник на поле естественных наук.

Другой вопрос, который не должен был быть отложен нами при об ращению к Спенсеру как к философу, - это вопрос о месте законов природы в его картине мира. Имеют ли они собственную эволюцию? Действительно, основные моменты переходов между этапами эволюции по Спенсеру, их скорость, а также основные вопросы внутренней устойчивости промежуточных состояний определяются вне рамок эволюционных законов Спенсера (перед Спенсером таких целей не стояло), а законами природы. Отсюда возникает вопрос, что же есть философия Спенсера как не попытка узнать новое о законах природы, привлекая их к построению философской системы, пользуясь таким свойством философской системы как стремлением к логической законченности, пользуясь этим как методом познания. И такая возможность - заслуга философии и ее вклад в естественно- научный метод познания.

Философия Спенсера конечно не претендовала на то чтобы физики обсуждали законы природы на ее языке, а не на языке математики, а биологи использовали структуру ее планов эволюции для построения принципов таксономии или описаний живых сообществ. Но социологические науки сразу же стали претендовать на эволюционизм как на метод в социологии, пользуясь его широко заявленной всеобщностью. В.С.Соловьев обращаясь к Канту как к основателю теоретического подхода в нравственной философии в своей работе "Нравственный смысл жизни в его предварительном понятии" по проблеме всеединства добра называл спенсеровский метод анализа нравственных данных не иначе как "эмпирические осложнения натуральных фактов".

"Органическая" теория общества Спенсера не отличалась особой оригинальностью, спекулируя на крайне идеалистическом понимании сил общественного развития, признавая, что такой сложный организм как общество "живет не хлебом единым", фактически строилавсю теорию по образу эволюции "агрегатов", каковыми для Спенсера были неорганические тела и простые живые организмы, считая в данном случае движущими силами не законы природы, а загадочные сверхестественные силы. Агрегатами же должны были быть общественные классы и институты власти, взаимодействующие подобно органам в живом организме, определяя и развитие друг друга, и смерть всей системы. Спенсер считал социальные революции необходимым и естественным процессом смены фаз развития общества.

Обобщение же подобного взгляда может потребовать отказа от идеи свободы воли в жизни человека. Действительно, процесс "дифференциации" здесь может постепенно захватывать все более частные стороны жизни, равновесие же, наступающее в конце, отменяет свободу воли полностью.

Простой перенос идей Спенсера для объяснения всего современного социума конечно невозможен. Это всего лишь один из языков, один из уровней рассмотрения, и на своем уровне - это очень сильный язык в чем заслуга Спенсера как философа. Сила в философии - очень хорошее знание своих границ. Однако, возможно объяснение некоторых макросов экономической системы. Необыкновенно дальновидный гений Спенсера, как человека стоящего у истоков современного естественнонаучного языка, не ставил перед собой задачу создания некоего сверхобъемлющего метаязыка для описания эволюции систем вообще. Кто знает, может наша вселенная открыта по отношению к привнесенному в нее извне смыслу, тогда создание такого метаязыка - неразрешимая задача, вселенная знаний может оказаться критичной к такой постановке вопроса в рамках позитивизма.
29.Гносеологические воззрения Г.Спенсера. Учение о «познаваемом» и «непознаваемом». 
Ключом к его системе объединенной науки является работа «Основные начала» (First Principles, 1862), в первых главах которой утверждается, что мы ничего не можем знать о последней реальности. Это «непознаваемое» выходит за пределы научного исследования, а религия просто пользуется метафорой, чтобы хоть как-то его представить и иметь возможность поклоняться этой «вещи в себе». 

Спенсер исходит из деления мира на Познаваемое и Непознаваемое (в этом смысле его философия может быть понята как упрощённая модификация учения И. Канта. Познаваемое - "мир явлений", Непознаваемое - "вещь в себе"). Наука, по мысли Спенсера, способна познавать лишь сходства, различия и др. отношения между чувственными восприятиями, но не может проникнуть в сущность явлений. С этой точки зрения "...материя, движение и сила лишь символы неведомого реального" ("Основные начала"). Непознаваемое выступает у С. как "первоначальная причина", в признании наличия которой сходятся наука и религия (см. там же).



Исходным пунктом в метафизике Спенсер является проведение границ между областью, подлежащей нашему ведению и доступной научному познанию — Познаваемым и областью безусловно недоступной нашему научному познанию, но составляющей объект религии — Непознаваемым. Антитеза между Познаваемым и Непознаваемым у Спенсер опирается на признании относительности нашего познания. Первобытные религиозные формы (фетишизм, политеизм) являются выражением убеждения, что тайна Непознаваемого легко разрешима, но чем более развивалась религиозная мысль человека, а параллельно ей и область научного знания, тем более становилось ясным, что Непознаваемое отделено от нас абсолютной гранью, ибо самая коренная сущность нашего знания заключается в том, что мы все познаем в отношении к другому. Пытаясь мыслить что-нибудь безотносительно, мы неизбежно запутаемся в противоречиях. Будем ли мы, например, рассматривать мир, как нечто самосотворенное или самосуществующее или созданное посторонней силой, например личным актом божественной воли — мы во всех трех случаях придем к неразрешимым противоречиям. Атеизм, пантеизм и теизм, как гипотезы, объясняющие сокровенную сущность и происхождение вселенной, одинаково логически несостоятельны. Равным образом мыслить о пространстве, времени, движении, как о свойствах сущности вещей, значит неизбежно приводить свой ум к неразрешимым противоречиям. Так, например, если мы будем обсуждать вопрос, делима ли материя до бесконечности или нет, то оба возможных решения этого вопроса натолкнут нас на неразрешимые противоречия. Если материя делима до бесконечности, то для её деления потребовалось бы бесконечное время, что невозможно. Если материя не бесконечно делима, то, значит, ее можно свести к элементам, которые никакая мыслимая сила не может разделить, что также недопустимо, потому что заставляет нас предполагать бесконечно большую силу. Ввиду того, что абсолютное не поддается никаким конечным определениям нашей мысли, оно есть Непознаваемое и может быть лишь объектом религиозной веры, как бесконечная таинственная сила, лежащая в основе всего мирового процесса в корне, как материальных, так и духовных явлений. Между религией и наукой может установиться надлежащий modus vivendi, если религия откажется от претензий делать понятным разуму и приписывать конечные определения абсолюту, который не укладывается по самой своей природе в рамки конечной, относительной человеческой мысли; наука же, считая непознаваемым абсолютное, должна тем не менее признавать самое его существование. Непознаваемое, как бесконечная могучая сила, лежащая в основе мира явлений — Познаваемого, относится к нему как причина к следствию; при наших попытках объяснить себе, при помощи конечных категорий нашего разума, сущность этой абсолютной силы мы неизбежно запутаемся в противоречиях, но самый факт существования её остается фактом, хотя непонятным нашему разуму, но доступным нашему чувству: мы непосредственно ощущаем, что за миром относительным, познаваемым скрывается некоторая безотносительная реальность, существующая помимо нашего сознания и обуславливающая все содержание нашего опыта. Уверенность в ее объективном существовании опирается на веру. Разграничив таким образом область непознаваемого — веры, от познаваемого — области знания, Спенсер пытается установить общие свойства последнего. Философию Спенсер понимает как знание наивысшей общности. Отдельные науки представляют собой отчасти объединенное знание, философия же есть вполне объединенное знание.

32.Основные концептуальные принципы философии Ницше: воля к власти, сверхчеловек, вечное возвращение.


Каталог: files -> 9session
files -> №1. Введение в клиническую психологию
files -> Общая характеристика исследования
files -> Клиническая психология
files -> Валявский Андрей Как понять ребенка
files -> К вопросу о формировании специальных компетенций руководителей общеобразовательных учреждений в целях создания внутришкольных межэтнических коммуникаций
files -> Русские глазами французов и французы глазами русских. Стереотипы восприятия
9session -> 1. Китай: Лао Дзы, конфуцианство


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   43   44   45   46   47   48   49   50   ...   62


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница